«Сырх дзуар» – христианский центр Закавказской Алании

12-09-2015, 13:50, Общество [просмотров 638] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

«Сырх дзуар» – христианский центр Закавказской АланииОдним из важных историко-архитектурных памятников на территории РЮО является святилище, расположенное у северного въезда в Цхинвал. Христиане называют его церковью св. Георгия, однако более распространенное ее название «Сырх дзуар» – «Красное святилище» по расцветке материала постройки. В настоящее время церкви как таковой не существует. Вначале над ее разрушением потрудилось время, позже землетрясение. А в наши дни здание было окончательно разрушено по вине непрофессиональных реставраторов. Но намоленное место продолжает существовать, даже если на его месте из осязаемого остается только гора камней. «Свято место пусто не бывает» – эта русская поговорка как нельзя лучше подходит к подобной ситуации. Тем не менее, место это пустовать бесконечно, конечно же, не должно.

Первая попытка восстановления храма была предпринята в 2007 году предпринимателями, братьями Чехоевыми. При этом они, несомненно, исходили из лучших побуждений. Но получилось так, как получилось: попытка восстановления храма привела к тому, что на месте церкви остались лишь одни груды камней.

В 2009 году министру дорожного и капитального строительства Р.Цховребову было поручено реализовать имеющийся проект восстановления «Сырх дзуар». Однако министра сняли с должности, и инициатива властей затерялась.

Воссоздание именно этого храма имеет для нас существенное значение. Прежде всего, своим символическим значением. Первое – это сама цветовая гамма строения. В осетинском мировоззрении существует цветовая символика культовых сооружений. В числе многочисленных святых мест имеются дзуары-храмы с цветовой идентификацией. Есть, например, «Урс дзуар» – «Белое святилище», «Сырх дзуар» – «Красное святилище» и, наконец, «Сыгъзæрин дзуар» – «Золотое святилище» (идентификация желтого цвета). При этом все три цвета – белый, красный и желтый (золотистый) – отражены и в цветах национального флага. Есть среди «цветовых» дзуаров, правда, еще и Сау дзуар – «Чер­ное святилище», но оно выпадает из об­щего ряда, к тому же, чер­ные траурные флаги сущест­вовали сами по себе.

Восстановление храма на месте разрушенной церкви необходимо и по причине сохранения преемственности в сакральном плане. Считается, что на месте церкви XIX века существовал более древний храм и храм этот был аланский. В пользу этого предположения говорят некоторые интересные факты. Прежде всего – это изображение на одной из каменных плит, украшавших церковь. Перед нами предстает образ мужчины в военном облачении и на коне. Это изображение вызывает интерес, прежде всего тем, что оно находилось в храме, посвященном святому Георгию. Можно предположить, что это и есть образ святого. Однако такое изображение святого Георгия в христианской церкви не является каноническим. Святой Георгий Победоносец обычно изображается молодым безбородым мужчиной с копьем, повергающим змея (дракона).

На плите из «Сырх дзуар» мы видим узнаваемый образ Уастырджы, именно в таком виде, в котором он существует в осетинской народной традиции – зрелый бородатый мужчина в боевом облачении, но без оружия. Даже конь на изображении здесь с тремя ногами, точно таким, каким обычно изображается конь Уастырджы Афсург.

Но такое характерное изображение в храме св. Георгия, имя которого в национальном восприятии порой ассоциируется с осетинским Уастырджы, наводит на размышления. Вполне вероятно, что древний храм, который был на месте «Сырх дзуар» был посвящен непосредственно Уастырджы. И при строительстве позднего сооружения были использованы элементы храма прежнего. Естественно, что христианская церковь, планомерно искоренявшая древние культы, постаралась заменить культ Уастырджы почитанием св. Георгия.

При этом некоторое время, как это обычно бывало, параллельно существовали оба культа, что привело к последующему их общему восприятию у верующих. Уастырджы у осетин традиционно считается покровителем мужчин, путников, но более всего воинов. А у воинства в Осетии цветовым символом доблести – «ахсар» – был красный цвет. Надо отметить, что редко какой народ имеет цвет как элемент внешней идентификации. Кстати, в Грузии именно осетины традиционно ассоциируются с красным цветом. И объяснения этому есть. У осетин, а ранее алан красный цвет всегда был символом достоинства и воинской доблести. Знатные люди считали за честь носить красные плащи, к примеру, к святилищу Джеры-дзуар, также посвященному Уастырджы, в дни религиозных празднеств паломники еще в XIX веке приходили в красных плащах. Грузины не могли не отметить эту характерную национальную особенность соседнего народа.

Поэтому еще одним свидетельством принадлежности храма к культу Уастырджы является то, что церковь была построена из красного туфа. Несомненно, что более поздние зодчие, строившие Красную церковь на месте древнего храма, должны были продолжить в сооружении прежнюю цветовую гамму. В строительных традициях древности такая преемственность была обязательной.

То, что на месте Красной церкви мог существовать древнеосетинский (аланский) храм – вполне объяснимо. С XIII века именно на Южном Кавказе после разгрома монголо-татарами северокавказской Алании предпринимаются попытки воссоздания Аланского государства. В 1292 году аланские отряды во главе с военным предводителем Ос-Багатаром обосновались в городе Гори, недалеко от Южной Осетии. В этом городе, находившемся попеременно под владением монголов и грузинских князей, ранее уже была колония алан, перебравшаяся сюда после столкновений с ордами монгольского хана Берке.

