«Неоязычество» в Осетии как искусственно навязываемая «страшилка»

5-03-2016, 12:49, Общество [просмотров 796] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

«Неоязычество» в Осетии как искусственно навязываемая «страшилка»В настоящее время в российском обществе в отношении Северного Кавказа обозначено несколько проблем: распространение радикального исламизма, сепаратистские тенденции, массовая коррупция, клановость... В последнее время еще одной опасностью для российской государственности на южных рубежах страны назначено неоязычество. Так политологи определенного толка называют традиционные верования. Ну а поскольку все северокавказские республики находятся в ареале влияния ислама, то в качестве единственного центра рассадника неоязычества определяется Северная Осетия и «примкнувшая» к ней Республика Южная Осетия. Ведь считается, что неоязычниками могут быть только жители христианского мировоззренческого пространства.

Современная научная мысль, привыкшая все систематизировать и терминологизировать, дает конкретное представление по этому явлению. Под неоязычеством предложено понимать общенациональную религию, искусственно создаваемую городской интеллигенцией из фрагментов древних локальных верований и обрядов с целью «возрождения национальной духовности». Фактически же, полагают критики, речь идет не о возрождении, а о конструировании идеологической основы для новой социально-политической общности, более соответствующей условиям модернизации. При этом религия нередко понимается как идеология. По мнению неоязычников, предполагается, что сплоченность национальной общности будет тем прочнее, чем больше она будет основываться на общенациональной идеологии, апеллирующей к заветам предков и к самобытности. Определенную роль в развитии неоязычества играет неприятие современной индустриальной цивилизации с ее варварским отношением к природному окружению. Но еще больше неоязычников заботит сохранение традиционной культурной среды, которой угрожают нивелирующие тенденции глобализации. Как правило, неоязычество является сферой деятельности городской, сильно секуляризованной интеллигенции, которая воспринимает религию, прежде всего, как ценное культурное наследие.

С такой трактовкой нового социально-культурного явления отчасти можно и согласиться. Однако никак нельзя принять, например, попытки отнести осетин к язычникам. Что такое язычник? Обратимся опять-таки к научно-методологическому определению термина. Язычество – принятый в христианском богословиии частично в исторической литературе термин, обозначающий традиционные и нехристианские религии. В более узком смысле, язычество – это политеистические религии т.е. система верований, религиозное мировоззрение, основанное на вере в многобожье.

Можно ли назвать язычниками осетин, молящихся единому Богу – Хуыцау (Дунескæнæгæн), обращающихся с молитвой о помощи к его посланнику на землю Уастырджы, чтящих святыни, являющиеся местами поклонения единому Богу и его различным проявлениям, земным и небесным духам (небожителям) в соответствии с установлениями древней религии, восходящей своими корнями в ранний период индоевропейского единства? Не это ли свидетельство существования у осетин именно монотеизма – единобожия, являющегося основой всех аврамических религий?! Или может быть причисление к язычникам является следствием неприятия воззрений тех, кто просто не разделяет символ иной веры.

В определенной мере в сохранении наследия язычества можно заподозрить и саму православную церковь. Чем иначе можно объяснить существование святочных гаданий, колядок, некоторых обрядов и обычаев. А символ язычества – Масленица вообще является календарным праздником в православном календаре.

Порой осетин несведущие люди укоряют в почитании деревьев, каменных развалин. Хотя молящиеся на самом деле обращаются к высшей материи, которая, по их твердому убеждению, обретается и в этих материальных объектах. При этом выбор мест поклонения Богу определяется не субъективным выбором, а фактом проявления в том или ином географическом объекте сакральной сущности. Впрочем, в Осетии святилищ, выполненных в традиционной архитектуре, также немало.

Народ Осетии сохранил традиции и обычаи веры предков, своей национальной религии, имеющей свои истоки в духовном мире древних арийских народов. Осетины через века пронесли свое целостное религиозное мировоззрение, духовную практику, ритуалы, обряды. Как и много веков назад, осетины возносят общественные молитвы к Богу в священных рощах, в сложенных на высотах святилищах-дзуарах. Священная трапеза – «Куывд», три пирога и пиво, приготовленные для обряда молитвы, сакральные жертвоприношения, свойственные нашей традиционной религии, продолжают оставаться наиболее естественной для абсолютного большинства осетин формой религиозной практики. В последние годы все большее число молодых осетин проявляет активный интерес к духовному наследию своих предков, осознает значимость родной культуры и религии. В Северной Осетии, к примеру, официально зарегистрировано несколько религиозных организаций осетинской традиционной веры. Таким образом, многотысячелетняя религиозная традиция осетинского народа получила институциональную форму, которая позволит ей занять достойное место в современном обществе, соответствующее ее значению в духовно-нравственном пространстве осетинской нации.

