Песочные замки исторических фальсификаций или ингушская наглость и осетинская беспечность

14-01-2016, 15:30, Общество [просмотров 1213] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Песочные замки исторических фальсификаций или ингушская наглость и осетинская беспечностьВ конце 2015 года мы столкнулись с очередным рецидивом попыток переписать историю. На въезде в столицу Республики Ингушетия г.Магас была открыта скульптурная композиция, представляющая из себя арку. Визуально это две боковые приставные и одна центральная башня. С каждым метром башни сужаются на 13 сантиметров. Высота «ворот» составляет 15 метров. На вершине располагается обзорная площадка для желающих увидеть город с высоты. Справа и слева на сооружении установлены два герба Магаса, в центре которого изображен золотой орел с распростертыми крыльями. Открывая новый символ республики глава Ингушетии Юнусбек Евкуров заявил, что новая арка «станет визитной карточкой Ингушетии, символом её древней и героической истории».

Все бы ничего, на первый взгляд, да и название города Магас многим, возможно, ничего не скажет, но на этом сооружении большими буквами выведено – «Аланские ворота». Таким образом, ингуши закрепили свои претензии на аланское наследие еще одним видимым символом.

Информация об этом архитектурно-историческом событии получила освещение в СМИ и вызвала понятное возмущение в обеих частях Осетии. Из всего числа откликов, нам бы хотелось выделить мнение по этому поводу авторитетов исторической науки:

Декан исторического факультета СОГУ Аслан Цуциев заявил, что «название ворот истории не меняет». По его словам, появление в Ингушетии подобных построек «вызывает ухмылку и улыб-

ку». «В исторической науке есть такая широкая столбовая дорога, сделанная многими поколениями ученых, не только осетинских, не только отечественных, но и всего мира, где все точки над «i» уже расставлены», – подчеркнул историк.

Руслан Бзаров, доктор исторических наук, профессор СОГУ, специалист по скифо-сарматской и аланской истории и культуре считает, что «никакого отношения к истории этот пиар-проект не имеет и иметь не может. Мы имеем дело с некорректным и беззастенчивым использованием соседней республикой чужого бренда. Достаточно открыть энциклопедию или нажать на кнопку Интернета, чтобы прочесть о том, что «Аланские ворота – это древнее название Дарьяльского ущелья по имени аланов, владевших этим важным проходом через Главный Кавказский хребет в эпоху раннего средневековья». Тогда же из персидского языка название Дари-Алан (Аланские ворота) распространилось и в другие языки мира. Современное русское название «Дарьял», используемое в международной практике сегодня, тоже происходит из персидского Дари-Алан. Поэтому Дарьял не может быть перенесен в столицу Ингушетии, аланы не могут стать предками ингушей в начале третьего тысячелетия, никакого аланского Магаса никогда не было на территории соседней республики. Но ложь и фальсификация, начатая присвоением чужого названия, к сожалению, продолжаются».

От себя добавим, что есть немало авторитетных весомых трудов по истории у известнейшего алановеда профессора юга Алании Юрия Гаглойти

Вообще попытки монополизировать аланское наследие начались относительно недавно, но процесс этот приобретает интенсивность на глазах. При этом право на аланских предков предъявляют не только те, кто имеет на это косвенное право, но и научное сообщество народов, которые тему аланского наследия начали эксплуатировать лишь в новейшее время. Например, участие аланского элемента в формировании балкарского и карачаевского народов никогда не оспаривалось. Более того одна ветвь балкарцев вообще является прямыми потомками собственно осетин, которые ассимилировались только в XIX веке. Но в этногенезе балкарцев и карачаевцев доминирует все же тюркский элемент.

А вот с ингушами все намного интереснее и забавнее. До сих пор ингуши предъявляли претензии на осетинские земли, теперь вот решили «отобрать» и наших предков. Отметим, что до недавнего времени о принадлежности ингушей к аланам не было известно даже самим ингушам. Только в новое время, когда открылся простор для псевдонаучных гипотез и теорий, вдруг выясняется, что первый человек появился на территории Грузии, что в Ингушетии самый древний на территории России христианский храм, а аланы были предками исключительно ингушей. К сожалению, академическая наука уже не в силах сдерживать порождение псевдонаучных изысканий, и вот мы уже узнаем из трудов апологетов альтернативной истории, что не было, ни Древнего Египта и Рима, ни монголо-татарского нашествия, а этруски Италии – это русские племена.

