Забытые герои

27-11-2017, 12:16, Общество [просмотров 508] [версия для печати]
  • Нравится
  • 1

Забытые героиЕго ноябрь 89-го мало чем отличается от ноябрей тысяч других его ровесников. Точно так же как и воспоминания, уже покрытые желто-коричневым налетом и редкими точками плесени, так свойственных прошедшим эпохам, сквозь которые вопреки сроку давности пробивается хор противоречивых голосов вершителей новой истории Южной Осетии, которую негласно принято отсчитывать с холодного, промозглого дня 23-го ноября. Георгию Челдиеву, больше известному как Гелди – обычному цхинвальскому парню с обычной биографией, тогда было около тридцати. Его своеобразный возрастной рубеж молодости и зрелости преодолевался на переломе двух эпох – оставшегося в прошлом благополучия и окутанного шлейфом неопределенности будущего с уже осязаемой тревожностью. Многолетняя война в Южной Осетии в воспоминаниях Георгия – это пестрота героических подвигов и примеров самопожертвования, чувство гордости за современников и боль за тех, кому уже никогда, как ему и другим оставшимся в живых, не будет ни шестьдесят, ни больше… Его воспоминания – отдельная глава в ненаписанной еще книге, сжавшей в переплете множество других повествований и противоречивых страниц новейшей истории, книге с галереей портретов всех тех, кого история народа незаслуженно похоронила под обломками человеческого забвения и равнодушия. Его воспоминания – это живой, эмоциональный, но отчасти скупой монолог очевидца, цельность которого не хочется нарушать даже уместными вкраплениями авторского текста…

Война Георгия началась с утра 23 ноября, когда он вместе с еще двумя десятками друзей-ровесников оказался в, ставшей уже потом исторической, живой цепи, растянутой поперек дороги у въезда в Цхинвал, цепи, ставшей первой преградой для националистов, посягающих на наш древний Цхинвал. Тот день даже спустя двадцать восемь лет Гелди помнит почти в деталях. «В то утро наш «состав» по обыкновению собрался на площади. И тогда у каждого цхинвальского парня была своя тусовка, свой круг друзей. Мы, «площадные» собирались рядом со зданием почты. Здесь же узнали о том, что колонна грузин двинулась из Тбилиси в сторону Цхинвала. Сказать откровенно, осознания серьезности ситуации не было никакого, – рассказывает Георгий, – как и не было никакого конкретного плана. Ясно было только одно – желающих провести митинг в центре Цхинвала пропускать в город нельзя. Ни при каких обстоятельствах. Именно с этими мыслями мы и двинулись к зданию суда»…

Георгий признается, что о событиях того дня всегда рассказывает с большой неохотой. Это потом, спустя много лет спонтанный порыв двух десятков осетин, преградивших путь грузинской многотысячной колонне стал «обрастать» множеством героических участников и фантастических рассказов. А тогда, в преградившем путь ряду не было и двух десятков парней. «Я даже помню всех, кто был в этой живой цепи. Василий Джуссоев, Тимур Цховребов, Ростик Козаев, Солтан Козаев, Коста Цховребов, Ацамаз Харебов, Виталий Габараев (Кирюх), Тото Догузов, Гоча Гобозов, Владимир (Коко) Дзуццов… Все эти ребята далеки от мысли о каком-то подвиге. Именно они, истинные участники того исторического события, много лет остающиеся в тени громких и проникновенных рассказов, не считают свой живой заслон грузинской колонне подвигом. Поскольку, если и говорить о каком-то подвиге в данном случае, то только применительно в отношении целого народа, – считает Георгий. – Поскольку уже спустя полчаса весь Цхинвал, объединенный единым, внезапно захватившим дух патриотизмом был сосредоточен на подступах к городу.

23 ноября просто символичная дата. Это день испытания на прочность, день извлечения урока для осетинского народа, до последнего находящегося под влиянием слабых иллюзий в отношении дружелюбия своих южных соседей. Именно тогда пришло понимание, что быть как раньше уже не может и вся ответственность за судьбу Отечества только на нас самих».

Как-то молниеносно перевернул мой собеседник страницу с числом 23 в календаре своих воспоминаний и воодушевленно приступил к рассказу о других ярких эпизодах в первые дни пробуждения национального самосознания. Живой, преисполненный величия и патриотизма эпизод, связанный с поднятием аланских флагов в селении Нар на праздновании дня рождения Коста – и сегодня вызывает чувство гордости. «Ехали мы отсюда на праздник, как говорится, без намека на какую-либо акцию, – рассказывает Георгий. – Сшитые накануне флаги предусмотрительно «замаскировали» под верхней одеждой. Установка Алана Чочиева была по тем временам «бандитской» – развернуть наши триколоры, поднявшись на возвышенность уже после скопления людей...

