Юго-Осетинский Государственный университет в воспоминаниях выпускников

30-10-2017, 15:00, Общество [просмотров 81] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Юго-Осетинский Государственный университет в воспоминаниях выпускниковЗ.Л. ДЖИОЕВА, выпускница ЮОГПИ 1977 года

В 1972 году я стала студенткой историко-иностранного факультета Юго-Осетинского Госпединститута. Нас было 20 человек на курсе. Первые дни мы как-то несмело выходили в коридор, жались к стенкам. И, тем не менее, нельзя было не обратить внимание на непривычно огромную стенгазету, яр­кую, живую, полную фотографий. Как оказалось, это был маршрут летнего похода студенческого клуба «Аполлон». Башни, склепы, горные сёла, люди в них живущие – мы слов­но побывали в небольшом путешествии по горному Ирыстону. Тут и аполлоновцы подоспели, заметив наш интерес к стен­газете. Это были Лариса Челехсаева и Люда Тибилова. Долго агитировать нас не пришлось. Придя на первое заседание, нас полностью покорила Тамара Николаевна Шавлохова. Так мы стали аполлоновцами. С этого дня началась наша сту­денческая жизнь. Мы изучали историю, искусство, писали доклады, делали сообщения, готовили встречи, вечера. А ле­том уходили в походы, прикасались к истории родного края. В походах укреплялась дружба, чувство локтя, ответствен­ность за каждого, за свои действия. Всё это каждый, кто хоть раз побывал в походе, пронёс через годы.

Мы жили своим институтом. Любили его, любили и ценили своих преподавателей. В первый наш студенческий день занятия вела Зинаида Сослановна Валиева. Интересная, стройная, элегантно одетая, она покорила нас своей интелли­гентностью, высокой культурой, прекрасным английским, прекрасным русским. Понятно, что мы учились у неё не только английскому.

Образцами для подражания, несомненно, были для нас Циала Михайловна Шахпаронова, Зема Соломоновна Джиоева – обаятельные, красивые, высокообразованные. Очаро­ванные ими, мы учили язык и старались быть немножко по­хожими на них.

А когда входил в аудиторию Павел Васильевич Догузов, ректор института (а приходил он, в силу своей занятости, с опозданием и от двери начинал читать лекцию), мы замира­ли. Представительный, всегда в белоснежной рубашке, при галстуке, он имел привычку по-барски открывать ногой дверь, что нам нравилось необычайно. Копировать его мы, конечно, не смели, но в глубине души восхищались и понима­ли, что ему, Павлу Васильевичу, какие-то вольности, в отли­чие от нас, позволены. Навсегда запомнилась его «Екатери­на Вторая» с ударением на первом слоге, возможно для того, чтобы подчеркнуть лишний раз её значимость.

С большой теплотой вспоминаем Анатолия Владимиро­вича Александрова, преподавателя педагогики. Он очень ува­жительно относился к каждому из нас. А некоторые его вы­сказывания стали для нас афоризмами. В последний день се­местра он со словами «океан наилучших пожеланий вам» прощался с нами и как-то по-детски махал нам рукой.

Не забыть нам и работу в научно-студенческих кружках. Мы участвовали в научно-студенческих конференциях Су­хумского, Батумского, Кутаисского, Телавского, Горийского, Тбилисского пединститутов, Северо-Осетинского госуниверситета. В свою очередь к нам ежегодно в мае тоже съезжались гости. Вот тут и комитету комсомола, активу приходилось мобилизовать все свои силы, знания. Ректорат предоставлял нам самостоятель­ность и поле деятельности. Мы встречали гостей, размещали, решали проблемы питания. Старались заполнить свободное время интересными мероприятиями – встречами, диспутами, экскурсиями, дискотеками. Завершалось это мероприятие большим банкетом (который, кстати, готовили тоже мы, сту­денты). Неизменным, ярким тамадой бывал Павел Василье­вич. И это тоже было для нас уроком. Уроком уважения к гостям, такта и внимания, когда осетинский этикет прояв­лялся в каждом слове, в каждом жесте.

