Юго-Осетинскому Государственному телевидению – 20 лет (часть 2)

18-03-2014, 18:49, Даты [просмотров 2333] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Юго-Осетинскому Государственному телевидению – 20 лет (часть 2)Горячий август 2008 года 

К началу августа 2008 года сложилось четкое ощущение приближающейся войны. Систематические обстрелы столицы Республики и сел, воинственная риторика грузинских властей, раздача оружия в грузинских анклавах – все это поразительно напоминало ситуацию августа 2004 года.

Стало ясно, что руководство Грузии решило в очередной раз форсировать события в конфликтных зонах. Все помнили, что М. Саакашвили обещал «возвращение» Абхазии и Южной Осетии уже в течение своего первого президентского срока. И это было не только обещание, а торжественная клятва, которую он дал на могиле грузинского царя Давида Строителя в Кутаиси. Этот царь был известен тем, что при нем Грузия достигла своего наивысшего могущества. Однако в немалой степени военные победы Давида Строителя были совершены при помощи аланских воинов. Теперь же М. Саакашвили собирался воевать с союзниками царя, на могиле которого он давал клятву. Впрочем, президент Грузии не особенно-то и стремился придерживаться исторических фактов, иначе он должен был бы помнить разгром своей армии летом 2004 года.

На самом телевидении по понятным причинам информации бывает всегда больше. В репортажах с многочисленных совещаний многие факты оставались для телезрителей «вне камеры», но не оставались без внимания корреспондентов. Мы имели представление о ситуации не только внутри Республики, но и в соседней Грузии. Последнее основывалось на систематическом анализе программ грузинского телевидения.     

И радостного в имеющихся фактах было мало. Официальный Тбилиси потребовал от руководства Южной Осетии отказаться от участия в переговорах в формате СКК и начать прямые переговоры без участия России. В противном случае была предложена единственная альтернатива – война. Конечно же, главным содержанием этого предложения была попытка вывести из участия в процессах вокруг Южной Осетии, прежде всего, Россию. Для Южной Осетии это означало одно – подпадание под политическое и военное влияние Грузии.

С каждым днем становилось все очевиднее, что изменение обстановки в зоне грузино-осетинского конфликта идет в сторону ухудшения. Миротворцы, стоявшие на линии разделения сторон, уже не могли предотвращать обстрелы осетинских сел и города Цхинвал.

В конце июля 2008 года обострилась обстановка в районе села Сарабук. Здесь грузинские военные захватили одну из стратегических высот, с которой контролировались осетинские села и дороги, ведущие к ним. Все обращения осетинского руководства к командованию миротворческих сил с требованием убрать войска и вооружение с этих позиций оставались без ответа. Грузинские солдаты выкопали на господствующей высоте траншеи в полный рост, оборудовали блиндажи, а на подходах к высоте установили противопехотные мины. В течение нескольких дней на этих минах подорвалось несколько коров.

Все информационные выпуски телевидения в эти дни были связаны с событиями  вокруг  этой  высоты  у  села  Сарабук. Здесь постоянно работал телеоператор ГТРК Роин Вазагов. Однако вскоре  работы  прибавилось  и  для  других сотрудников телевидения. Грузинское военное командование, ободренное тем, что им никто не препятствует проводить ползучую агрессию, осмелело. Теперь начали захватываться стратегические высоты на линии сел Хетагурово – Аунеу – Нул – Убиат. Однако, на этот раз осетинская сторона, поняв, что наглость надо наказывать, приняла ответные меры.  

Много людей в те дни погибло от пуль грузинских снайперов. В один день снайпером была обстреляна съемочная группа телевидения, работавшая в районе села Аунеу. Телеоператора З. Остаева и журналиста М. Валиеву спасло только чудо. Как и днем позже журналиста Б. Харебова и оператора В. Габараева, попавших под артиллерийский обстрел в селе Хетагурово.

