Юго-Осетинский научно-исследовательский институт как центр становления и развития национальной этнографии

18-07-2022, 22:20, Даты [просмотров 1426] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Юго-Осетинский научно-исследовательский институт как центр становления и развития национальной этнографииГод 2022 стал юбилейным для научно-исследовательского института им. З.Ванеева (ЮОНИИ) – в феврале данному научному центру исполнилось 100 лет со дня образования. А через неделю, 17 июля – в День этнографа – свой профессиональный праздник отметят собиратели фактов старины. Эти две даты дают нам повод рассказать читателям о становлении национальной этнографической науки в стенах ЮОНИИ.

 

На заре становления

В число неотложных задач образованного в 1922 году «Научно-литературного общества» вхо­дило экономическое восстановление края, изучение природных ресурсов, исследование истории осетинско­го народа. Впервые наука в Южной Осетии была поставлена на государственную основу.

Руководство Юго-Осетинской автономиисчитало необходимым создать действенныйцентр науки. В том числе и волевыми методами. В решении Президиума ЦИК указывалось: «Все учреждения Юго-Осетии, ведущие работу научного значения, а также все научные работы, проводимые на территории Юго-Осетии, должны вести научные исследова­ния только через научно-исследовательский институт». Этот процесс концентрации отдельных научных изысканий в одном научном центре способствовал системному развитию исследовательской деятельности.

Если говорить непосредственно об этнографическом изучении Южной Осетии, то здесь в первое время было решено использовать опыт приглашенных специалистов. В 1923 году в Юго-Осетию была направлена научная экспедиция За­кавказской научной ассоциации, целью которой было много­профильное изучение региона. Непосредственно вопросы этнографии были поручены Григорию Филипповичу Чурсину, советскому этнографу-кавказоведу, профессору Ленинградского университета. Итогом работы исследователя стал этнографи­ческий очерк «Осетины», опубликованный в 1925 году.

Большую работу по выявлению особенностей общественного быта южных осетин провел известный кавказовед Марк Осипович Косвен. Он посетил Южную Осетию в 1931 году по приглашению руководства Юго-Осетинского института краеведения.

Впрочем, к этому времени в стенах научного заведения формируется свой научно-кадровый потенциал. Большой вклад в этнографическую науку об осетинах внес известный ученый Захарий Николаевич Ванеев. В 1926 году он публикует свою первую этнографическую работу, в которой рассматривает семейные и общественные отношения в среде осетинского народа. Исследование называлось «Индивидуализм и коллективизм вродовом быту осетин». Следующие труды автора – «Родовой строй в Осетии» и «Из истории родового быта в Юго-Осетии» – представляют богатый материал для современных исследователей старины. В этих работах З.Ванеев, дает подробное списа­ние и соответствующий научный анализ структуры родового и территориальных объединений осетин на основе большого этнографическо­го материала, собранного им лично.

Большой вклад в становлении этнографии как науки в стенах ЮОНИИ внесла известный исследователь Кавказа Ев-гения Георгиевна Пчелина. Она участвовала в этнографических экспедициях по Юго-Осетии в 1924, 1926 и 1927 годах. В результате этих поездок ею написана содержательная работа «Дом и усадьба нагорной полосы Юго-Осетии». Статьи о Южной Осетии под ее авторством регулярно публиковались в журнале «Советская этнография». С 1948 по 1952 годы – она сотрудник ЮОНИИ. За годы пребывания в научном учреждении Пчелина про­вела огромную работу по собиранию фольклорного и этно­графического материала, изучению памятников материаль­ной культуры осетин. Свои наблюдения она опубликовала в монографии по этнографии Осетии «Оssetica».

Неоценимый вклад в изучение народной музыки, в том числе и на материале Южной Осетии внес композитор Борис Александрович Галаев. С 1930 года, по планам работ Юго-Осетинского научно-исследовательского института, он проводил систематические записи осетинской народной музыки не только в Юго-Осетинской автономии, но и среди осетинского населения Триалетской Осетии.