Мы активно интересовались урожайностью фруктовых садов колхозов и совхозов Южной Осетии, но отнюдь не по причине заинтересованности в повышении благосостояния области. Тогда нас, студентов, волновало другое – заберут нас на сбор яблок или нет? Если «да» – значит, нас ждёт ме­сяц жизни в колхозе, смех, шутки и веселье, а больше всего нас, как нормальных студентов, радовало то, что не надо бу­дет ежедневно зубрить английский, или же разбираться в причинах многочисленных революций, войн. Но уже на мес­те, когда отгружались тонны собранных нами яблок, прихо­дило чувство, что и мы где-то нужны, полезны.

…Нам есть, что вспомнить. Всего не напишешь. Науками мы, тем не менее, овладели, а некоторые достигли больших высот. Это – Алеся Джиоева, профессор МГУ, автор ряда научных работ; это – Мурат Джиоев, кандидат исторических наук, возглавляющий переговорный процесс; это – Станислав Кочиев, спикер Парламента двух созывов; Ирина Прокопенко, заведующая одной из городских библиотек, заслуженный деятель культуры РЮО; Галина Джиоева, замдиректора Бесланского проф­техучилища и др. Все, кто учился с нами, достойно представ­ляют свой институт, свой народ, свою Родину. Годы учёбы в Юго-Осетинском Госпединституте нам не забыть, как не за­быть и тех людей, которые учили нас, у которых учились мы.

 

П.И. ХОЗИТЫ, журналист, выпускник ЮОГПИ 1983 года

Вспоминая свои студенческие годы в Юго-Осетинском Госпединституте (что случается довольно часто), меня порой охватывают смешанные чувства: этот беззабот­ный и светлый период моей жизни буквально в деталях на­столько активно и трепетно живет в памяти, что иногда думаешь – а закончилось ли вообще мое студенчество? Может быть, оно продолжает жить своей собственной жизнью и на­ходится где-то рядом? С другой стороны, вполне отчетливо осознаешь, что с момента окончания родного вуза, с 1983 го­да, прошла целая эпоха. И хотя на дворе уже XXI век, все же эта эпоха не столько категория временная, сколько миро­воззренческая.

До скуки спокойная и тихая цхинвальская жизнь расколо­лась в одночасье. Она взорвалась с такой силой, что заставила забыть все, кроме освободительной войны, кроме мысли о сопротивлении ради простого и естественного желания – не оказаться под властью грубой воли, не стать рабами силой навязываемой чужеродной идеологии. Я горжусь тем, что мои преподаватели, в отличие от своих коллег по ту сторону, достойно вынесли все испытания, не сорвались на истериче­ские крики, не опустились до клеветы и прямых оскорбле­ний. Они были и остались настоящими интеллигентами. Я горжусь тем, что в основном моему поколению выпала честь взвалить на себя самую тяжелую долю ответственности – от­стаивать интересы Отечества.

К великому сожалению; многие наши выпускники погиб­ли от рук агрессоров. Молодые, здоровые, умные, добрые наши ребята. Они даже не успели влиться в Сопротивление, не успели узнать, что же стало с их любимой Родиной. Не без гордости говорю и о том, что многие выпускники тех лет и сегодня управляют республикой, продолжают отстаивать не­зависимость Южной Осетии.

Кажется как-то необычным, что я и все мои сверстники, спустя более 20 лет вдруг оказались ровесниками, а то и старше наших многих преподавателей 80-х годов. И с этой «высоты» вдруг становятся очевидными и понятными на­стойчивые призывы наших наставников к тому, чтобы мы, в конце-концов, были образованными людьми. Не раскрою никаких тайн, но все же повторю, что только образованность в любом разумном мире была и остается ключом к построе­нию цивилизованного общества. Необразованность ведет к одичанию общества, к его разрушению. И хочется в этой свя­зи подчеркнуть, что в благородной памяти студентов, прежде всего, остаются те преподаватели, которые были требова­тельны, которые настаивали, чтобы мы понапрасну не рас­трачивали драгоценное время, которые говорили нам, что именно сейчас необходимо закладывать базу профессиональ­ных знаний, что в значительной степени означает и форми­рование морально-нравственных основ. Здесь трудно кого-то выделить особо. И все же среди этих бескомпромиссных доброжелателей хочется вспомнить фамилии тех, кого уже нет среди нас. Это – Юрий Иосифович Ершов, Маргарита Георгевна Ованова, Софья Григорьевна Джиоева, Русудан Георгевна Мхеидзе... Пусть простят меня те, чьи фамилии я упустил. Светлая им всем память.