В том, что на этот раз не обойдется одними провокациями, мы убеждались с каждым днем. В начале августа ожидание войны буквально висело в воздухе. Те, кто провел все эти годы в зоне конфликта, ощущали это всем своим существом. Своеобразный инстинкт жителя осажденной крепости, который не объяснишь словами.

И надо отдать должное руководству Республики, что оно дало указание организовать эвакуацию детей. Каждый день несколько автобусов отправлялись с Театральной  площади Цхинвала во Владикавказ с маленькими жителями страны. В Джаву собирались дети из сельских районов. В деле эвакуации большую помощь оказала Северная Осетия. Министр северо-осетинского Правительства Роберт Зассеев лично руководил движением автобусов по маршруту Владикавказ – Цхинвал – Владикавказ. Работники телевидения постоянно освещали эту тему. Конечно же, это было тяжелое зрелище – автобусы, заполненные детьми и родителями. Однако, даже тогда люди не падали духом… Ночью, 7 августа, началась настоящая война. И война эта шла не где-то далеко, враг пришел на порог нашего дома.

У телевидения имелся свой бункер. Это укрытие было нами оборудовано еще со времен боевых действий августа 2004 года. Оно имело металлические двери, запасной выход, санузел, вентиляцию. Здесь уже располагалось однажды телевизионное оборудование, так что с передислокацией проблем не должно было возникнуть. 

Начало войны нас всех застало врасплох. И причина не столько в известном «миролюбивом» обращении М. Саакашвили, сколько в уверенности в очередной паузе в боевых действиях. Но случилось то, что случилось. До 23.00 техник телерадиокомпании продолжал запись программ грузинских телеканалов. После М. Саакашвили выступил министр по делам реинтеграции и конфликтам Темури Якобашвили. В окружении двух журналисток он пространно рассуждал о миролюбии грузинского руководства. На вопрос о том, не собирается ли грузинская армия атаковать Южную Осетию, он изобразил возмущение: «Вы еще скажете, что мы будем бомбить Цхинвал!»

Сразу же после него в эфир телекомпании «Рустави-2» вышел сюжет, где анализировалась программа юго-осетинского телевидения «Азри», выходящая на грузинском языке. Диктор сравнил эту передачу с «лучшими образцами советской пропаганды» и привел ее как пример насаждения антигрузинских настроений среди осетин.

…Первый снаряд реактивной установки «Град» попал в здание телерадиокомпании в 00.15. В этот момент остановились часы в кабинете директора, где начался пожар. Огонь охватил крышу столовой, перекинулся на комнату операторов. Второй снаряд «Град» попал в помещение, где находился один из резервных генераторов. Возникла угроза возгорания всего здания. Из-за сильного обстрела в этот момент пожарные не могли подъехать к телевидению. Поэтому с огнем боролась дежурная смена самого телевидения. К этому времени сюда стали прибывать и другие работники телерадиокомпании. После того, как пожар был ликвидирован, встал вопрос организации съемок. Было решено выехать на возвышенность над Цхинвалом, чтобы снять панораму ночного обстрела. Однако, как выяснилось, все машины, находившиеся в этот момент во дворе телевидения, оказались поврежденными  попаданием осколков. Видеокамера, с которой велись съемки горящего Цхинвала с крыши здания телевидения, была разбита прямым попаданием  осколка. 

Ситуация оказалась непростой. Предполагалось, что боевые действия опять ограничатся окраинами Цхинвала и отдельными пунктами. Поэтому в районе боевых действий в зоне сел Сарабук и Дменис у телевидения были два телеоператора с видеокамерами – Р. Вазагов и А. Кудзиев. Однако уже наутро 8 августа связь с ними была потеряна, а боевые действия разворачивались прямо перед воротами ГТРК «ИР». Именно по улице Героев, на которой расположено здание ТВ, и прошла первая колонна прорвавшихся в город грузинских танков и пехоты. Где-то в районе 11.00 во дворе телерадиокомпании уже стояли грузинские танки. Картина была как в виртуальной компьютерной игре: перед воротами находились два грузинских «Т-72», вдоль улицы – цепи грузинских пехотинцев, грузинский спецназ расстреливал стоящие во дворе телевидения автомашины.