Задача была выполнена на самом высоком уровне. С высоты, вглубь всей панорамы ущелья развевалось около десяти аланских триколоров. Руководство тогда еще советской Северной Осетии расценило нашу красивую патриотическую акцию как хулиганство. Был отдан приказ на задержание хулиганов, но пока милиция раскачивалась, мы колонной автомашин с развевающимися флагами двинулись в сторону святилища Уастырджы, что в роще Хетага. Этот день лично в моем внутреннем мироощущении стал переломным, заставившим как-то по-другому посмотреть на собственную национальную принадлежность».

Тот период, без преувеличения, стал временем пробуждения национального самосознания для тысяч осетинских ребят, вынужденных взять в руки оружие под угрозой физического уничтожения своего Отечества. Ребят, в первые же дни вооруженной грузинской агрессии спонтанно объединившихся в отряды самообороны. Таких отрядов, по воспоминаниям Гелди, в первые дни вооруженной агрессии в городе было всего три. Это были боевые группировки, сосредоточенные вокруг своих лидеров – Алихана Пухаева, Гри Кочиева и Владимира (Коко) Дзуццаты. Назвать эти группировки полноценными боеспособными отрядами весьма сложно, – улыбается Георгий, – поскольку оружия не было совсем. Доставалось оно нам весьма сложно. Я думаю, что сегодня уже можно говорить о том, что немало стволов мы заполучили у воинских частей российской армии, расположенных в Цхинвале. Меняли стволы на золото, домашнюю утварь и даже автомашины. Особенно система бартера была налажена у Владимира Дзуццати. Коко за пару лет практически опустошил всю свою квартиру. Добро, нажитое за много лет его матерью Ириной Козаевой за короткое время «уплыло» за ворота верхнего городка. Помню, как мы обменивали у солдат всякие импортные сервизы и столовое серебро, разные вещи домашнего интерьера, которые тетя Ира коллекционировала годами. Вы знаете, видимо, любая другая женщина не позволила бы опустошать свой дом, но Козиан и сама была преисполнена чувством какого-то неимоверного патриотизма и ответственности. Посетует, было, побранится: «Ребята, вы же настоящие грабители! Ничего в моем доме мало-мальски ценного не оставили!». А сама в следующий раз так же безропотно жертвовала очередной вещью из личного «антиквариата»… Доставали оружие кто как мог. Помню, как-то раз Алихан Пухаев попросил меня отвезти его во Владикавказ за оружием. Хотя, «оружие» слишком громко сказано. Две двухстволки и пистолет – вот и все богатство, из-за которого мы преодолели хребет. На вопрос – откуда? Алихан только усмехнулся… Как-то удивительно мастерски добывал оружие и Алан Тасоев, брат Инала Тасоева (Коммуниста), погибшего в первые дни вооруженного противостояния. Мне кажется, преград для этого человека не существовало. Очень жаль, что деятельность таких людей в сложнейшее военное лихолетье предано забвению…

Доставалось нам оружие и в качестве трофеев. Были в «Шанхае» братья Чочиевы, которые так же, как и многие другие защитники Отечества, сегодня незаслуженно преданы забвению. Три брата, объединенные одним прозвищем – Хъæдын. Отчаянные, бесстрашные ребята, с напрочь отсутствующим чувством самосохранения, фактически круглосуточно несущие пост на границе между «Шанхаем» и грузинским селом Никози. Уже не вспомнить, кто, а точнее, что надоумило Хъæдына-младшего пойти на столь откровенную дерзость, но его поход за трофеями во вражеский лагерь был весьма уникален. Дело было близко к полуночи, когда наша группа, расположившись за мешками с песком у костра, в ожидании ежевечерних автоматных очередейиз грузинского села Никози, по обыкновению обдумывала очередные варианты приобретения оружия. Гена Чочиев (Хъæдын) многозначительно улыбнулся и, бросив другому Гене – Джабиеву короткое: «Идем!», с какой-то загадочностью достал из небрежно валявшегося у костра всевозможного деревянного хлама обреченную на сожжение лакированную ножку старого стула. Оба молниеносно растворились в кромешной тьме. Часовое отсутствие и два Геннадия также мгновенно выплыли из темноты. Но уже с «грузом». Оба – обвешанные стволами.

«Вот, принимайте трофеи, – подсветка из желто-красных языков пламени выгодно осветила широкую улыбку Гены Джабиева, – противник тоже слабо вооружен. Это все, что у них оказалось». Дальше был скупой рассказ о том, как ребята прокрались к грузинскому посту на окраине Никози и, угрожая ножкой стула (!) забрали все единицы оружия, которые были у грузин. Стоит ли говорить, что до самого утра с окраины Шанхая доносился хохот?.. И подобных воспоминаний немало…