Вуз только тогда выполняет свое истинное предназначе­ние, когда в нем царит культ знаний и когда эта традиция продолжается десятилетиями, столетиями. Мне повезло – в Юго-Осетинском Государственном педагогическом институте я учился в тот период, когда там царил культ знаний. Повсеместно. Но мне кажется, что особенно это чувствовалось на гуманитарных факультетах – филологическом и историко-филологическом. В начале 80-х они, может быть, поэтому и считались наиболее престижными. При институте работал факультет обществен­ных профессий (ФОП), который, без преувеличения, сыграл важную роль в формировании и раскрытии так называемых непрофильных наклонностей. В качестве живого примера могу назвать себя – посещая эти курсы, я решил стать журна­листом и ничуть об этом не жалею.

Агрессия 90-х годов, несомненно, разорвала многие свя­зующие цепи и традиции главного светоча знаний Южной Осетии. Однако вуз выстоял, встал на ноги, продолжает вы­полнять свою архиважную и благородную миссию. Огромное спасибо всем тем, кто не дал погибнуть вузу в тяжелых испы­таниях войны, кто верил и продолжает верить в его будущее. Это, конечно же, прежде всего, сам профессорско-препода­вательский состав. Всем им низкий поклон.

 

С некоторых пор Пединститут переименован в Универси­тет. Он стал главным вузом независимого Юго-Осетинского государства. Этот статус, без сомнения, накладывает особую ответственность на тех, от кого зависит будущее Университета, потому что только образованное и духовно богатое поколение может построить независимое государство.

 

Желаю процветания Юго-Осетинскому Государственно­му университету. Здоровья, успехов, мира и счастья всем тем, кто преподает знания и мудрость сегодня и тем, кто это бу­дет делать в дальнейшем, всем студентам, которые учатся се­годня и будут учиться впредь.

 

Р.П. КУЛУМБЕГОВ, кандидат исторических наук, выпускник ЮОГУ 1986 года

Учеба в Юго-Осетинском Госпединституте (ЮОГПИ) остается самым ярким воспоминанием моей молодости. Впрочем, слово «учеба» не совсем верно, если говорить о годах, проведенных в стенах этого учебного заведения. Здесь было многое: и посещение лекций, и научная работа, и общественная деятельность, и трудовая практика. И, конечно же, юношеская влюбленность.

Поступил я в институт в 1981 году, на историко-филологический факультет. И уже с первых занятий стало очевидно ревностное отношение преподавателей к приоритетам студентов. Филологи считали, что особое внимание должно отдаваться русскому языку и литературе, а историки полагали, что только исторические науки могут быть основой понимания мира. На фоне этой борьбы и единства противоположностей, выражаясь языком классика, мы и осваивали специальности.

Историко-филологический факультет, по определению, должен был готовить преподавателей истории и русского языка для общеобразовательных школ Южной Осетии. Однако по факту его выпускники пополняли ряды научного сообщества, партийного и комсомольского актива. Немало было в числе выпускников этого факультета и будущих журналистов.

Как для каждого студента, для меня ЮОГПИ – это, прежде всего, преподаватели. Каждый из них отметился в моей памяти своей эрудированностью, лекторским мастерством, добрым отношением к студентам. Филологи составляли значительную часть преподавательского коллектива на факультете: М.Ованова, С.Джиоева, И.Гассиева, Р.Остаева, М.Парастаева, Э.Гассиева, Ю.Ершов и др, «Историческое сообщество» представляли Л.Чибиров, Т.Шавлохова, Е.Джиоева, А.Чочиев, Л.Басаев, Г.Гатикоев и др. Каждый из этих преподавателей имел свой стиль подачи лекционного материала.

