Время оглянуться и смело продолжить свой путь

28-04-2020, 15:28, Даты [просмотров 286] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Время оглянуться и смело продолжить свой путьИсполнилось 70 лет Анатолию Чехоеву – моему другу и однокласснику. Страшно подумать, но оказалось, что нас связал временно промежуток, длиной более шести десятка лет, и сегодня нам есть, что сказать друг другу. Анатолий Георгиевич в особом представлении не нуждается – это фигура публичная, занимавшая самые высокие посты, активно участвующая в политической и общественной жизни. Личность его на виду, а имя – на слуху. Жизненный путь юбиляра богат на самые разные события, меняющие его судьбу, но не меняя содержания и убеждений. Действия каждого человека можно оценить по-разному, в зависимости от жизненного опыта, предпочтений, мироощущений, темперамента и даже настроения, делая из него то героя, то натуру заблуждающуюся. Отношение к Анатолию Чехоеву тоже не всегда было одновекторным. Но, как говорят люди умные, история всех поставит на свои места, и каждому воздастся за содеянное...

А началось все 1 сентября 1957 года, когда наши мамы привели нас на первый звонок в лучшую на тот день сталинирскую среднюю школу № 3, которой железной рукой правила Роза Тимофеевна Цховребова. Затем нас перевели в математический класс школы № 6. После школы оба отправились в Орджоникидзе, где поступили в вузы, правда, разные. Судьба то сводила, то разводила нас. Вместе мы участвовали в работе Юго-Осетинского Обкома комсомола, где Толик возглавлял бюро международного молодежного туризма «Спутник», а я, на общественных началах, Совет молодых ученых. Вместе мы оказались и в переломные 80-е годы прошлого века уже в стенах Обкома партии. Но об этом ниже.

Стоит ли повторять истертые до банальности слова о том, что время пролетело стремительно. Для кого-то это возможно и так, только не для нашего послевоенного поколения, которое с младых ногтей приучали к тому, что именно на нас возложена ответственность по формированию новой социалистической реальности. Своими успехами в учебе, дисциплиною, общественной активностью следовало доказывать состоятельность новой формации, которая, отталкиваясь от национальных традиций, героического прошлого отцов и дедов, должна поднять юго-осетинское общество на новую высоту. Многие из нас отнеслись к такому посылу со всей серьезностью. Поэтому в школах того периода было много отличников, победителей олимпиад, спортивных чемпионов, которые без особых усилий поступали в элитные столичные вузы. В этом плане не был исключением и наш с Толиком Чехоевым математический класс.

Родился он в Сталинире, 20 апреля 1950 года, в семье служащих. Получил хорошее воспитание. Кстати, все три бра-

та Чехоевы стали яркими и достойными представителями нашего общества, проявив при этом самые разные таланты и наклонности и делая все зависящее от них для процветания Южной Осетии. Здесь, как бы сейчас сказали, образовалось три в одном: политик, музыкант, поэт – это о братьях, конечно.

Главной форминантой нашего характера вместе с семьей и улицей была школа. Нам с Толиком повезло попасть в элитный по тем временам класс – набор к Анне Максимовне Харебовой. Это нынешний аналог Марии Федоровны Джиоевой. Все тогда мечтали определить свое чадо в это школьное семейство. Желающих было много, но нам это удалось. Анатолий с самого начала проявил себя прилежным учеником, был собран, дисциплинирован и никаких проблем учителям не создавал. На фоне наших оболтусов он выделялся серьезностью и основательностью.

Все мы помимо школы посещали разные кружки и секции. Толик включился во вновь образованный школьный духовой оркестр и старательно выдувал медь из большой тубы. Вместе с этим он пошел в секцию бокса – вид спорта, который в то время гремел на республиканских просторах. На этом поприще, как и у всех, были победы, поражения, триумфы локального масштаба. Но банальные травмы, сопровождающие этот вид спорта, заставляют с ним и расстаться. После оставленного бокса пришло увлечение альпинизмом. Было и обязательное боление за наших футболистов и хоккеистов.

В школе преподавали нам истинные корифеи: Отар Харитонович Гассиев (математика), Константин Григорьевич Дзассохов (физика), Ида Рувимовна Хволес (химия), Анастасия Николаевна Джиоева (литература)… Подготовили к выпуску они нас так, что чуть ли не весь класс метил в медалисты. Но обеспокоенные таким массовым наличием потенциальных отличников чиновники из Тбилиси выставили условие: претенденты обязательно должны быть победителями школьных олимпиад. Но и этот критерий мы выдержали. Тогда функционеры из министерства образования Грузии придумали новую каверзу: желающие получить медали должны были ехать в Тбилиси на собеседование. Это дисциплинарное условие каждый из нас посчитал оскорбительным и от медалей мы все отказались. Считалось, что морально мы одержали победу.