Но вернемся к ингушскому историческому феномену. Одним из идеологов распространения аланского мифа среди ингушей является Нурдин Кодзоев, деятель, который в томлении ожидает мирового признания. В его компании несколько российских аганжированных историков, которые так же не особенно известны мировому научному сообществу. Нурдин автор многих книг, научных и публицистических статей, художественной прозы, стихов для детей, художник-живописец, в общем, гуманитарий в самом широком смысле этого слова. Поэтому неудивительно, что у человека с таким широким диапазоном творчества такой полет фантазии.

Недавно еще один исследователь «аланского наследия» ингушей Эльза Базоркина обнаружила поселение ингушей-алан в Китае. В сенсационном (по ее мнению) сообщении она поведала о башенном поселении в Китае на границе с Монголией, где проживает шесть миллионов человек, разговаривающих на ингушском языке. Этих людей она безапелляционно отнесла к аланам-ингушам, которые были переселены монголами в 13 веке с Северного Кавказа. И в заключении эмоциональный взрыв: «О каком аланстве говорят осетины, если эти потомки алан говорят на ингушском языке, и о каком происхождении ингушей от чеченцев говорят чеченцы – если уведенные монголами в 13-веке аланы Китая говорят не на чеченском, а на ингушском языке???». Странно, что о китайцах-ингушах не известно никому кроме госпожи Базоркиной. Здесь интересно другое – упоминание в эссе чеченцев. Госпожа Базоркина категорически не приемлет научно утвержденную и признаваемую чеченцами и ингушами свою близкородственность, основанную на идентичности языка и культуры этих двух народов.

Для читателей хотим пояснить, что в науке чеченцы и ингуши относятся к одной, так называемой общности – вайнахи. И хотя этот термин научный, тем не менее, отражает этно-культурную близость чеченцев и ингушей. Справедливости ради отметим существование старого комплекса неполноценности у самих ингушей, связанный с второстепенностью, которая им навязывается в вайнахской общности. Постоянно идут споры, кто от кого произошел в этом родственном объединении: то ли ингуши от чеченцев, то ли ингуши сами являются первыми поселенцами на Кавказе. А чеченцы, мол, так случайно научились ингушскому языку и обычаям. Вот аланская версия и стала своего рода протестом – не хотите нас считать равными себе, то мы отказываемся от вайнахского братства и становимся «великими аланами». Ни больше, ни меньше!

Но претензии на аланское наследие имеют и практическое значение. Дело в том, что ингуши на равнинные земли переселились относительно недавно. Только в XIXвеке заканчивается процесс освоения ими низменных территорий. Территорию, где сегодня расположены ингушские плоскостные населенные пункты в средние века занимали аланы. Поэтому, чтобы подтвердить притязания на эти земли, их идеологи спешно перевели их из коренных кавказских народов в разряд потомков алан. Заодно соотнеся это с аланским территориальным наследием.

Таким образом, претендуя на аланское наследие, ингушские идеологи с одной стороны обосновывают права на вновь занятые земли наследием своих «аланских предков», с другой – повышают свой статус среди других народов Кавказа.

Вместе с тем, хочется сказать спасибо инициаторам строительства «Аланских ворот». Этот факт стал катализатором патриотических настроений среди осетин. Искусственная «аланизация» Ингушетии продолжается не первый год. В холле резиденции президента Ю. Евкурова висит портрет всадника с подписью «аланский всадник – предок ингушей», в Магасе есть площадь «Аланская». Уже выросло поколение молодых людей, которое уверовало, что ингуши прямые потомки алан. Однако именно «Аланские ворота» снова актуализировали вопрос отстаивания аланского наследия осетин.

Здесь надо отметить, что иногда и наши ученые создают почву для разного рода иллюзий. Так, осетинский ученый, доктор исторических наук Алан Чочиев полагает, что аланы это не этнический термин, а наименование жреческого сословия, чуть ли не состояние души. И термин социальной градации «алан», по его мнению, может принадлежать десяткам различных этносов, и что аланами могли быть и осетины, и ингуши. Это ли не бальзам на душу господам Кодзоеву и Базоркиной!