Но особо мне хочется выделить Павла Васильевича Догузова. Это был прирожденный лектор, скажу даже больше – оратор. Хорошо поставленный голос, четкая дикция, образность речи – все это завораживало до бесконечности. Импонировало в нем и то, что он был одним из немногих преподавателей, которые не читали свои лекции с листа. Были лишь небольшие листочки, на которых обозначались только тезисы текущего лекционного занятия.

Но была у него еще одна особенность: П.Догузов одинаково проникновенно читал лекции, было в аудитории тридцать человек или только три. Как-то раз большую часть нашего курса забрали на общественное мероприятие для массовки, в аудитории осталось только трое студентов, чтобы лекция не была сорвана. И Павел Васильевич прочитал лекцию с таким же воодушевлением, как и при полной аудитории.

Научная работа составляла значительную часть жизни студента. Именно в эти годы профессор Л.Чибиров буквально силой заставил меня заниматься этнографией, хотя у меня самого душа больше лежала к общественной деятельности. Работа в активе институтской комсомольской организации тогда казалась мне более перспективной. Однако житейский опыт и мудрость Л.Чибирова позволили мне выбрать правильный ориентир в жизни.

Научные студенческие конференции становились хорошей площадкой для реализации исследовательского потенциала каждого студента. Часто студенты выезжали на научные конференции в Тбилиси, Владикавказ, в северокавказские республики.

Еще одна сторона жизни студента – участие в работе студенческих клубов. А таковых в стенах ЮОГУ было немало: «Аполлон», «Прометей», «Алан»… Я сам был в числе участников клуба «Аполлон», но только в части проводимых им заседаний. Наибольшей привлекательностью для студентов пользовались походы членов клуба по горам и весям Осетии и Кавказа. В течение всего лета ребята, возглавляемые Т.Шавлоховой, покоряли горные перевалы и вершины. В это же время начинались и мои походы в горы, но их география ограничивалась исключительно населенными пунктами, где я собирал живой этнографический материал.

В жизни студентов были не только лекции, общественная работа, но и трудовой семестр. Осенью студенты были заняты на полях и в садах Цхинвальского района, помогая убирать сахарную свеклу и яблоки. Умелые в деревенской жизни юноши направлялись на сенокос в горы.

Практиковалось участие студентов в работе строительных отрядов, как в самой автономной области, так и за ее пределами: Ставропольский и Краснодарский край, Болгария.

Все эти добрые воспоминания в прошлом… Сегодня иные времена. С одной стороны, я завидую новой генерации студенчества – они живут в эпоху свобод, отсутствия идеологических догм, с другой, – вижу, что многие добрые традиции студенчества утрачены. И все же я уверен, что и коллектив, и студенты Юго-Осетинского государственного университета им. А.Тибилова, создавая новый по уровню образования и по духу высшее учебное заведение, будут бережно сохранять и продолжать традиции этого старейшего центра образования и науки нашей страны.

 

М.М. ПАРАСТАЕВА, доцент кафедры русской и зарубежной литературы, выпускница ЮОГПИ 1974 года

«Цель – не само счастье, а дорога к нему», – писал неиз­вестный древний мудрец. И уж воистину всякая проверенная временем мысль, становясь аксиомой, становится и судьбой каждого из нас. И тогда каждый, проживший совместную ис­торию с другими своими соратниками, получает высокую честь соавторства. Воспоминания о том, какова была дорога к цели обыкновенного студента, безусловно, должны быть интересны по многим причинам. Но первая из них – уни­кальное свидетельство о том, какой человеческий и интеллек­туальный материал концентрировался в недрах Юго-Осетинского Государственного университета за его историю существования.

Как сегодня вижу яркий, сочный первосентябрьский день и нас, стайку первокурсников, безумно счастливых и гордых от того, что мы студенты ЮОГПИ. Мы были теми самыми немно­гими избранными, которым повезло проторить свою дорогу к цели в том далеком 1969 году. Судьба нам позволила пережить редкую минуту триумфа – когда и цель, и дорога к цели, и сча­стье обретения и того и другого пульсировали в унисон в юных сердечках новых покорителей науки. Факультет был классиче­ский и сложный – историко-филологический.