Внутри находилась дежурная ночная смена и работники, которые пришли утром на работу, а также три сотрудника вневедомственной охраны, у которых было два автомата и 60 патронов. Журналистская этика не позволяет брать в руки оружие, однако при всем желании дать отпор врагу имеющимся оружием было равносильно самоубийству.

Один из танков развернул башню и сделал два выстрела по зданию ГТРК. Один снаряд влетел в вестибюль, второй в студию «Ног Бон»... Когда через некоторое время грузинские войска в первый раз отступили из города, руководитель студии Коста Кошты поднялся из бункера, где укрывались сотрудники ТВ и обнаружил вместо оборудованной по последнему слову техники студии, развороченное взрывом помещение. Компьютеры, телевизоры, видеокамеры, архив – все было разметано взрывом танкового снаряда.   

Вскоре грузинская армия снова прорвалась в Цхинвал. Здание телевидения стало ареной боестолкновений.  Едва ли в Цхинвале был еще объект, за который шла такая борьба. По нему вели прямой наводкой огонь танки, минометы. Практически все монтажные студии были расстреляны, в рабочем состоянии осталось всего две видеокамеры. В один момент сложилась необычная ситуация: в бункере были сотрудники ТВ, на первом этаже грузинский спецназ, на втором этаже осетинские гранатометчики, а на четвертом грузинский снайпер. Когда осетинские ополченцы захватили грузинский танк вместе с экипажем, они решили «выкурить» из здания ТВ грузинский спецназ. Танк уже стоял, готовый бить прямой наводкой, когда житель Цхинвала Р. Гагиев с трудом отговорил ребят от стрельбы, уверив их, что в здании находятся работники телевидения.

В течение двух дней, пока грузинские войска были в районе здания Телевидения, сюда на помощь приходило много ребят. Это и жители соседних улиц, и бойцы министерства обороны. Особенно работников ГТРК воодушевил приход сотрудников Г. Кабисова, который тогда являлся председателем Госкомитета информации, связи и массовых коммуникаций. Здесь же были и сотрудники ГОВД, ОМОН, североосетинские добровольцы.

Уже во второй половине 8 августа отчаяние и растерянность уступили место решимости дать отпор врагу на всех возможных фронтах. На ТВ приходили  ребята из российского Первого канала, что в городе работали коллеги из СМИ Республики: А. Кочиев, редактор газеты «Республика» фотографировал на улицах разбомбленного Цхинвала, Ю. Бетеев собирал материал для агентства «ОСинформ», в больнице любительской видеокамерой снимала И. Гаглоева, сотрудник информационного агентства «Рес» И. Плиев по телефону передавал текущие сводки событий российским и иностранным информагентствам. Постепенно журналисты Южной Осетии совместно с российскими коллегами смогли наладить поток информации на внешний мир.

Особенностью войны 2008 года была возможность отслеживать ситуацию в зоне боевых действий в режиме реального  времени. Эту возможность давало наличие у людей большого количества радиостанций. При этом рации были практически в подвале каждого многоквартирного дома, на каждом объекте. Поэтому сотрудники ГТРК отслеживали районы наиболее ожесточенных боев, чтобы выдвинуться туда. Переговоры были разные: от отчаянных просьб прислать подкрепление и боеприпасы до матюгов, сопровождающих отказ выполнять приказ об оставлении позиций в районе села Прис. Сообщения о гибели ребят сменялись опровержениями. Вести о подбитом танке, отбитом городском квартале сопровождались в радиосообществе радостными комментариями. 

9 августа утром, когда казалось, что атаки на город Цхинвал со стороны грузинских войск отбиты, сотрудники телевидения решили проведать своих родных, оставшихся дома. Связь была неустойчивой, да и разговаривать по мобильным телефонам было опасно. Враг пеленговал сигнал и обстреливал место, откуда он исходил. В восемь часов утра обстрел города временно прекратился.

