Иуане Æгъуызаты. Чтобы помнили

3-06-2016, 13:51, Общество [просмотров 1514] [версия для печати]
  • Нравится
  • 2

Иуане Æгъуызаты. Чтобы помнилиВ сквере у церкви Пресвятой Богородицы в столице Южной Осетии Цхинвале состоялось торжественное открытие памятника известному осетинскому просветителю, Иуане Æгъуызаты (Габараты).

На церемонии открытия бюста присутствовали спикер Парламента Республики Анатолий Бибилов, заместитель Председателя Правительства Южной Осетии Эрик Пухаев, работники министерств и ведомств, а также представители научной и творческой интеллигенции Республики. На открытие памятника приехала делегация из Северной Осетии: творческая интеллигенция и представители фамилии Габараевых.

Сопредседатель Союза писателей Осетии Мелитон Казиты рассказал о жизни и творчестве Иуане Æгъуызаты (Габараты). «Мы гордимся, что Иуане был осетином, ведь не в каждой нации встречаются такие легендарные личности, – отметил Казиты. – Иуане прославил не только фамилию, но и весь осетинский народ. Его труды неоценимы для языка и культуры. Иуане был не только просветителем, он был мудрым и почитаемым человеком».

Секретарь Аланской Владикавказской Епархии Отец Савва отметил, что Иуане Æгъуызаты для осетин, как для славян равноапостольные Кирилл и Мефодий. «Иуане Æгъуызаты принес в дар осетинской культуре три богатства: перевел подобно Кириллу и Мефодию Евангелие на осетинский язык, Божественную Литургию Святителя Иоанна и создал осетинский алфавит», – отметил священнослужитель.

На церемонии открытия памятника также выступили Председатель Парламента А.Бибилов, представители фамилии Габараевых Севера и Юга Осетии Роланд Габараев и Юрий Габараев и др.

Иуане Ялгузидзе действительно незаслуженно забыт. Сегодня о нем помнят лишь в литературном сообществе, историки и представители самой фамилии. Однако это была настолько разносторонне одаренная личность, что о нем хотелось бы рассказать поподробнее и дополнить некоторые известные факты.

Иуане Æгъуызаты (Габараты) родился в селении Залда Южной Осетии. Окончил духовную семинарию в Тифлисе, владел осетинским, русским и грузинским языками, учительствовал в Тифлисской Духовной семинарии. Осетинский просветитель более известен под фамилией Ялгузидзе, это грузиноязычный вариант родового имени Æгъуызаты.

После присоединения к российской империи Восточной Грузии для Южной Осетии начались непростые времена. Грузинские князьки стали использовать российский имперский военно-полицейский аппарат для того, чтобы установить контроль над селами и ущельями юга Осетии. До этого господство грузинских владетелей над Южной Осетией было номинальным. Лишь изредка грузинские князья, собравшись вместе, организовывали вторжения в осетинские ущелья, добиваясь переменного успеха в ограблении мирных жителей. После вхождения Грузии в состав Российской империи российская администрация вынуждена была опираться на знатное грузинское сословие в деле утверждения в новых землях. Поэтому по понятным причинам в спорах между свободными горцами Осетии и грузинской аристократией имперские чиновники вставали на сторону последних. Но и эта поддержка не была абсолютной, всегда было стремление соблюсти разумный баланс. Тем не менее, захватнические стремления грузинских князей ограничивать не удавалось и это, в свою очередь, вызывало вооруженное сопротивление осетин.

