Миротворчество как подвиг

14-07-2020, 15:26, Даты [просмотров 569] [версия для печати]
  • Нравится
  • 1

Миротворчество как подвигСоветские воинские контингенты в свое время участвовали во многих международных миротворческих миссиях, в частности, 25 ноября 1973 года группа советских военнослужащих приняла участие в миротворческой операции на Ближнем Востоке. Этот день впоследствии был даже официально предложен президентом РФ в качестве даты празднования «Дня военного миротворца России», однако так и не был утвержден. Что ж, есть прекрасная возможность решить этот вопрос сейчас и праздновать День миротворца в России 14 июля, как и в Южной Осетии.

В этот день, в 1992 году, Вооруженные Силы России приступили к осуществлению своей первой после Советского Союза миротворческой операции – в Республику Южная Осетия в составе трехсторонних Смешанных сил по поддержанию мира в зоне грузино-осетинского конфликта прибыли российские воины, которых здесь встречали с воодушевлением.

Период с весны до середины июля 1992 года был самым тяжелым и кровопролитным для нашей страны. Многие справедливо связывали это с возвращением в Грузию Эдуарда Шеварднадзе после небольшой гражданской войны в Грузии и свержения в январе 1992 года вождя грузинских националистов Звиада Гамсахурдиа. Каковы были ожидания от «демократа», трудно сказать, руководствуясь лишь эмоциями. Вначале даже у определенной части осетинской интеллигенции возникли иллюзии по поводу возможности цивилизованного прекращения войны. В этот период существенно изменились и действия России в зоне вооруженного конфликта. 25 апреля Внутренние войска МВД России, дислоцировавшиеся в Южной Осетии, покинули Цхинвал вместе с вооружением и техникой. С этого дня начался новый этап эскалации напряженности, когда ежедневно грузинская сторона предпринимала попытки штурмовать город. Бандитские формирования при «цивилизованном» руководстве Грузии сменились отрядами хорошо вооруженной Национальной гвардии. Свою помощь в этих условиях осетинам предлагала Конфедерация Горских народов Кавказа (КГНК).

Поток беженцев на Север по Зарской дороге еще больше усилился, но движение замерло после кровавых событий 20 мая – расстрела мирных жителей – стариков, женщин и детей, покидавших Южную Осетию по объездной дороге. Бои на подступах к городу и за стратегическую высоту Прис шли круглосуточно, количество погибших исчислялось десятками. Трагическая гибель отряда ОМОН-овцев в неравном бою с противником на въезде в Цхинвал несколько подорвала надежду на возможность отстоять город – сил самообороны было недостаточно, не хватало оружия.

Осетины не очень рассчитывали на помощь ельцинской России, но от военной помощи КГНК все же отказались. 10 июня 1992 года руководители Северной Осетии Ахсарбек Галазов и Сергей Хетагуров встретились в г. Казбеги с Э. Шеварднадзе и Т. Китовани, министром обороны в новом правительстве Грузии. А. Галазов связывал с грузинским «демократом» определенные надежды, после того, как тот заявил, что «не приемлет чуждый грузинскому народу фашизм, и грузинский народ смоет со своего имени это черное пятно», имея в виду убийство мирных беженцев 20 мая. Однако было очевидно, что Шеварднадзе преследует совсем другие цели, да и ситуацию не полностью контролирует.

Между тем, общественное напряжение в Северной Осетии нарастало и уже грозило выйти из-под контроля. Формировались отряды добровольцев, которые требовали у властей оружие. Было совершено нападение на воинские склады в с. Михайловском, захвачены самоходные артиллерийские установки. Добровольцы из Северной Осетии открыто принимали участие в войне. При этом, учитывая ингушский фактор, ситуация могла перерасти в войну на два фронта.

В свою очередь, лидеры Северной Осетии требовали от центральных властей немедленного принятия мер. В Верховном Совете и Совете Министров Северной Осетии заявили о готовности в противном случае созвать совместное заседание парламентов Юга и Севера и признать Республику Южная Осетия. Они не исключали, что на таком заседании могло быть провозглашено единое независимое государство Алания и расторгнут Федеративный договор с Российской Федерацией.