К утру девятого августа шок от происходящего прошел. Свои первые удачные кадры сделал Георгий Келехсаев, который поднялся к Дубовой роще, где было разбомблено грузинское подразделение. Девятого августа в бункере ГТРК была оборудована монтажная студия. Несколько раз сюда заглядывали телеоператоры российского телевидения, с которыми обменивались видеокадрами.

В этот же день сотрудники телевидения пережили очередную атаку грузинской армии. К обеду девятого августа  враг снова попытался пройти по улице Героев к центру Цхинвала. И снова грузинские танки оказались перед зданием телевидения. Правда дальше продвинуться они уже не смогли и вскоре отошли. В этот раз сопротивление было оказано достойное, и вместе с ополченцами действовали и сотрудники телерадиокомпании. Один из грузинских танков догорал у здания ТВ.

В августовские дни для телевизионщиков сложилась уникальная ситуация. Обычно они выезжают к месту события, а тут, образно говоря, событие само пришло на телевидение. Фактически здание телерадиокомпании оказалось на передовой. Сложность работы в этот период заключалась не только в технических проблемах, но и в опасности для жизни и общих проблемах тех дней. Во время съемок все время приходилось бороться с нежеланием ребят попасть в кадр. Дело доходило до взаимных пререканий, так как желание запечатлеть ополченцев встречало непонимание. И после войны многие видеокадры так и не были использованы в сюжетах по причине того, что резервисты были категорически против своего появления на телевизионном экране.

Только-только на ТВ была организована работа, и съемочные группы стали работать по городу, как боевые действия были перенесены на территорию Грузии. Второй этап видеосьемок проходил уже за пределами Республики в районе Горийского района и города Гори.  

В те горячие дни на телевидении оставались директор Р.Кулумбегов, журналист К. Кошты, редактор Г.Келехсаев, зав.отделом В. Габараев, телеоператоры Р. Вазагов, З. Остаев, Т. Кусраев, водители В. Кокоев и В. Хабалов, бойцы вневедомственной охраны А. Бекоев, А. Лалиев, Л. Кочиев… В поселке Дзау работал телеоператор А. Харебов, в селе Дменис телеоператор Г. Мамитов, в селении Горет А. Кудзиев.

На время боевых действий на телевидении работали представители мужской части коллектива. Однако и девушки не оставались в стороне. Так журналист Ш. Атоян вообще совершила маленький подвиг. В разгар обстрелов она сумела перетащить в свой дом, расположенный рядом с телевидением комплект монтажного оборудования. 9 августа на телевидение под обстрелом пробралась монтажник Д.Плиева…

…Уже 11 августа, сразу же после ввода в Цхинвал российских войск работники телевидения приступили к восстановлению телевизионного эфира. Инженеру А. Бестаеву совместно с работниками связи удалось наладить телевизионный сигнал. Вечером 14 августа в эфир вышел выпуск новостей. Дальше пошли рабочие будни. Свои первые мирные материалы в течении последующих дней подготовили к эфиру журналисты Бела Гагиева, Валя Бестаева, Мисурат Козонова, Мальвина Гиголаева.

Восстановление телевизионного эфира произошло в рекордно короткие сроки: Двенадцатого августа отгремели последние залпы августовской войны, а уже четырнадцатого августа в эфир вышел диктор ГТРК «ИР» Сослан Джиоев. В этот час сотрудники ГТРК «ИР» – Инал Козаев, Алан Бестаев, Коста Кошты, Георгий Келехсаев, Владимир Тибилов, Вадим Габараев, Роберт Кулумбегов – подняли тост шампанским из директорских запасов. Только теперь пришло ощущение – жизнь продолжается.