Свои научные работы в сфере музыкальной культуры опубликовал и известный осетинский композитор Феликс Шалвович Алборов. Наряду с композиторской деятельностью он занимался исследованием истории осетинской народной музыки. Работал в ЮОНИИ более десяти лет. Венцом его научной деятельности является монография «Музыкальная культура осетин».

К числу выдающихся представителей прогрессивной осетинской интеллигенции, сформировавшейся в начале XX ве-ка, относится и Народный художник Махарбек Сафарович Туганов – исследователь устного народного творчества и этно­графии осетинского народа. Он несколько лет работал научным сотруд­ником Юго-Осетинского научно-исследовательского институ­та. В этот период им написаны научные статьи по этнографии осетин, его перу принадлежат работы по осе­тинскому национальному костюму, народному орнаменту, Нартскому эпосу и др.

Видный осетинский ученый Василий Иванович Абаев непродолжительное время работал в Юго-Осетинском научно-исследовательском институте, а после поддерживал с ним постоянную связь. В его исследованиях имеется весьма ценный материал и по разным вопросам этнографии осетин.

Институт систематически проводил этнографические и археологические экспедиции. В 1948 году в Дзауском ущелье было записано свыше 250 сказок, легенд, преданий. В 1949 году экспедиция работала в Ленингорском районе, среди осетин Кахетии и Триалети, было записано свыше 350 легенд, сказок, песен, собран другой фольклорный материал.

 

У науки человеческое лицо

Наука не является обезличенной сферой, ее продвигают конкретные личности. Именно талантливые персоналии создали юго-осетинскую школу этнографии.

Имя этнографа Виссариона Константиновича Тотрова хорошо известно исследованиями по семье и семейному быту крестьян Юго-Осетии, а также по истории народных верований.

Инициатива создания в стенах ЮОНИИ отдела этнографии принадлежит доктору исторических наук, первому профессиональному этнографу Южной Осетии Зинаиде Давидовне Гаглоевой. Свои шаги в большую науку она сделала, еще будучи сотрудником Краеведческого музея. В 1950 году она, уже учась в аспирантуре Института истории, археологии и этнографии им. И.А. Джавахишвили, выступает на сессии Академии наук ГССР с докладом. Материал для сообщения был ею собран в этнографической экспедиции, организованной музеем в 1949 году. Необходимо отметить, чточести выступать на таком форуме удостаивался не каждый маститый ученый.

В 1951 году научный сотрудник музея Зинаида Гаглоева была командирована в Москву, на Всесоюзную этнографическую сессию. И это тоже было признанием ее научного потенциала. Ее выступление получило одобрение авторитетного научного сообщества. Заметив успехи молодого и пытливого исследователя, ее приглашают работать в научный институт, где она со временем закладывает основу юго-осетинской этнографической школы. Возможно, именно пример Зинаиды Давидовны подвиг на интерес к этнографии и других представительниц прекрасного пола юга Осетии.

Так, над темой погребальной обрядности осетин стала работать Аза Багратовна Кокоева. Ее перу принадлежат исследования, посвященные народным поверьям, связанными с детскими болезнями. Ученый систематизировала элементы погребального обряда у осетин, проиллюстрировала представления о загробном мире на примере сюжетов Нартского эпоса. Большой интерес у научной общественности вызвала ее монография «Этнокультурный феномен погребального обряда у осетин».

Этнограф Фатима Хазбиевна Гаглоева связала свою научную деятельность с изучением внутрисемейных отношений и гендерным ролям в повседневности осетин.

Сотрудник отдела этнологии Лива Тедеева провела исследования системы запретов в традиционной осетин­ской культуре. В настоящее время в центре внимания ее научных интересов символика надмогильных сооружений в осетинской традиционной культуре.