В таких условиях Б. Ельцин, наконец, откликнулся на настоятельные просьбы А. Галазова принять участие в судьбе Южной Осетии. Накануне назначенной Ельциным встречи с Шеварднадзе и представителями Северной и Южной Осетии грузинская сторона предприняла последнюю, самую массированную попытку штурма города и в течение суток вела ракетно-артиллерийский обстрел населенных пунктов. Однако защитники и в этот раз отбросили противника, уже прорвавшегося в левобережье столицы.

Встреча сторон состоялась 24 июня 1992 года в Сочи. Б. Ельцин и Э. Шеварднадзе подписали «Соглашение о принципах урегулирования грузино-осетинского конфликта», А. Галазов и Т. Кулумбегов его завизировали. Соглашение называют Дагомысским, поскольку изначально местом встречи был назначен Дагомыс, но потом по соображениям безопасности был отменен. Стороны договорились о создании Смешанной контрольной комиссии (СКК) по урегулированию и вводе трехстороннего Миротворческого контингента в зону конфликта. Сопредседателями СКК от сторон были назначены: отРоссии – председатель Госкомитета РФ поделам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу, от Грузии – министр обороны Тенгиз Китовани, от Северной Осетии – председатель Совета министров Сергей Хетагуров, на них возлагалась вся ответственность задеятельность миротворческого контингента. Однако, несмотря на договоренность о прекращении огня, грузинская сторона вплоть до ввода миротворцев не оставляла попыток захвата города. Каждый день приносил новые жертвы, особенно обидные уже после заключенного перемирия. В Южной Осетии с надеждой ждали вмешательства России и окончания кровопролития.

14 июля 1992 года в зону грузино-осетинского конфликта вошли трехсторонние миротворческие силы. Новый тер-

мин «зона конфликта» означал территорию врадиусе 15кмотцентра Цхинвала. Было введено также понятие «коридор безопасности» – полоса шириной 14км (по7кмвкаждую сторону) вдоль границы Южной Осетии. В составе трехстороннего контингента было по одному батальону от сторон по 500 бойцов в каждом (и еще по 300 в резерве), но для измученного длительной кровопролитной войной народа Южной Осетии важнее всего было присутствие российских воинов, ставших гарантом мира на осетинской земле на следующие 16 лет.

Российским батальоном командовал генерал-полковник Г. Филатов, северо-осетинским – генерал-лейтенант С. Суанов, грузинским – генерал-майор П. Георгадзе. Миротворческие силы должны были нести совместную службу по поддержанию мира и порядка. Впоследствии, 6 декабря 1994 г., с взаимного согласия трех сторон миротворческие силы были объединены под единым командованием российского генерал-май-ора Анатолия Меркулева.

Миротворческую операцию в Южной Осетии называют уникальной и успешной, несмотря на то, что она стала первым подобным российским опытом. Благодаря присутствию «голубых касок», на земле Южной Осетии воцарился мир, хоть и хрупкий, как принято уточнять. Тысячи семей вернулись к мирной жизни и, хотя будущее оставалось абсолютно неясным, жить на этой земле уже было возможно.

Тем не менее, всегда приходилось иметь в виду тот камень, который держали за пазухой военнослужащие грузинского батальона ССПМ. На начальном этапе этот батальон формировался, в том числе, из жителей местных грузинских сел, которые принимали участие в боевых действиях и отличались особой жестокостью к пленным и заложникам. Позже их сменили на военнослужащих регулярной армии, однако это не многое изменило в отношении грузинского контингента к коллегам. Поэтому миротворцы российского и осетинского батальонов выполняли свои ежедневные обязанности – обеспечение режима безопасности в зоне конфликта, контроль за прекращением огня, вывод вооруженных формирований и роспуск сил самообороны – с оглядкой на коварство своих «соратников» и в ежеминутной готовности к предательству. Параллельно приходилось решать много хозяйственных вопросов, содействовать местным органам власти в налаживании мирной жизни, а также брать на себя функции правоохранительных органов.

