Южная Осетия и беглая статистика личных имен

7-11-2016, 15:01, Общество [просмотров 1160] [версия для печати]
  • Нравится
  • 2

Южная Осетия и беглая статистика личных именРано или поздно перед каждой семьей возникает вопрос выбора имени для ребенка, одни подходят к этому вопросу серьезно, другие же верны пословице, что не имя красит человека. Тем не менее, в деле выбора имени в осетинском обществе есть свои особенности. Учитывая патриархальный уклад жизни осетин, имена для детей в основном выбирали отцы, деды, нередко уважаемый человек из рода, фамилии. Подобное положение вещей в основном сохранилось и сегодня. Но сказать, что мама ребенка не имела право голоса, будет тоже не совсем верным. Это, к примеру, отчетливо видно и из произведения классика осетинской литературы Сека Гадиева «Азау», когда выбиралось имя для новорожденного Таймураза.

Вообще, принято считать, что собственные имена редко кому нравятся – так уж получается, что мы их выбираем не сами. Что же касается истории, то наречение собственных имен в Осетии проходило несколько этапов. К примеру, поколение, ушедшее на Великую Отечественную войну, преимущественно нарекали именами, перенятыми из России. Любопытный странник и ныне заметит, что памятники погибшим и пропавшим без вести на фронтах Великой Отечественной войны пестрят именами Владимир, Михаил, Григорий, Василий… или женскими – Люба, Нина, Маруся, Света и т.д. Национальных имен, скажем, из Нартского эпоса – Уырызмаг, Сослан, Ацамаз, Батрадз и др. среди ветеранов войны фактически не встретишь. И не потому, что славные имена прошлого «не котировались». Просто в те годы, даже за таким, казалось бы, незначительным фактом, как придание имени ребенку, представители «братской» Грузии, сначала в царской России, а после в СССР, тщательно следили, и, как следствие, на разных уровнях ответственные товарищи (в частности отделах ЗАГСа) «предлагали» менять национальные осетинские имена на грузинские, или, в крайнем случае, на русские. Такой вот эпизод «культурного геноцида». Стоит ли говорить, что большинство при таком выборе отдавало предпочтение русским именам. Тем более, что при их перестроении на осетинский лад, ударения переносились на последний гласный звук и их порой уже невозможно было узнать (Лади, Жора и т.д.). Позже появляются необычные аббревиатурные имена с политико-классовой ориентацией: Мэлс (Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин), Вилен (Владимир Ильич Ленин), Ким (Коммунистический интернационал молодежи), Вилорд(ВладимирИльичЛенинорганизатор рабочегодвижения), Донара (Дочь Народа) и т.д. Уже ближе к середине прошлого века, когда негласная хватка союзной Грузии в этом плане поослабла, снова «просачиваются» национальные имена – Ахсар, Уырызмаг и т.д. К этому времени бытует и практика, когда ребенку давали две имени, одно из них знали все, второе имя фигурировало только в документах. Старшее поколение такой подход объясняли не симпатиями сразу к двум именам, а зачастую соображениями защиты от злых сил «хӕйрӕг ӕй ма базона». Такими же соображениями руководствовались родители называя свое чадо, к примеру, Саукуыдзом. Обычен был и момент, когда ребенку давали имя близких родственников или друзей, в том числе безвременно ушедших. Или, скажем, есть семьи где, к примеру, имя деда, передается «по наследству» с чередованием уже далеко не одним поколением. Отдельным пунктом можно выделить, когда детям дают имена прославивших Осетию людей, будь то олимпийский чемпион, известный научный деятель, успешный политик, бизнесмен или же выдающийся человек из фамилии, рода. Реже, но, тем не менее, встречаются на юге Осетии имена европейских правителей – Ричард, Генрих, Людвиг, правда в сочетании с осетинской фамилией тандем этот звучит все еще непривычно. Отдельный пласт имен вошел в обиход из кинематографа: Болливуда, латиноамериканских мыльных опер, позже голливудских мелодрам.

В период Отечественной войны 1989-2008 гг., особенно в начале противостояния, национальных имен становится намного больше. Возможно, тем самым наши сограждане еще больше выражали свой несгибаемый нрав. В тяжёлые 90-ые во время развала Советского Союза, когда все привычные устои рушились, а в Южной Осетии к этой проблеме еще и добавилась грузинская агрессия, в Осетии стали рождаться Аланы, Сарматы, Сосланы, Арианы, Аланки… Многие доходили до фанатизма и давали детям имена Ирмӕт, Ирыстон, Иртох...

В последние годы также можно отметить положительную динамику в этом вопросе, наблюдается рост национального самосознания. В детских садах полно Барсагов, Арсенов и Сосланов. Родителям новоиспеченного чада зачастую уже мало привычных национальных имен, и в поисках исключительных «нетиражируемых» имен для своих детей они не ленятся покопаться в литературе или же попросту идут «в науку». Найти оригинальное национальное благозвучное имя – задача не из простых. Так получилось и в жизни, скажем, Бала Бестауты, экс-депутата, и одного из борцов национально-освободительного движения 90-ых годов, который после двух своих первенцев Зарины и Алана, в последствии имена выбирал с ориентиром на историю.

Оригинальные и непривычные имена скифских царей и их приближенных тогда были чуть ли не единственными в Республике. «Мне помогала выбрать имя сотрудник НИИ, ныне покойная Замира Дмитриевна Цховребова. Мы обращали внимание не только на звучание, но и на жизненный путь и судьбу исторической личности и после этого я уже принимал решение», – рассказывает Бала Бестауты. Теперь имена из славного прошлого не редкость, и в Цхинвале, скажем, Масая далеко уже не только Балаевна. Семей с подобным настроем, кто решил дать новую жизнь старым именам, не мало. К примеру, в семье Бекоевых-Кокоевых двое из троих детей носят национальные имена – дочку величают именем скифской царицы Анисӕт, сына назвали именем нартовского Айсана. «Нашему примеру последовала семья деверя – у них Бега, Майра, Цӕрай, а мой брат Батрадз своих детей назвал Масая и Арсӕг», – рассказала Тамара Кокоева.

Национальные имена в Цхинвале сегодня остаются востребованными родителями. Особенно мужские. По данным Министерства юстиции за последние десять лет в нашей стране мальчиков в основном называют осетинскими именами – Алан и Аслан, которые вместе с Артуром, Георгием и Давидом, входят в пятерку самых популярных имен. С девичьими именами такой картины пока не наблюдается. Национальные имена, конечно же, набирают популярность, но статистически пока не входят в первую пятерку. Здесь, по данным Минюста, «царство» Викторий, Елизавет, Милан, Марий и Анн. Любопытно, но по данным информагентств, приблизительно такая же картина складывается и на севере Осетии. Среди самых популярных мужских имен лидируют национальные, чего не наблюдается с женскими именами. Но то, что национальные имена, в особенности Нартского эпоса, занимают постепенно свои законные места, однозначно. Причем эта тенденция независимо друг от друга наблюдается и на юге и на севере Осетии.

Фатима Плиева

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Апрель 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 

Популярно