В 1802 году, на следующий год после официального присоединения Грузии к России, имперская администрация была вынуждена содействовать грузинским князьям в «усмирении» южных осетин. Петербург направил в Южную Осетию военную экспедицию во главе с подполковником Симоновичем. Приступив к усмирению Южной Осетии, военное командование, однако, стремилось избежать вооруженного противостояния, пытаясь решить стоявшие перед ним задачи мирными средствами. Для этого Симонович привлек известного общественного деятеля Иуане Æгъуызаты (Ялгузидзе) и осетинских старшин. Они вместе с руководителями военной экспедиции разъясняли свою миссию, целью которой было предотвратить вооруженные нападения на российские войска. Экспедиция Симоновича и осетинские старшины во главе с Иуане Æгъуызаты (Ялгузидзе) побывали во всех обществах Южной Осетии, а также в Туальском обществе Центральной Осетии. Повсюду население принимало присягу на верность России, но требовало прекращения произвола грузинских феодалов в Южной Осетии. Александр I, лично следивший за экспедицией Симоновича в Южной Осетии, был доволен ее мирным исходом. Всех офицеров, принявших в ней участие, император удостоил высших наград, а Иуане выдал золотую медаль…

В 1930 году Иуане Æгъуызаты (Ялгузидзе) умирает во время эпидемии холеры в Тифлисе. У него остались супруга Мария, сын и дочь. В прошении на имя российской администрации о предоставлении его семье пенсии излагаются некоторые сведения об особых миссиях, которые поручались Иуане в Южной Осетии. В документе указывалось:

«Из означенных же четырнадцати документов видно, что первоначально Ялгузидзе, по предписанию бывшего гражданского губернатора, назначен был с князем Давыдовым-Тархановым для исполнения секретного дела, содержание коего в предписании не объяснено. В феврале и марте месяцах 1802 года употреблен был полковником Симоновичем при экспедиции на осетин, живущим по рекам Паца, Большой и Малой Лиахве, а равно и в Арагвском уезде, в коевое время послан был к неблагонамеренным, и в особенности в ущелье Кешельта для увещевания оных и для привода к присяге, за что всемилостивейше был награжден медалью 23 апреля 1802. При приводе к присяге осетин, обитающих в Кавказских горах, на реках: Паца, Большой и Малой Лиахве; моуравств: Карельского и Магландвалетского на верность подданства России, исполнял в мае, июне и июле месяцах разные поручения, проходя для сего через снеговые горы, что значится из аттестата, данного командиром Кавказского гренадерского полка, Симоновичем, 2 августа 1802. От бывшего правителя Коваленского послан был к осетинским народам для вызова старшин их, о чем свидетельствует открытое предписание сему народу, написанное 30 октября 1802 года. Тем же правителем Грузии назначен был к осетинам для наблюдения за порядком 5 января 1803. По случаю деланных осетинами в 1808 году на грузинские селения нападений, от правителя Грузии отправлен был для убеждения их к успокоению. С утверждения главнокомандующего в Грузии генерала Тормасову назначен был под начальство подполковнику Шанше Эристову, определенного к управлению казенными осетинами для соблюдения между ними спокойствия 28 мая 1810 года. Высочайшим указом, состоявшим в 12 день августа 1809 года по представлению главнокомандующего в Грузии генерала Тормасова, за отличное усердие по службе при уговаривании осетин, делавших набеги на Карталинию, повелено производить ему жалование по 120 р. серебром в год, которым и пользовался он до 5 августа 1830 года, т. е. по день его смерти».

Но не менее важна была просветительская деятельность Иуане Æгъуызаты. Осетинская письменность развивалась на основе русской графики. В 1798 году выходит в свет двуязычный словарь-катехизис для желающих учиться книг Божественного Писания, который выпустили священники Гай Такаов и Иван Чепиговский. Одновременно в Осетии шли поиски графических средств, наиболее полно отражавших лексические и фонетические особенности осетинского языка. Пробовались, в частности, графические возможности грузинской письменности. Иван Ялгузидзе на основе грузинской графики сделал попытки адаптации к осетинскому языку церковных текстов.

В 1819 году им был издан осетинский букварь-молитвенник, в котором использовался церковный вариант грузинского письма (хуцури) с добавлением нескольких букв для специфических осетинских звуков. Позднее, в 1820-1824 годах, на этом алфавите было издано еще несколько церковных книг. Этот алфавит, впрочем, не нашел широкого применения.