Как богов, нисходящих к нам с самого Олимпа, воспри­нимали мы своих замечательных преподавателей. Сейчас понимаю, насколько молодыми были они для тех знаний, что приносились ими в аудитории. Затаив дыхание, мы вслушивались в перипетии судеб героев древнего мира (А.М. Дулаев), средних веков (Л.А. Чибиров), древнерусской литературы (Р.В. Прилипко). Можно ли забыть минуты восторга от того, как Павел Васильевич Догузов превращал в яркие картины бесконеч­ную вязь триумфов и потерь истории СССР. А какой бездонной оказывалась информация Тамары Николаевны Шавлоховой, которая живописала новейшую ис­торию без шпаргалок и так, что казалось – и ты герой этих сюжетов.

Великолепными были выверенные, бесподобно аргумен­тированные лекции Маргариты Георгиевны Овановой! Лю­бой значительный ВУЗ гордился бы таким профессионалом-лингвистом. Незабываема очень колоритная и непредсказуемая Со­фья Григорьевна Джиоева, курировавшая самую сердцевину русской литературы. До сих пор слышу их голоса, вижу их абрис в коридорах нашего университета…

Удивительно, воспоминания – это все-таки мир зыбких и нередко стёртых или искажённых вольными человеческими перифразами эпизоды жизни. Но первое чувство ликующей сопричастности, с которым я, семнадцатилетняя девочка, пе­реступила порог своего пединститута, осталось со мной на­всегда и сопровождает каждое первое сентября вот уже бо­лее сорока лет.

И в этом временном локусе бесспорно молодыми навсегда остались ушедшие из жизни Юрий Иосифович Ершов, Русудан Георгиевна Мхеидзе, Елизавета Ивановна Цховребова и др.

К сожалению, только в памяти поколений 60-х ,70-х, 80-х остаётся бесподобная импозантность тех, кто вернулся жи­вым после Великой Отечественной. Подтянутые, в меру су­ровые и ироничные, они вызывали единодушное благогове­ние студентов. И не только студентов! Восхищение и почти­тельность всегда присутствуют в тональности тех, кто был знаком с Константином Григорьевичем Дзасоховым, Ильёй Эдуардовичем Гассиевым, Магрезом Фёдоровичем Парастаевым...

Без патетизма, который был бы понятен всем моим коллегам, при­шедшим работать в ЮОГУ вослед своим родителям, могу сказать: имя моего отца, Магреза Фёдоровича Парастаева, действенно до сих пор. Его помнят ещё живые друзья-фронтовики, освобождавшие Керчь, Тирасполь, Варшаву, Берлин. И те, с кем в монолитном строю чеканил отец брусчатку Красной Площади на Параде Победы в 45-ом году! Но не меньшие регалии присуждены ему благодарностью студентов или тех начинающих молодых учёных, которым Магрез Фёдорович помог удержаться по дороге к выбранной цели.

К сожалению, значителен и пласт грузинских учёных, име­на которых сейчас в позорном списке врагов Осетии, также в своё время обязанных М.Ф. Парастаеву своими учёными сте­пенями. Отец глубоко страдал от этого предательства.

Хорошо помню, как он, председатель Совета ветеранов ЮО, в трудные боевые дни 90-х был опять на передовой. Это ли не упрёк беспамятству тех бывших воспитанни­ков, кто молчаливо потворствовал грузинскому фашизму?! Отец и здесь преподал урок небывалой духовной стати.

Чему удивляться – наша интеллигенция была носителем духовной самодостаточности и креативности нации всегда. И неустанно приучала поколения молодых достойному соот­ветствию всем жизненным перипетиям.