 

День сегодняшний. Проблемы и перспективы

 

Юго-осетинское телевидение, как и наш народ, сталкивается с большими сложностями. Но, как и наше общество, борется с трудностями и пытается выходить на новый более качественный уровень. Каждый вечер мы смотрим ГТРК «ИР» в уверенности, что сможем узнать самые свежие новости из жизни нашей Республики.

Но мало кто из зрителей знает, как рождается новостной сюжет. Утро в информационной редакции ГТРК начинается с «летучки». Редакторы распределяют темы между корреспондентами. Куда идти, откуда брать новости? В зоне интереса журналистов все – реконструкция старых мостов, строительство музея, педагогическая практика студентов, условия содержания заключенных, отсутствие отопления в одной из цхинвальских школ и т.д.

В распоряжении редакции – десять корреспондентов, которые готовят сюжеты и на осетинском и на русском языке. Это, по словам директора ГТРК «Ир» Рады Дзагоевой, хотя порядком и осложняет работу, но является обязательным условием – ведь русский язык, наряду осетинским – государственный. Информационные программы до недавнего времени выходили три раза в день – два выпуска на осетинском и один на русском языках. Но серьезные технические проблемы стали причиной приостановления вещания одного новостного блока. «Месяц назад у нас «полетел» сервер. Это дорогостоящее оборудование для выхода информационных блоков в прямой эфир. Такого оборудования нет даже в Северной Осетии. Его установили в 2010 году российские специалисты. Установили, свернулись и уехали, не научив никого из местных обслуживать его. Уже через пару месяцев после начала эксплуатации оборудование начало давать сбои, как предполагают местные специалисты, по причине частых перебоев в энергосети. Сбои в работе с тех пор случались периодически и как итог полный выход из строя системы. Поэтому нам пришлось временно приостановить вещание новостей в три часа, несколько ограничить хронометраж новостей на русском языке в 18.00. Это временная вынужденная мера, как только мы получим новое оборудование, мы планируем также ввести в нашу сетку еще один дополнительный новостной выпуск, в 12 часов дня», – отметила директор телевидения. Вопрос приобретения нового оборудования, по ее словам, поставлен перед руководством Госкомитета информации и печати Республики. «Надеюсь, что наша проблема в ближайшее время будет решена. В таких условиях сложно работать, мы вынуждены вернуться в те времена, когда новости выходили не в прямом эфире, а в записи, образно говоря, в 90-ые годы, хотя мы стараемся, чтобы на качестве новостных блоков эти технические трудности не сказывались», – сказала Дзагоева.

Рада Дзагоева приступила к обязанностям директора телевидения в ноябре прошлого года. Но несмотря на короткий срок работы, на ТВ происходят позитивные изменения. Информационные выпуски стали более продолжительными и насыщенными, в эфире все чаще появляются новые интересные авторские программы. «С людьми очень сложно работать. С одной стороны, есть высокопоставленные персоны, некоторые из которых считают, что национальное телевидение недостаточно освещает их деятельность, некоторым не нравится тот или иной телевизионный материал, в котором их, не дай Бог, задели хоть намеком. Есть и такие, которые с навязчивой упорностью,  доходя  порой до абсурда, периодически обрушиваются критикой в адрес телевидения по причине того, что их «мало показали», а кого-то другого, по их мнению, менее достойного – много.

С другой стороны, есть простые люди, телезрители, которые верят в телевизионное слово, надеются на журналистов и очень часто обращаются к нам за помощью в решении своих проблем, с жалобами на тех же чиновников. Ни один человек не уходит от нас не услышанным. Мы стараемся помочь зачастую отчаявшимся людям, которые прошли, казалось бы, все инстанции и последнюю надежду на справедливость видят в наших журналистах, чтобы через телевидение компетентные органы услышали об их проблемах. Удовлетворение от работы есть тогда, когда оперативно реагируют на наши материалы и проблемы населения устраняются», – отметила Дзагоева.