Зачастую можно встретить мнение критиков, что традиционной религии осетин как таковой в природе не существует, что система традиционных верований есть суть проявления утраченной в прошлом православной традиции. А символ веры осетинских неоязычников, как и религиозная система в целом, мол, не сформулированы и представляют собой достаточно эклектичный набор. Громогласно объявляется, что исповедуемая приверженцами традиционной веры религия является типичным интеллектуальным конструктом и в значительной степени призвана решать задачи национального и даже националистического, а не религиозного характера.

Все эти аргументы спорны. В религиозном пантеоне и сегодня еще, несмотря на тысячелетнюю христианскую традицию в Осетии, сохранились образы традиционных верований: Донбеттыр, Анигал, Тутыр, Фалвара, Сафа, Аларды, Ичъна и др. И хотя порой историческая наука и церковь пытаются расшифровать их в привязке к православным святым, результаты бывают, мягко говоря, неубедительными. В том числе и почитаемые сквозь века святилища Реком и Джеры-дзуар, несмотря на перманентные попытки сделать их христианскими храмами и сегодня являются воплощением традиционных верований осетинского народа.

Здесь бы хотелось сказать о тревожной тенденции, когда представители церкви проявляют излишнюю активность в стремлении «оправославить» места обретения традиционных культов. Мы уже писали о факте, когда святилище «Мад Майрам» в Фиагдонском ущелье Северной Осетии было безапелляционно причислено к православной святыне с последующими сопутствующими практическими действиями провокационного характера. Писали и об итоге подобной «миссионерской» деятельности. Теперь вот, не так давно представитель Русской православной церкви протоирей Василий Шауэрман с одобрением высказался о предложении построить в Роще Хетага в РСО-А православный храм. «Роща Хетага – свидетель чуда, которое совершил Бог по молитве к святому Георгию. Конечно, это место должно быть, в первую очередь, местом молитвенного обращения к Богу и святому Георгию». Вызывает недоумение та готовность, с которой он подхватывает идею «христианизации» не только осетинской священной рощи, но и самого культа Уастырджы. Не отстают от него в этом деле и представители Аланской епархии, которые в прошлом году совершили пастырский обход важнейших святых мест юга Осетии, «застолбив» православным присутствием, в том числе, и древние святилища традиционной веры. И никто не думает, что и на севере и юге Осетии подобное противостояние двух веками мирно сосуществовавших религиозных воззрений искусственно направлено на специально провоцируемый конфликт, подрыв спокойствия в регионе.

Отметим, что Южная Осетия также назначена одним из центров неоязычества. Утверждается мнение, что, несмотря на небольшие размеры молодого государства, религиозная сфера РЮО в последние годы характеризуется заметным усилением неоязыческой составляющей, демонстрирующей тенденцию к стабильному росту на фоне слабости позиций православия и настойчивых попыток проникновения в РЮО радикального исламизма. И что эти процессы развиваются в тесной взаимосвязи с происходящим в Северной Осетии и не могут быть рассмотрены отдельно от них. В этом предположении радует только то, что появилась еще одна общенациональная платформа для объединения разделенного народа.

Сегодня в Осетии главными критиками возрождения традиционной веры выступают люди, не являющиеся коренными насельниками края. У этих людей, по моему мнению, развит комплекс известного путешественника Миклухо-Маклая, проживавшего среди островного племени и пытавшего наставить его на путь цивилизации. Наверное, эти люди полагают, что несут в наше общество истинный свет и оберегают его от туземной ереси. Так, в конце февраля по этой теме был снова произведен очередной информационный вброс и опасность неоязычества была поставлена в один ряд с исламским экстремизмом.

В корне неверно, когда апологеты православия предлагают рассматривать сторонников традиционных верований, как людей, желающих подорвать общероссийскую общность. Православие, как и традиционные верования, мирно сосуществовали в Осетии на протяжении многих веков и никогда последние не становились основой для сепаратистских тенденций. Сторонники традиционной религии отстаивают принцип разнообразия: каждый народ по-своему прекрасен, его традиции и обычаи связаны с его исторической судьбой, его ценностным выбором. Религиозные верования любого народа достойны уважения, и их нельзя каким бы то ни было образом оскорблять, в современных условиях недопустимо прибегать к нецивилизованным способам идеологической борьбы за души сограждан посредством нагнетания миссионерской деятельности или формированием образа идеологического противника.

М.Багаев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Популярно