Надо отдать должное их прозорливости и гражданской целеустремлённости. Кто бы мог подумать, например, что студенческий клуб, созданный молодой Тамарой Николаев­ной Шавлоховой, станет со временем почти единственным форпостом идеологической цельности нашей молодежи, эта­ким бифуркатом всего лучшего, что рождалось в интеллекту­альном пространстве за последние десятилетия. Воистину, все ве­ликое просто… Превратилась в памятник тетрадка, исписанная убористым почерком студентки, готовящей по заданию Тамары Николаевны одно из первых заседаний клу­ба: мне поручили сделать сообщение о художниках Возрож­дения Джотто и Мазаччо. Тогда я понять не могла, зачем ищу о них материал. Теперь только ясно: так началась моя инициация. Скольким позволила инициировать себя с миром вечных, непреходящих категорий Т.Н. Шавлохова, подсчи­тать уже невозможно, ибо этим и в этом почти полвека живет весь народ Южной Осетии! Виват Вам, дорогая Тамара Ни­колаевна!

В моих воспоминаниях и яркая Фатима Петровна Пухаева, курировавшая комсомольские дела вуза. Она фонтанировала идеями. И нас заражала. Это она заставила нас быть автора­ми уникальной дружеской встречи с актерами Северо-Осетинского драмтеатра, который прошел в банкетном зале студенческого общежития. Тогда это был роскошный боль­шой зал со сценой. Довольные и счастливые оставляли свои автографы в наших записных книжках великий Б.Тхапсаев, народные и заслуженные артисты России Суанов, Гогичев, Дзиваев, братья Кумалаговы и другие.

Но вот проходят годы и уходят из жизни друзья и знако­мые, учителя и однокурсники! А во время войны 90-х мы ста­ли терять учеников и студентов. И в памяти проспективной оказывается, что это были лучшие люди в твоей судь­бе, что это они были соавторами самых красивых страниц твоей жизни!

Только вот удивляет и воодушевляет единственное, что по-прежнему не меняется: каждый новый учебный год ви­жу нарядных и таких же важных и значительных, как мы то­гда, первокурсников. С удовольствием наблюдаю, как во время переменок между лекциями сбиваются в энергичные стайки молодые и красивые, очень одарённые наши дети, и понимаю одну непреходящую истину: Юго-Осетинский Уни­верситет – едва ли не единственная возможность удержать молодёжь в границах нашей Республики, привязать её к род­ной земле!

Абсолютно убеждена, наш университет – самое значи­тельное составляющее национальной идеи во все времена, особенно в тревожные годы истории республики. И я склоняю голову в благоговении перед теми, кому будет принадлежать будущее нашего университета, и перед теми, деятельность которых послужила безупречным фундаментом в его эволюции.

Воспоминания подготовлены по материалам юбилейного вузовского издания

 

Юго-Осетинский Государственный университет в воспоминаниях выпускников
Юго-Осетинский Государственный университет в воспоминаниях выпускников
Юго-Осетинский Государственный университет в воспоминаниях выпускников
Юго-Осетинский Государственный университет в воспоминаниях выпускников
 

Юго-Осетинский Государственный университет в воспоминаниях выпускников
Юго-Осетинский Государственный университет в воспоминаниях выпускников
Юго-Осетинский Государственный университет в воспоминаниях выпускников
Юго-Осетинский Государственный университет в воспоминаниях выпускников
 

Юго-Осетинский Государственный университет в воспоминаниях выпускников
Юго-Осетинский Государственный университет в воспоминаниях выпускников
Юго-Осетинский Государственный университет в воспоминаниях выпускников
Юго-Осетинский Государственный университет в воспоминаниях выпускников

 

 

 


 

 
 
 
 
 
 
 
1. Один из первых профессорско-преподавательских составов пединститута. 1939 год

2. Военная подготовка студенток. 1941 год.

3. Отличники ЮОГПИ. 973 год.

4. Джаз-бенд ЮОГПИ. 1962 год.

5. Кандидаты исторических наук Р.Кочиев и Р.Гаглоев. 1979 год.

6. На лекции профессора Л.А. Чибирова. 1982 год.

7. Васо Абаев в гостях у студентов ЮОГПИ. 1983 год.

8. Многонациональный ЮОГПИ. 1984 год.

9. Соревнование сандружин. 1985 год.

10. Студенческий клуб «Аполлон». Покоренная вершина. 1984 год.

11. Уборка яблок студентами ЮОГПИ. 1987 год.

12. Студенты-косари

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Популярно