Между тем, необходимо выразить благодарность тем, кто успел инициировать вовремя переименование Северной Осетии в Республику Северная Осетия - Алания. Иначе бы с нашей национальной неповоротливостью, мы бы потеряли право и на бренд «Алания». Но сегодня мы снова стоим перед необходимостью подтверждать нашу преемственность от наших предков. И главный маркер – это наш язык. К сожалению, его носителей становится все меньше и меньше. Зайдите в любую организацию в Северной Осетии или ВУЗ, и вы здесь не услышите осетинской речи, разве что кударцы и дигорцы будут демонстрировать свою вербальную особенность. Даже в Южной Осетии появляются семьи, где дети не разговаривают на родном языке. Но это уже другая тема.

Вопрос необходимости переименования нашей страны в соответствии с исторической действительностью наша редакция ставит на протяжении долгих лет, посредством различных материалов, опросов общественного мнения, статей историков... Фактически готовя общественное мнение. Ведь в конце-концов негоже именовать себя чуждым названием. Ну и начали мы, кстати, естественно с себя – уже около десяти лет в названии государственной газеты «Республика», вопреки всем правилам и несоответствии букве закона, на первой странице существует пояснение – газета Республики Южная Осетия-Алания. Ведь что может быть лучше личного примера. Поэтому и во время итоговой пресс-конференции Л.Тибилова в декабре журналист газеты «Республика» Ф.Плиева поинтересовалась у главы государстве, не пора ли вернуться к идее переименовать нашу Республику в Аланию, без различных переходных дефисных приставок по аналогии с нашими северными братьями. И отрадно, что это предложение, предложение необходимости переименования, глава государства трансформировал в конкретное поручение соответствующим органам. Как говорится, виват! Конечно, мы долгой дорогой шли к этому исторически необходимому решению, но главное, что дошли!

Возможно, многие скажут, а что так сильно меняет название, мы то знаем, кто есть кто. Хотим огорчить этих скептиков – название важно и порой определяюще! Возьмем, к примеру, название команд КВН с севера и юга Осетии: «Пирамида», «Владикавказские спасатели», «Убежденные трезвенники». Ответьте, если ли здесь указание на нашу идентичность? А название абхазской команды «Нарты из Абхазии»?! Теперь у большинства телезрителей России термин «Нарты» стойко ассоциируется с абхазами. Это хорошо, что осетинские пироги стали так популярны в России, иначе об осетинах в обществе вспоминали бы, возможно, лишь в связи с грузинской агрессией августа 2008 года.

Более того, и в Цхинвале, и во Владикавказе практически нет никаких визуальных определителей принадлежности к аланам. Нет элементарно площади с соответствующим названием. Скульптурные композиции на тему Нартского эпоса к теме аланского наследия относятся косвенно. Даже из шорт-листа популярных имен исчезло имя Алан, а на смену пришли Арсены и Давиды.

Понятно, что, прежде всего, к переменам должно быть готово наше самосознание. Ведь только инициативой дело не должно ограничиться. Предстоит произвести переименование всех документов, указателей, комплекса наименований в информационном пространстве. В конечно итоге, мы должны получить единое название «Алания», хотя бы пока в отношении Южной Осетии.

К сожалению, наша пассионарность проснулась в очередной раз с запозданием, ведь понятие национальность «алан» мы бы могли зафиксировать уже в ходе переписи в РЮО октября 2015 года. А положение о переписи позволяет указывать национальность по вашему усмотрению.

Пока сложно сказать с какими проблемами мы столкнемся при утверждении новой национальности «алан» в мировом бюрократическом пространстве. Хотя уже то, что существует такое этно-историческое понятие как «аланы», уже облегчает возможные формальности. Не совсем ясно как официально будет утверждаться название страны Алания в Южной Осетии. Если будет необходим референдум, или этот вопрос можно будет решить другими законодательными актами. Ясно одно, вместе со всеми юридическими формальностями необходимо проводить мероприятия, напоминающие об аланском наследии осетин. Международные симпозиумы, музыкально-культурные мероприятия, спортивные состязания... И желательно с привлечением иностранных участников. Выпустить, в конце-концов, почтовую марку и разослать письма с ней по всем важным адресатам в мире.

Л.Джиоев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Популярно