Обычаи осетин, связанные с медицинскими практиками изучала Марина Гассиева. Сотрудник института Диана Бекоева основное внимание уделяла этносоциологии. Научный сотрудник отдела Ирма Парастаева на момент ее работы в отделе истории и этнологии посвятила свои исследования народным представлениям в области духовной культуры.

Отдельно следует сказать о докторе исторических наук Людвиге Алексеевиче Чибирове, внесшим большой, основополагающий вклад в становление национальной этнографической науки. Он долгое время работал в Юго-Осетинском научно-исследовательском институте. В 70-ые годы ученый переходит на работу в Юго-Осетинский педагогический институт, где благодаря его усилиям формируется новый неформальный центр этнографических исследований.

Создание юго-осетинской школы этнографии принято связывать с именами профессиональных этнографов Зинаиды Гаглоевой и Людвига Чибирова. Именно они сделали это направление в исторической науке значимым в Южной Осетии, и в значительной степени способствовали распространению ее авторитета и за пределами края.

Было время, когда отдел этнографии, руководимый доктором исторических наук З.Д.Гаглоевой, являлся одним из ведущих центров в деле этнографического изучения Осетии в системе Академии наук ГССР. Подтверждением этого авторитета явилось проведение в Цхинвале научного форума этнографов Грузинской СССР.

21 апреля 1983 года в зале заседаний областного Дома Советов прошла этнографическая сессия. В научном форуме приняли участие ученые-этнографы из Грузии, Абхазии и Южной Осетии, ученые из Москвы и Ленинграда Темы их докладов охватывали широкий диапазон: Нартский эпос, этикет застолья, общественный быт, происхождение народных песен и др. Этнографическая сессия продлилась два дня.

 

Новые горизонты

Шло время, и когорта этнографов увеличивалась, наукой об этносах стали заниматься представители следующего поколения. Новые веяния в развитии национальной этнографии внес во время работы в стенах ЮОНИИ Алан Резоевич Чочиев. Сфера его научных интересов в этот период – вопросы пережитков военно-демократического уклада в общественном быту осетин. За время работы в институте им опубликованы десятки статей по этнографии. Вскоре ученый переходит на работу в ЮОГПИ, где успешно продолжает свои исследования, расширяя их тематику и содержание.

В 80-х годах в большую науку приходят новые кадры, не стал исключением и ЮОНИИ, в частности, в отделе этнографии появляются молодые ученые. ЗелимЦховребов свои исследовательские способности приложил к изучению духовной культуры осетинского народа. Его работы, посвященные космологическим концепциям в Нартском эпосе, космологии и мифотворчеству вплетены в оригинальную канву осетинской этнографии.

Широтой научных интересов отличаются работы Константина Кочиева, среди которых традиционные народные верования и обряды, исторические предания, знаковые системы традиционной культуры осетин, истоки национальной символики.

Краеведом от природы можно назвать сотрудника отдела этнографии Ирбега Маргиева. Мало осталось мест в Южной Осетии, которые бы он не обследовал. Научные статьи молодого ученого посвящены фамильным преданиям, религиозным воззрениям осетин, топонимии ущелий Осетии, исследованиям башенных комплексов юга Осетии.

Сегодня перед этнографической наукой стоят важные задачи. Источник сведений для этнографа – это, прежде всего, старожилы, которых по причине возраста и пандемий становится все меньше и меньше. Причем не с каждым годом, а с каждым месяцем

В текущем году, благодаря инициативе руководства ЮОНИИ был воссоздан отдел этнологии и есть надежда, что его сотрудники постараются организовать в ближайшее время и на постоянной основе, системную работу в деле изучения материальной и духовной культуры осетинского народа.

 

Р.Кулумбегов,

этнограф, кандидат исторических наук

 

На фото:

1. Этнограф Л.А.Чибиров записывает сведения старины у старожила

2. Выступление доктора исторических наук. З.Д.Гаглоевой на этнографической сессии (1983 г.)

Юго-Осетинский научно-исследовательский институт как центр становления и развития национальной этнографии

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Сентябрь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930