Земля содрогнулась, но народ выстоял

12-05-2014, 20:59, Даты [просмотров 1892] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Земля содрогнулась, но народ выстоял29 апреля исполнилось 23 года со дня разрушительного землетрясения в Дзау 

Это действительно немыслимо, сколько перенесли за последние два десятилетия жители Южной Осетии. Произошедших бед и несчастий с лихвой «хватило» бы любому европейскому государству лет этак на сто. Однако мы выжили. Выжили вопреки, и пусть не семимильными шагами, но движемся вперед к процветанию и мирной жизни. Мы гордо несем триколор нашей Победы, при этом неизменно оборачиваясь на уже прожитые годы, полные скорби и слез. Много дат, которые мы обязаны помнить. Много дат, которые являются неотъемлемой частью нашей борьбы за независимость. Много дат, из которых и была соткана наша сегодняшняя жизнь. Совсем недавно мы отмечали очередную годовщину Ередской трагедии, когда заживо было захоронено двенадцать человек. Сегодня мы вспоминаем дни разрушительного Дзауского землетрясения, которое унесло жизни 57 наших граждан. По счастливой случайности жертв не стало больше, хотя сам поселок Дзау на какой-то момент, кажется, перестал существовать... Анализируя прожитые годы, порой невольно вкрадывается мысль, что все эти испытания ниспосланы нам сверху, на проверку крепости и духа жителей Южной Осетии. И если это так, то мы с честью прошли этот путь, и более чем заслуженно завоевали право жить в стране под названием независимая Республика Южная Осетия, частички земли наших великих предков. 

Судя по всему, сильных землетрясений с большими человеческими жертвами в прошлом на территории Алании-Осетии не было. Иначе они оставили бы в нартском эпосе и исторических хрониках более заметный след. Известно лишь, что 800 лет назад на территории нынешней Южной Осетии было землетрясение, сопоставимое с Дзауским 1991 года. Сильное землетрясение произошло и в прошлом веке – днем 20 февраля 1920 года. По свидетельствам, войскам Джугъели, совершившим поход на Южную Осетию, приходилось преодолевать завалы, оставленные землетрясением.

 29 апреля 1991 года в 12 часов дня в Закавказье произошло землетрясение с магнитудой более 7 баллов. По международному реестру оно обозначено Рача-Джавским. В результате природной катастрофы погибло более 200 человек, 150 тыс. человек остались без крыши над головой. Между тем, за этой сухой констатацией фактов лежит большая человеческая трагедия. Целое село Хахет вместе со всеми жителями было накрыто оползнем. Поскольку село находилось в отдалении от других населенных пунктов, о том, что случилось, в центре узнали не сразу, и поэтому вовремя прийти на помощь не удалось. Практически была полностью разрушена историческая столица Южной Осетии – поселок Дзау. Здесь, по счастливому стечению обстоятельств, жертв оказалось значительно меньше, чем могло быть. Но для небольшого по населенности поселка и они были огромны. Тем более, что погибло трое детей.

Обстановка усугублялась тем, что землетрясение произошло в зоне грузино-осетинского конфликта, где велись военные действия. Все это затрудняло оказание экстренной помощи пострадавшим, доставку гуманитарных грузов. Не все рисковали прийти на помощь в места, где реально идут бои. К тому же рушился Союз, каждый регион Великой империи был озабочен, прежде всего, своей судьбой и о всенародной помощи, как это было в Ташкенте, Махачкале или Спитаке, речь уже не шла.  Основные гуманитарные грузы, которые пошли из США, Франции, Японии и других стран Запада оседали в Грузии. Тбилиси попросту «приватизировал» стихийное бедствие.

Основная помощь пострадавшим от землетрясения районам Южной Осетии оказала Россия, и, прежде всего – Северная Осетия. Уже 2 мая из Владикавказа прибыло 16 грузовиков с гуманитарными грузами. Здесь надо отметить, что первый рейс успехом не увенчался – из-за обстрелов караван с помощью не смог прорваться на территорию Южной Осетии.

Власти Грузии с первых же дней трагедии стали спекулировать сложившимися обстоятельствами. О присвоении гуманитарных грузов и заявлениях, что землетрясение – «сугубо грузинское явление» уже говорилось. Но тут появилась возможность еще и обвинить Россию в «организации» стихийного бедствия. Доходило до абсурда. Тогдашний правитель Грузии Звиад Гамсахурдиа в одном из интервью прямо заявил, что не исключает возможности «вызова землетрясения Советской Армией». Он даже пояснил, что существует специальный военный учебник, как устраивать землетрясения(!). Для пущей убедительности проводились параллели между событиями в Нагорном Карабахе и землетрясением в Армении. Недалеко ушли от своего патрона и депутаты парламента Грузии, которые прямо обвинили Россию в искусственном провоцировании землетрясений на территории Грузии. При этом указывалось на «суперсекретную» российскую сейсмическую станцию в  Нижней Эшере (Абхазия), принадлежащую Минобороне. По этой надуманной причине станция была обстреляна с грузинской стороны, в результате чего были разрушены постройки и погибли люди.