В отличие от других СМИ, телевизионный репортаж показывает зрителю событие. Поэтому один из главных людей, участвующих в создании телесюжета – оператор. По словам главного оператора Джонни Техова, на телевидении работают всего десять операторов, которые обслуживают и информационный блок, и авторские передачи. «Поэтому у нас часто бывают сбои в работе. Операторов попросту не хватает, зарплаты маленькие, поэтому к нам неохотно идут работать. А ведь работа оператора очень важная и сложная. Порой неудачный кадр может испортить всю картину, и наоборот. Ту важно все – свет, фон, цвета», – отметил Техов.

Но готовность съемочной группы к работе – это одно, другое, более сложное – договориться с респондентом об интервью. Как правило, люди, а в Южной Осетии особенно, с трудом идут на контакт с журналистами, особенно телевизионщиками. «Перед тем, как ехать на съемку, надо созвониться с организаторами, договориться о времени и месте проведения интервью. Полдня после летучки у нас уходит на то, чтобы договариваться с нашими респондентами, уговорить их дать интервью. Даже чиновники с трудом идут на контакт, а претензий у них потом бывает много», – рассказывает продюсер-координатор эфира Мадина Багаева.

Но, несмотря на все вышеперечисленные сложности, каждый вечер юго-осетинский зритель смотрит интересные и актуальные репортажи, подготовленные информационной службой ГТРК «Ир». «И хоть на подготовку трехминутного репортажа порой уходит зачастую целый день, над ним трудится корреспондент, оператор, монтажер, редактор, но радость и удовлетворение от итога работы заставляет забыть усталость. Работа  очень  тяжелая,  ответственная, журналист в ответе за каждое свое слово. Работа редактора еще более ответственная, потому что если корреспондент отвечает только за свой материал, то редактор за новостной выпуск в целом. Материалы бывают разные, там и цифры, и важные политические моменты, и спорные вопросы, поэтому надо быть предельно внимательным и ответственным», – заметила шеф-редактор информационного выпуска «Сегодня» Екатерина Багаева. С самого утра работа «закипает» и в редакции авторских программ. Их на сегодняшний день в сетке вещания ГТРК более двадцати. По словам Рады Дзагоевой, наряду с передачами на актуальные темы, волнующие общество сегодня, особое внимание уделяется национальным основам. «Собираемся разработать новые проекты об истории, культуре осетин. Буквально на днях у нас вышли в эфир два новых проекта – передача Тамерлана Дзуццева "Фыдыбаста" и авторский проект Инны Гучмазовой «Дорогами предков». Первый проект очень интересный, старшеклассник с нашей съемочной группой ходит по своему родовому селу и рассказывает все интересное, что знает о воем селе. Это популяризирует среди молодежи интерес к своим корням, истокам национального. Проект Инны Гучмазовой также весьма значимый. К участию в этой программе съемочная группа привлекла нашего выдающегося ученого, профессора Юрия Гаглойты. Он будет рассказывать об истории нашего народа простым, далеким от научного, языком, чтобы донести до телезрителей все богатство осетинской истории, на которое во многом опирается величественность нации», - добавила она. Все чаще появляются в эфире и различные молодежные и развлекательные передачи.

Государственное юго-осетинское телевидение зародилось 20 лет назад, 16 марта 1994 года, когда на «голубых» экранах Южной Осетии появился новый канал – Государственная телекомпания «Ир», когда первые дикторы обратились к зрителям с приветственными словами на родном языке. Появление государственного телевидения стало еще одним шагом в направлении создания независимой страны. И сегодня роль телевидения в развитии нашей государственности также сложно переоценить. Каждодневный труд сотрудников ГТРК «Ир» – это показатель стабильности и развития медиа-сферы. Телевидение – это зеркало нашего общества, зеркало, которое отражает жизнь, как она есть, со всеми положительными и отрицательными моментами. В 20 лет жизнь только начинается, и хочется верить, что ГТРК «Ир» доживет «до глубоких седин».

 

Юго-Осетинскому Государственному телевидению – 20 лет (часть 2)

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Октябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Популярно