Это уже потом стали создаваться узаконенные боевые структуры. Вадим Газзаев создает ОМОН, Валера Хубулов – министерство обороны. Но и для вновь созданных официальных структур проблема с оружием была главной. Помнится, Вадим Газзаев продал даже свою личную «Волгу», чтобы приобрести оружие и патроны. Люди были в те годы другие, благородные, не отравленные меркантильностью и жаждой к обогащению. Да какое там обогащение? Никто об этом даже не думал, иначе Республики бы как таковой у нас сегодня не было. Тогда в структуры тоже шли только из чувства патриотизма. Когда я сегодня наблюдаю ОМОН, который насчитывает несколько сотен бойцов, перед глазами проносится картина из далекой зимы 1992 года. Как-то вечером мы с Алиханом Пухаевым поднялись к омоновцам в «Дубовку» из простого любопытства – что же там у них, в новом подразделении. Лютый мороз. Человек шесть в так называемой казарме – сам командир Герсаныч, Джемал Козаев, Гена Джабиев, Владик Джиоев (Басмач) и еще пара ребят. Две старые кушетки, пара автоматов и… решимость, блеск в глазах. Я сегодня часто ловлю себя на мысли, что таких глаз, чистых, искренних, такой мужественности уже нет»…

Слова Георгия пропитаны ностальгией по духу военного Цхинвала. В его рассказе как будто оживают образы из нашего недалекого прошлого. Образы, которых так не хватает сегодня. Этот максимализм, граничащий со своеобразным экстримом, свойственный молодежи начала 90-ых, мог, казалось бы, снести все на своем пути. Мог и сносил. Бесстрашные перед лицом вражеской агрессии наши авторитетные ребята временами, к сожалению, стали проявлять нетерпимость и безжалостность и друг к другу. «За два военных года и последующие три внутренней смуты мы потеряли лучшую свою молодежь, – вздыхает Георгий, – в итоге власть, которая должна была, по сути, возглавлена теми, кто отстоял и защитил эту республику, стали занимать совсем другие люди». Это уже потом, позднее, временно сложив оружие многие из «боевиков» 90-ых прошли в главный законодательный орган Республики. И здесь один из ярких депутатов стал Георгий Челдиев – вечный бунтарь, как его за глаза называли...

Слушая его рассказ о делах минувших дней, на память пришел один эпизод, которым я тут же поделилась со своим собеседником. Осень 2001 года. Сложная общественно-политическая обстановка в республике накануне выборов Президента. Идет сессия Парламента, на которой обсуждается вопрос внесения изменений в «Закон о выборах Президента». На сессии присутствует действующий Президент Людвиг Чибиров. Сложное обсуждение, продолжительный спор. Камень преткновения – вопрос закрепления на законодательном уровне такого новшества как подписи представителей каждого кандидата в Президенты на избирательных бюллетенях. И вдруг на весь огромный Органный зал «разоблачительная» фраза: «Если меня сегодня убьют, то это будет заказ действующей власти», – концовку громкого заявления депутата Челдиева заглушила волна различных возгласов и выкриков из зала… Уже потом, интересуясь причинами столь резонансного заявления, журналисты узнали, что именно Георгий Челдиев был инициатором и главным лоббистом этой нормы, все же вписанной в закон. На вопрос, как и почему появилась идея с подписями, которая уже фактически много раз позволила южным осетинам провести демократические выборы без всяких подтасовок, Георгий с нескрываемой гордостью говорит, что автор идеи был далеко не он. Получив подсказку от известного юриста Арона Пухаева, он, как депутат, просто принципиально настаивал на изменениях в законе, заручившись поддержкой большей части Парламента, который на тот момент находился в открытой оппозиции к действующей власти. «Если бы не эта норма, которая фактически не позволяет подтасовать итоги выборов, в Республике сложно было бы избежать узурпации власти, поскольку, как показывает практика, уходить в конце своего срока ни один Президент не хотел, – рассуждает мой собеседник и сразу же переводит разговор в первоначально обозначенную тему. – Вот согласитесь, что мы стали забывать наше недавнее героическое прошлое. Мы предаем забвению имена тех, благодаря кому эта Республика состоялась. Большинства людей, заложивших основы Республики и ее отстоявших уже нет в живых, но и «уцелевшие» защитники Отечества отодвинуты от общественно-политических процессов. Каждая власть старалась избегать нашего присутствия, каждая власть держала нас на расстоянии, возможно, из боязни, что мы можем спросить, а вы, собственно, кто, ставшие случайно министрами и важными чиновниками? И где вы были, когда здесь земля под ногами горела? Мне кажется, вы не напишете все это, но я все же скажу. Я знаю людей, которые в девяностые, да и позднее, когда решался вопрос существования Южной Осетии, демонстрировали чудеса героизма и бесстрашия, которые подорвали свое здоровье и положили лучшие годы своей жизни на алтарь свободы. Это далеко не пафос. Но я знаю и другую сторону жизни этих людей. Знаю, что большинство из них сегодня за бортом благополучной жизни. Знаю, что многим из нашего поколения попросту стыдно выходить на улицу. Стыдно от бедности и невостребованности. Но все же надеюсь, что ситуация изменится и эти люди получат хоть небольшие социальные гарантии от государства, которое они создавали и с оружием защищали... Не жалея себя…

Рада Дзагоева

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Популярно