Но вернемся в Дзау. До сих пор все произошедшее здесь в 12 часов дня 29 апреля 1991 года вспоминается, как некое Божье знамение. То, что земля содрогнулась, и погибли люди – Божья кара. А то, что число жертв оказалось по масштабам стихии минимальным – Божьей милостью. Но у последней был свойпроводник в лице Заиры Георгиевны Джиоевой – тогдашнего секретаря райкома партии. Именно она организовала в тот весенний день митинг протеста и вывела народ на улицу. Ее уже нет с нами, но сохранились ее воспоминания о тех днях. Приведем некоторые выдержки из них.

«Вечером 27 апреля 1991 года стало известно, что на экстренном заседании грузинский парламент принял решение упразднить Дзауский и Знаурский районы Южной Осетии. Это известие быстро разнеслось по Дзаускому району и вызвало возмущение. В воскресенье, 28 апреля,  я  вышла  на  работу  и  составила примерный текст телеграммы протеста, и поручила ответственным работникам райкома партии оповестить жителей поселка Дзау и окрестных сел о проведении на следующий день митинга протеста.

Ровно в 12 часов начался митинг, но я не успела даже ознакомить собравшихся с причиной проведения митинга, как раздался страшный гул, поднялся ветер, поселок покрылся пылью, как будто опустился густой туман, и с грохотом стали рушиться административные здания и жилые дома. Люди попадали на землю, я еле успела спуститься с площадки и тоже упала, разбив ноги и лицо. Поселка в один миг не стало...

Первое, о чем я подумала – бежать домой – у нас жили беженцы: муж, жена и двое детей, и я знала, что они на митинге не присутствуют. Боялась я и за сестер, но одну увидела лежащей на земле возле Райкома, а другой нигде не было видно... Какова была моя радость, когда я увидела беженцев живыми. Был погожий день, и они находились в момент землетрясения в саду, иначе бы все погибли, т.к. мой дом от первого же толчка осел. Тут стало известно, что здание Дзауской школы-интернат полностью разрушено и под развалинами погибли дети.  Сквозь  клубы пыли  я  побежала туда, но к моему прибытию из-под развалин были извлечены тела трех учеников.

Эпицентр землетрясения был в с. Хахет Синагурского сельсовета Дзауского района, где сила толчка достигла 8 баллов, а толчки в 4-5 баллов почувствовали почти везде на Кавказе от Сочи до Баку. В общей сложности погибло около 60 человек, ранено более 300 человек, 10 тыс. человек остались без крова. Оказались люди и под развалинами нового здания Райисполкома. Несколько дней искали под обломками ветерана партии Сардиона Джиоева, и только на пятый день тело его откопали при помощи маленькой девочки из села Джрия Шорены, обладающей магнетизмом и еще за два дня предсказавшей это стихийное бедствие.

В тот же день из Цхинвала и Владикавказа стали прибывать ответственные работники, которые приходили в ужас от увиденной картины: разрушенные дома, крыши на земле, люди на улице, толчки продолжаются. Раненых стали вывозить в Северную Осетию, меня также вывезли в Нузальскую больницу, где обработали и перевязали раны, но на второй день, на машине «Скорой помощи» я вернулась в Дзау. Начали приезжать машины с помощью из Дагестана, Северной Осетии, американского Красного Креста через Грузию. На третий день в райцентре поставили  старый вагончик, где разместился штаб по ликвидации последствий землетрясения, начальником которого  был  назначен 1-ый секретарь Дзауского райкома партии Казбек Тадиозович Кочиев. Тогда же в Дзау по поручению Николая Ивановича Рыжкова приехал эксперт Верховного Совета СССР, доктор геолого-минералогических наук Павел Васильевич Флоренский, внук первоисследователя местонахождения руды в Квайса. С Флоренским в Квайса мы полетели на вертолете, который так же очень пострадал, и в с. Хахет, от которого не осталось ничего – здесь погибло 42 жителя. Любопытно, что за день до землетрясения село решением грузинского правительства перешло к соседнему Сачхеретскому району, после чего оно навечно было накрыто оползнем. Побывали мы и на месте, где на реке Паца после землетрясения образовалось озеро в результате смещения вековых гор. Жители Южной Осетии за сутки были предупреждены о предстоящем наводнении и, действительно, вода в озере прорвалась и затопила окрестные деревни, из которых заранее были выведены люди и скот, а также левобережную часть города Цхинвал (вода поднялась настолько, что местами проходила поверх Старого моста – ред.)».