Базой закавказских походов первоначально был опорный пункт в аланском городе «Царциаты-калак» (современное с.Едыс Дзауского района РЮО). После того как Ос-Багатар утвердился в Гори, к его владениям присоединились земли на территории закавказской равнины до современного города Мцхета. Это подтверждают не только многочисленные исторические источники, но и народные предания, в которых до сих пор сохранились отголоски той эпохи.

Таким образом, значительные территории от Кавказского хребта и до Мцхета стали новой Закавказской Аланией. Эти земли осваивали не только аланы, населявшие территорию современной Южной Осетии, но и тысячи их соплеменников, прибывающие из разоренной Северокавказской Алании. Понятно, что и аланское духовенство, которое покинуло прежние христианские центры, думало о возрождении своих храмов. И культовые сооружения неизбежно должны были возникать по всей территории Закавказской Алании. Возможно, что храм, который в древности существовал на месте «Сырх дзуар» был одним из новообретенных аланских христианских центров. Именно этим и можно объяснить наличие изображения Уастырджы и цветового оформления самой церкви.

Здесь же необходимо отметить сходство двух святилищ. Это «Джеры дзуар» в высокогорье и «Сырх дзуар» в предгорьях юга Осетии. Оба храма посвящены Уастырджы и оба имеют идентичную архитектуру. Незначительное различие только в размерах здания, кроме того, у «Джеры-дзуар» есть отличие в форме крыши.

У «Джеры дзуар» форма крыши, вернее ее покатость сходна с покрытием другого святилища, посвященного Уастырджи – Реком. Это древнее святилище расположено в Цейском ущелье Северной Осетии. На месте современной церкви «Джеры дзуар» существовал более древний храм, имеющий очевидное архитектурное сходство со святилищем Реком, и возможно, что строители, строившие нынешнюю церковь, оставили в «наследство» прежнюю форму крыши. Таким образом, сохранив преемственность святилищ разных эпох.

И еще небольшая деталь. Оба храма находятся на пути из горной зоны Южной Осетии на равнину. Первый идет по ущелью реки Большая Лиахва, второй по ущелью реки Малая Лиахва. Именно по этим путям и передвигались военное пополнение, купцы, священнослужители, да и вообще население из северокавказской Алании в центр Алании закавказской – город Гори.

Поэтому некоторые церкви для нас в Южной Осетии – это больше чем культовые сооружения. Это символы нашего прошлого, напоминание о нем. По этой причине восстановление и строительство церквей в Южной Осетии должно опираться на принципы преемственности. Как в сфере архитектуры, так и в духовной сфере.

На сегодняшний день национальная церковь – Аланская Епархия – не имеет своего главного кафедрального храма. Имеющиеся церкви ни по архитектуре, ни по размерам, ни по своему духу не отвечают этому назначению. Долгое время, еще в 90-х годах, шли разговоры на тему строительства кафедрального храма Аланской Епархии. Было определенно даже соответствующее место. Однако судьба строительства на сегодня не определена.

Тем не менее, не ожидая начала проектных и строительных работ, надо уже сегодня говорить о том, каким должен быть облик главного храма аланской церкви. В современной архитектуре строительства православных храмов есть свои традиционные каноны. Но, вместе с тем, хотелось бы, чтобы при строительстве собора Аланской Епархии продолжились исторические традиции. Примером может стать архитектура Северного Зеленчукского храма.

Эта величественная церковь расположена в Зеленчукском ущелье Карачаево-Черкессии, на территории, где находился один их экономических и политических центров средневековой Алании. Первым храмом, который уже издалека был виден купцам, идущим по одной из дорог «шелкового пути» из Китая в Византию, был величественный и монументальный «Северный храм» – самая крупная христианская церковь Алании. По своей архитектурной композиции строение представляет собой крест, в центре которого возвышается купол. Длина храма (21 метр) равна его высоте и в два раза больше его ширины. Пропорциональная соразмерность архитектурных форм собора позволяет утверждать, что строил его высококвалифицированный мастер византийской школы. Особое положение Северного храма подтверждается и археологическими находками. Поэтому если считать, что современная Аланская Епархия является правопреемницей епархии средневековой, то логично выглядит и то, что и главный собор тоже должен быть построен с сохранением традиций средневековья.

Однако вернемся к теме разговора. В черте столицы Республики разрушенных храмов немало. Но именно «Сырх дзуар» привлекает внимание общественности к своей судьбе. Восстанавливать храм надо обязательно. Но делать это надо не только повинуясь внутреннему позыву. Попытка восстановления церкви только по личному желанию ни к чему хорошему не привела. Церковь надо восстанавливать основательно и грамотно. В строительстве должны участвовать специалисты, имеющие опыт восстановления древних церквей. Еще одни таунхаусы, но уже как церкви, никому не нужны. И, конечно же, воссоздать в ее первоначальном, по крайней мере, известном виде. Без каких-либо отклонений. Почему мы акцентируем внимание на этом? В один момент шли разговоры, что для восстановления «Сырх дзуар» проще взять какой-нибудь типовой проект православного храма и возвести церковь. Затрат на такое строительство будет меньше, поскольку составление проектной документации и изыскательские работы составляет 5-10% от стоимости всего строительства. Но если исходить из этого, так любимого сегодня принципа, то столица Южной Осетии потеряет свой колорит, узнаваемость и превратится в безликий городок, где повторение истории незадачливого героя фильма «Ирония судьбы…» станет обычным делом... А потому, если найдутся все же силы, взявшиеся за восстановление древнейшего Сырх дзуара, то восстанавливать его необходимо именно в узнаваемом виде.

Роберт Кулумбегов

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Апрель 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930