Результаты установившегося мира можно было почувствовать уже очень скоро. В августе группа депутатов Верховного Совета Российской Федерации прибыла в зону конфликта для изучения ситуации. В докладе президенту Б. Ельцину депутаты сообщали: «Ввод миротворческого контингента решительно изменил ситуацию в Южной Осетии, позволил совершить переход от боевых действий, интенсивность которых постоянно нарастала и достигла пика в мае-июне, к миру. Этот опыт, безусловно, заслуживает самого тщательного изучения на предмет использования в других «горячих точках» СНГ и за его пределами. Мир в Южной Осетии, поддерживаемый с помощью вооруженной силы, пока крайне неустойчив. Вывод миротворческих сил, по нашей оценке, основанной на всей полученной информации, может повлечь за собой возобновление боевых действий в еще больших масштабах. Вывод миротворческих сил или даже намек на него не допустимы до того, как будет достигнуто прочное политическое урегулирование».

Депутаты отметили и такой любопытный факт: «Солдаты и офицеры грузинского батальона чувствуют себя ущемленными, так как их вооружение по вине грузинской стороны, не обеспечившей выполнение достигнутых соглашений, много хуже, чем у других подразделений. Стоит рассмотреть вопрос о понижении уровня оснащения осетинской стороны тяжелым вооружением до уровня грузинской. Это снимет ненужные напряжения».

Сопредседатель от российской стороны Сергей Шойгу в докладной записке вице-президенту РФ А.В. Руцкому в этот же период выразил сомнения в том, что миротворческий контингент сможет удерживать ситуацию и сохранять мир и правопорядок длительное время: «Положение дел в Южной Осетии, состояние многосторонних миротворческих сил, их состав, психологическое состояние населения, большая вероятность провокаций или трагическая случайность, не позволяют надеяться, что находящиеся в зоне конфликта трехсторонние вооруженные формирования смогут обеспечить столь продолжительное время (4-5 месяцев) мир и правопорядок». Имелись в виду опасения грузинской стороны в связи с возможным решением вопроса по статусу Южной Осетии перед выборами в Грузии в ноябре 1992 года. По мнению Шойгу, следовало подготовить и принять на многостороннем уровне решение об окончательном урегулировании конфликта, предусматривающем вывод вооруженных сил с заменой их на правоохранительные органы.

Тем не менее, Миротворческие силы эффективно и добросовестно выполняли миссию дособытий августа 2008 года. «Сюрприз» от грузинских миротворцев, которого опасались с самого начала, готовился исподволь к началу агрессии. Накануне событий грузинский батальон покинул расположение Объединенного командования и примкнул к войскам Грузии, подошедшим к подступам Цхинвала. Хорошо знавшие дислокацию контингентов, грузинские «голубые каски» непосредственно вели огонь по казармам российских и осетинских коллег. Верхний городок, где сейчас установлен Поклонный крест в память о погибших российских миротворцах, одним из первых принял на себя удар грузинской артиллерии и до последнего патрона держал оборону. В первые часы боев погибло 11 российских миротворцев, еще четверо были убиты под артиллерийским огнем позже. Были убитые и среди бойцов осетинского батальона, оказавшихся в самом пекле войны. Но никто из бойцов российского и осетинского контингентов не посрамил высокого звания миротворца. Российские вооруженные силы осуществили операцию по принуждению Грузии к миру ценой 64 своих военнослужащих. Склоняем головы перед их светлой памятью.

В октябре 2008 года российская миротворческая миссия в уже признанной Республике Южная Осетия была официально прекращена. В военном ведомстве России она отмечена, как одна из самых успешных по своей эффективности миротворческих операций в мире...

Инга Кочиева

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Декабрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 

Популярно