Опыт Иуане Æгъуызаты (Ялгузидзе) в привлечении грузинской графики в целях развития осетинской письменности применялся и позже. Однако активное вовлечение Осетии в культурную среду России делало приоритетным для осетин русский язык, а вместе с ним и его письменную графику. Значение имело и другое – принадлежность осетинского и русского языков к одной и той же индоевропейской языковой ветви. На основе возрождающейся письменности появлялись, прежде всего, книги религиозного содержания, а также учебные пособия для осетинских школ. Новым являлись переводы государственных актов и привлечение осетинского языка к обслуживанию административно-государственной сферы.

В начале XIX в. происходило дальнейшее совершенствование осетинской письменной культуры. Одним из основоположников осетинской литературной традиции был и Иуане Æгъуызаты. Его литературное творчество недостаточно изучено. Пока исследователи располагают всего лишь одним из его произведений – поэмой «Алгузиани». Поэма представляет собой историко-литературное произведение, посвященное успешным военным походам осетинского царя Алгуза. В ней автор проявил себя в качестве превосходного литературного повествователя, хорошо владевшего историческим материалом.

И. Æгъуызаты являлся выдающимся представителем раннего осетинского просветительства. После него на ниве просвещения и творческой деятельности появилась группа осетинских подвижников. К ним относились священники Алексей (Аксо) Колиев, Михаил Сохиев, дьякон Алексей Аладжиков, учителя Соломон Жускаев, Егор Караев, Георгий Кантемиров и Фома Чочиев. Они были первопроходцами современной осетинской культуры, знатоками осетинского языка, истории и этнографии своего народа. Посвятив себя школьному образованию, эти люди вместе с тем заложили основы научного осетиноведения, изучавшего проблемы истории, языка и культуры осетинского народа.

Таким образом, Иуане Æгъуызаты (Габараев) был человеком, которого мы должны помнить и чтить.

В заключении хотелось бы еще раз вернуться к эпизоду открытия памятника Иуане в Цхинвале. Насколько нам известно, его первоначально планировалось изготовить в полный рост. Однако в результате была установлена точная копия бюста, который стоит во Владикавказе. Что в какой-то мере, возможно, даже символично. Но без ложки дегтя все же не обошлось. Во-первых, на открытии бюста, почему-то не прозвучал тот факт, что на его изготовление и установку Правительством РЮО было выделено из специального фонда 438 тыс. рублей. Столько, сколько требовалось. В итоге, по умолчанию получилось так, что бюст был установлен на средства фамилии Габараевых и Южная Осетия, точнее, руководство страны, тут не причем. Не смогла найти средства для увековечивания памяти своего прославленного земляка. Нехорошо это. Также как и несколько странно было видеть, что освящение памятника проводил северо-осетинский священник. Конечно же, отец Савва тоже наш земляк и добрый пастырь. Но напротив сквера находится главный храм юго-осетинской Аланской Епархии, представитель которой был в числе приглашенных самим Саввой. В итоге получилось, как ехать в Тулу со своим самоваром. И то, что священнослужителя Владикавказской Епархии пригласили представители фамилии Габараевых не оправдание, отец Савва мог отказаться от поездки. Он не мог не понимать, что нарушает, таким образом, церковные каноны. Пусть и при смиренном братском молчании Аланской Епархии нашей страны. А ведь подобное происходит не первый раз. И последнее. Из-за ошибочной формулировки ряда информагентств Иуане Æгъуызаты был представлен как создатель первого осетинского алфавита, что в корне тоже не верно. Он создал осетинский алфавит на грузинской вязи. И в этом есть, согласитесь, серьезная разница. Иуане Æгъуызаты не нуждается в надуманных преференциях, потому что личность эта поистине выдающаяся, требующая еще большего изучения. И увековечивание его в сквере, недалеко от Храма Рождества Пресвятой Богородицы имеет, безусловно, свое символичное значение.

Иуане Æгъуызаты. Чтобы помнили

Подготовил М.Багаев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Ноябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 

Популярно