Дзауское землетрясение, несмотря на то, что по времени совпало с переломным для СССР периодом и произошло в зоне, где развернулись военные баталии, не осталось незамеченным, не отошло на второй план. Войну оно, конечно, не остановило, наоборот, только прибавило бедствий осетинской стороне. Но на место катастрофы, несмотря на военное положение, как было сказано выше, выехали специалисты – сейсмологи, геофизики, гидрологи и другие эксперты, из которых самой яркой фигурой являлся академик РАН Павел Васильевич Флоренский. Интересно вспомнить, что он говорил и писал в те дни: «Дзауское землетрясение одно из важнейших событий этого года. Вся страна, как от сейсмических волн, всколыхнулась, услышав о землетрясении в Южной Осетии, в районе, где происходит трагедия. Землетрясение, к счастью, произошло днем, а не ночью. Поэтому жертв было меньше, чем могло было быть. Магнитуда 7,3 балла    это много  для того чтобы произвести разрушения. Все дело в том, что энергия, которая в результате этого выделилась, распространяется по поверхности неравномерно. Вы можете не обжечься от печки, полной дров, но можете обжечься об зажженную спичку. Эпицентр землетрясения был на прямой, соединяющую Квайсу и Сачхере. К примеру, Ташкентское землетрясение было малой магнитуды, но оно ударило по центру, на небольшой глубине и в результате породило большие разрушения. Дзауское землетрясение очень близко к Спитакскому. Оно, возможно, слабее по энергии, но по геологической позиции такое же. Поэтому меня удивляет отношение прессы, чиновников, людей к Дзаускому землетрясению. Его как будто бы и не было. Когда было Спитакское землетрясение, помочь пострадавшим поднялась не только вся страна, но и весь мир. Как-то мы очень равнодушны к тем, кто пострадал в Дзау. А ведь поселок почти полностью разрушен, людям негде жить.

Не является ли земля указателем на поведение людей. Мы знаем, что Спитакское землетрясение произошло вскоре после того, как Армянский католикос предупредил свой народ о гневе Божьем. Земля, когда ее поливают человеческой кровью, начинает содрогаться от ужаса. Говоря о Дзауском землетрясении, хочу обратить внимание, что оно случилось именно в те часы, когда Дзауский райком партии собрал людей на митинг. Пришли на митинг и школьники. Поэтому и жертв было намного меньше, чем могло бы быть. Значит, есть силы, которые им помогли... И еще. Я восхищен, я преклоняюсь перед жителями поселка. Когда я туда ехал, то приготовил себя к слезам, трагедии, жалобам. И был удивлен тем, что ничего такого я там не увидел. Я преклоняюсь перед их благородством, спокойствием. Удивительное спокойствие, удивительная сознательность и… юмор. Даже в такие тяжелые минуты жители поселка не теряли чувство юмора. Об этом можно много говорить, но лучше поехать туда и молча восхищаться тем, как держат себя жители  пострадавшего  поселка.  Что  же касается  технической  обстановки,  то она страшная. Поселок, особенно его центральная часть, почти полностью разрушен. Практически ни в одном здании нельзя жить. Можно сказать, что сегодня поселка нет… Но поселок, в котором живут такие люди, я уверен, будет полностью восстановлен. Причем, строить  надо  с  учетом  сейсмоопасности. Поселку требуются огромные строительные капиталовложения и не только республиканского, но и всесоюзного масштаба».

После Дзауского землетрясения Южную Осетию «трясло» еще раза три.  Самое сильное произошло в 2009-м году. Главный удар стихии пришелся на Квайсу и нанес городу серьезный урон.

К сожалению, ожидания по поводу скорого восстановления Дзау не сбылись. Всем миром восстанавливать его никто не собирался. А своими силами Южная Осетия поднять поселок, без помощи извне, пока не в силах. Масштабная же помощь со стороны России пошла только после августа 2008 года, и, по сути, поселка полноценно пока не коснулась. Происходящие же выборочные восстановительные работы зачастую ведутся подобно действию землетрясения – с различной степенью амплитуды, то затихая, то вспыхивая снова. Но, по крайней мере, ясно одно, долгожданное движение по восстановлению районного центра началось.

В эти дни очевидцы трагедии, произошедшей 23 года назад, вспоминали подробности, делились воспоминаниями. Помянули тех, кто стал жертвой стихии, безвременно покинул нас. Все это в очередной раз показывает, насколько зыбко наше существование, как зависимы мы от природы, от Высших сил. Но человек мало учится даже на таких трагедиях и в должной мере не способен оценить каждый прожитый миг. Такое пренебрежение порождает насилие, агрессию, предательство, ложь, корысть, гордыню – весь букет низменных человеческих страстей. Дни испытаний, наоборот, проявляют наши лучшие качества – отвагу, терпимость, самопожертвование, сопричастность, чуткость, доброту. Может поэтому и бывают они нам ниспосланы?

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Февраль 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829 

Популярно