Студенчество наше прошло в Орджоникидзе. Я учился в университете, а Анатолий – в Северо-Кавказском горно-металлургическом институте. Выучился на горного инженера-механика. Учился без проблем, по крайней мере «хвосты» за ним не водились. Понимая, что семья не самая обеспеченная, пытался сам себя содержать, подрабатывая грузчиком, или еще где-либо. После института Анатолий добровольно уходит в армию, хотя имел все основания законно «откосить». Здесь он два года командовал взводом. Проходил же службу в Прибалтийском военном округе, в ракетных войсках. Вообще в его характере было много армейского, из него получился бы хороший офицер, поскольку армия очень подходила его характеру, образу жизни: дисциплинированность, обязательность, верность долгу, стремление к порядку. Он, кстати, всерьез задумывался о военной карьере, но умер отец, и надо было поддержать мать и дать закончить образование младшим братьям.

После армии была работа на должности старшего диспетчера и начальником цеха на флагмане юго-осетинской промышленности – заводе «Электровибромашина». Тогда там собрался профессиональный и дружный коллектив. Анатолию, как молодому специалисту, прибавлялись и различные общественные поручения. «Вибромашина» всегда была кузницей кадров для партийных и советских органов. По крайней мере, мэры города и председатели промышленных отделов, партийных и хозяйственных органов, как правило, были оттуда. Пришла очередь и Анатолия Георгиевича. Начал он скромно – председателем бюро молодежного туризма «Спутник» Юго-Осетинского Обкома комсомола. Это помогло ему, кстати, стать участником знаменательного действа – ему было поручено возглавить группу передовых комсомольцев на Олимпиаду в Москву. В это время там умирает Владимир Высоцкий. Толик, как большой поклонник бардовской песни – сам играет на гитаре и поет под нее, не мог обойти стороной это трагическое событие. В день похорон по всей Москве стали возникать стихийные траурные митинги. Собравшиеся выступали здесь с речами, пели песни покойного, читали его стихи. На одном из них выступил и Анатолий…

Затем была работа в должности первого секретаря Горкома комсомола, различных партийных и советских органах, в том числе председателя Комитета народного контроля Южной Осетии и первого секретаря Знаурского райкома партии. А в 1988 году он становится Первым секретарем Юго-Осетинского Обкома партии – высшая должность в масштабах автономии.

Надо сказать, что уже тогда ему мало кто завидовал. Все трещало по швам, в партию уже не вступали, а бежали из нее. Москве было не до нас, а в Тбилиси коммунисты в отношении Южной Осетии быстро объединились с националистами. Да и у нас виновником всех бед стал Обком партии. От Чехоева требовали того, чего он сделать не мог по определению. А подлаживаться под кого-либо и изменять своим принципам он не имел привычки. Силы были неравны. Но было сказано: «Я ухожу, но ответственно хочу заявить, нам надо любой ценой удержаться от противостояния, иначе мы наших осетин из внутренних районов Грузии будем вывозить военными грузовиками».

Здесь надо сделать два отступления. В 1988 году Анатолий стал уговаривать меня перейти на работу в Обком. Он говорил, что со старой партией покончено, строится партия нового образца – народная и демократичная. В то время я работал в научном институте и чувствовал себя прекрасно. Ежегодно была месячная командировка в Москву, два месяца экспедиции, работа под боком, где меня окружали прекрасные люди – цвет юго-осетинской интеллигенции, было много свободного времени, со всеми вытекающими обстоятельствами. Но предложения повторялись, и тогда я собрал друзей и спросил их, как мне поступить. Мнение было единогласным – переходи. Так я лишился и экспедиций, и командировок, и вольного пребывания. Но ни о чем, ни тогда, ни сейчас не жалею. Пока Толик был в Обкоме, всегда был рядом, помогал, чем мог. А он на своем высоком посту не «забронзовел», а остался простым и открытым не только ко мне, но и ко всем остальным.

Каждый из наших первых секретарей имел свою «фишку» – главное деяние на высоком посту. Для Иосифа Чиаева – это был расцвет Квайсы, для Феликса Санакоева – ТрансКАМ. Анатолий Георгиевич таковым деянием по праву считает ввод в строй Едисского водопровода. Помню день, когда в Дзау, у ресторана «Голубой Дунай», Анатолий открутил вентиль и из трубы хлынули потоки чистой горной воды. Это был настоящий праздник, большая победа.

…Сдав свои полномочия, Анатолий Чехоев не стал в позу обиженного, невинно пострадавшего, а продолжал делать все возможное на благо своего народа. Будучи депутатом Верховного Совета СССР (здесь он входил в Комитет по национальной политике и межнациональным отношениям), пытался всеми силамисклонить на нашу сторону депутатский корпус. Его гостиничный номер больше напоминал штаб, куда собирались не только депутаты от Южной Осетии, но и видные представители московской осетинской диаспоры, «ходоки» из Цхинвала. Здесь намечался план на следующий сессионный день, давались поручения, выдвигались идеи, делались предложения. «В политику я ушел осознанно. Мне было 41, я мог найти тепленькое местечко и не связываться с постоянной нервотрепкой, сопровождающей активного политика. Но я ощущал и ощущаю ответственность за свой народ, и эта ответственность не позволила оказаться в стороне от главного дела моей жизни», – напишет он о тех днях.

После развала СССР стало еще сложней. Как один из лидеров депутатской группы «Союз» Анатолий Георгиевич мог оказаться в тюрьме вместе с ГКЧПистами. Он сделал очень много для того, чтобы Компартия в конец не рассыпалась, был одним из организаторов XXIX съезда КПСС, на который прибыли делегаты от всех некогда союзных республик. Избирался заместителем председателя Совета СКП-КПСС, членом оргкомитета по проведению I-III Конгрессов народов СССР. В 1992 году на выборах в первый Юго-Осетинский парламент, его заочно избрали в его состав.

В 1995 и 1999 годах он избирается в Государственную Думу РФ, где становится заместителем председателя Комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками. Это период насыщен многотрудной работы. И здесь на первом месте у него стояла судьба сво­его народа. Кто-то в те годы метко сказал, что с избранием в Госдуму РФ Анатолия Чехоева закончилась «эра думских молчунов» от Осетии. Он никогда не был «твердолобым партийцем». Даже будучи членом фракции КПРФ, не раз голосовал вопреки мнению сопартийцев, если считал их позицию неверной. Чаще всего это касалось сферы национально-государственного строительства и проблем, связанных с Осетией. А. Чехоева считают интернационалистом-державником, политиком-государственником левой ориентации, для которого вопросы государства важнее, чем идеологические постулаты. Вот как оценил его депутатскую и гражданскую позиции председатель думского Комитета по государственному строительству ГД РФ А.И. Лукьянов: «Это настоящий боец за наше дело, за интересы народов Кавказа. Я помню, как он сражался вместе с нами у Гор­бачева, ко­гда речь шла о военном положении, фактически, юга Осетии.У этого чело­вевека хвати­ло мужества поставить вопрос на рассмотре­ние Съезда партии и Съезда на­родных депу­татов о том, чтобы Горба­чев был от­правлен в от­ставку. Если говорить о сегодняшнем дне, о том, как он работает в Государственной Ду­ме, то мне, как председателю Комитета по государственному строительству, по законодательству, очень хорошо видно, что это человек, болеющий за народные интересы, за интересы трудящихся. А любой человек, любой политик проверя­ется, прежде всего, не по словам, а по делам. Вот по делам, я думаю, и будут оценивать Анатолия Георгиевича все его земляки, как по делам оцениваем его и мы, коммунисты».

За время работы в Думе Анатолий Че­хоев проводит огромную работу, в том числе и с избирателями. Сам он осо­бенно отмечает, что был одним из соав­торов законопроекта о гимне РФ, Закона о гражданстве, Кодекса законов о труде. Был инициатором запроса в Конституци­онный суд о соответствии местных зако­нодательств Конституции страны. В поле его постоянного внимания вопросы инте­грации в СНГ, межнациональные отно­шения, проблемы федерализации и мно­гое другое. А ведь была еще борьба за Курильские острова и шельф на Охот­ском море, но это уже тема для особого разговора.

За свою московскую депутатскую бытность, Анатолий Георгиевич никогда не прерывал связь с Южной Осетией. Помимо выступлений на заседаниях народных избранников о ситуации в Республике, он приезжал на Родину. Как правило, не один, а с авторитетными специалистами, экспертами, коллегами по парламентской деятельности. Эти посещения носили не некий отметочный характер, а были призваны нести действенный интерес.

…Бывших политиков, как и бывших чекистов, говорят, не бывает. Трудно представить себе, что опыт, знания, способность анализировать и прогнозировать таких корифеев, скажем, как Киссинджер, Бзежинский или Примаков будут не востребованы. Анатолий Георгиевич является профессиональным политологом, аналитиком, консультантом, а это товар штучный и в нем всегда нуждаются. Связи с Родиной он не теряет, регулярно навещает наши края и очень сожалеет, что это бывает реже и короче, чем хотелось бы. Живет в мире и согласии с супругой Азой, а дети, мальчик и две девочки, вполне и благополучно в жизни определились. Теперь его главное профназначение – дедушка, что по нашим временам, не так уж и мало.

20 апреля многочисленная родня и друзья юбиляра собрались за одним столом. Были сказаны нужные слова, произносились здравицы. Все это как напутствие для продолжения пути, решения новых задач. Но и в заблокированном, теперь уже по случаю коронавируса, Цхинвале найдутся те, кто поднял за Анатолия Георгиевича свой бокал. По крайней мере, одного такого я знаю...

Время оглянуться и смело продолжить свой путь

Батрадз Харебов

На фото: с Председателем Совета Министров СССР Николаем Рыжковым

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июль 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Популярно