Недооцененный Народный, творивший вне времени и обстоятельств

27-04-2019, 13:39, Даты [просмотров 366] [версия для печати]
  • Нравится
  • 2

Недооцененный Народный, творивший вне времени и обстоятельствÆз мæ цард мæ Ирæн раттон, мæ адæмæн…

Худинаг уын не ‘рхастон мæ сæрмæ,

Гъе, уæддæр уæ мад, уæ фыды хатырæй

Мæн мæ Ирмæ ма ‘рласут æфсæрмæй…

Хорз лæджы мард уæлмæрдæн йæ фидыц у,

Номдзыд лæг хъæубæстæн куыд у, афтæ.

Кæд дæ цард нæ арвыстай дæ хæхты цур,

Уæд дзæгъæл фæуыдзысты дæ азтæ…

 

Он воспевал свой Ирыстон как-то по-особенному проникновенно и чувственно – немногословный, но удивительно емко умеющий передавать важное, истинное и своевременное. Он воспевал мужественность, могущественность и преданность идеалам чести в простых, но в то же время наполненных образностью поэтических фразах. Гениальный. Без преувеличения. Поэт, тонко чувствующий связь времен и эпох. Пророк, в строках которого прошлое невероятным образом ищет подтверждение в будущем. Мало живший, но так много успевший. Сказать, передать, сотворить. Исидор Козаев.

Он родился 3 мая 1929 года в селении Хъорнис Знаурского района Южной Осетии. Школьное образование, служба в армии – вполне обычные для молодежи его поколения биографические данные. Дальше – учеба в Юго-Осетинском пединституте на факультете осетинской филологии. Уже тогда в литературных кругах заговорили о подающем надежды молодом поэте. Его стихи публиковали в газетах тех лет и издании Союза писателей – журнале «Фидиуæг».

«Исидор Козаев – один из самых ярких поэтов, стремительно ворвавшихся в осетинскую литературу в 50-ые годы ХХ столетия. Уже с первых его шагов, с первых произведений стало понятно, что осетинская литература в лице Исидора обрела еще одну яркую и неповторимую звезду, со своим почерком, со своим неповторимым слогом. С его каждым новым произведением, с каждой новой книгой он прибавлял в мастерстве, – говорит Герсан Кодалаев, поэт, главный редактор журнала «Фидиуæг». – Его герой всецело погрузился в думы о настоящем и будущем Родины, общества и мастерски раскрывал все это посредством удивительно богатого художественного слога. Наследие Исидора не велико по своему объему, но масштабно по своему содержанию. Оригинальные образы, уверенные мысли, взгляд в прошлое и будущее сквозь призму настоящего – выдающийся мастер слога, он сумел достичь высот, которые в литературе покоряются лишь избранным. Исидор каждой строкой умел передавать смыслы, в которых отразились серьезные посылы истории, времени, людям. «…Зæххыл куынæ цæриккой Ир, уæд дуне уаид къахыр…», – даже одна эта поэтическая фраза со всей полнотой показала его отношение к Родине, родному народу – в этом он весь, большой Поэт и Патриот».

Он успел оставить свой заметный след и в журналистике, в частности, публицистике. Работал в областном Радиокомитете, редактором отдела культуры газеты «Хурзæрин». Был автором целых циклов литературных передач на радио, его перу принадлежат десятки очерков о выдающихся писателях, своих современниках. Его мышление, нашедшее отражение в творчестве, несколько удивляет – в отличие от многих своих современников, штампующих произведения в угоду текущей политической и властной конъюнктуре, он – вне времени, вне эпохи, в которой жил и творил. Он – на века, пока осетинам интересна их история.

«Исидора я знала с детства, – вспоминает поэт Азау Хацырты, дочь выдающегося поэта Сергея Хацырты. – Он был дружен с отцом, часто бывал у нас дома. При этом застолья больше были похожи на встречи в литературном салоне. Осетинские писатели у нас частенько собирались, и при этом пели национальные песни, любили почитать свои стихи. Но не Исидор. Он вообще говорил мало, и то, если они с отцом оставались вдвоем. Молчалив, сдержан, красив, внешне похож на героя латиноамериканских сериалов... С творчеством большинства завсегдатаев нашего дома я начинала знакомство, можно сказать, в Live версии. А стихи Исидора впервые прочитала будучи уже студенткой. Отец порекомендовал, сказав «уастæн, гениалон поэт у». Я удивилась. Живой, гениальный поэт, даже один – чудо, и он у нас уже был – Тайму-раз Хаджеты, но чтобы сразу два?… Читать начала с большим сомнением и недоверием. А через неделю заявила уже Таймуразу, что Исидор гений!.. Говорить о его творчестве трудно. Его миропонимание, мирочувствование, миролюбовь исходят из-сквозь-через Осетию. Бесконечная, глубокая любовь к родному краю выражена сдержанно, без пафоса. Цыма Ирыстонæн уырдыг лæууыди. С трудных 90-ых наше сообщество делало все возможное, чтобы творчество Исидора было услышано. Написано много песен на его стихи. К его 85-летию сообщество «Аранзелд» выпустило музыкальный альбом на стихи поэта, который теперь гуляет на просторах интернета. Конечно, удалось записать не все песни, но, надеюсь, наступят времена, когда народ перестанет игнорировать своих гениев. Тогда запишем все. И будем петь Осетию Исидора в поколениях. Хотелось бы при жизни. Но хотя бы после смерти. Хотя бы в юбилеи»…

Поэзия Исидора Козаева зазвучала еще громче, когда к ней, уже в новое время, спустя много лет после смерти поэта стали обращаться современные осетинские композиторы. «Уæд фæлтау» – стихи Исидора Козаева на музыку Ахсара Джиккаева в исполнении автора стали песней-посвящением легендарному Валере Хубулову. «Судзут, мæ цæстытæ, судзут» – композиция, в разное время исполненная многими известными осетинскими исполнителями и, в частности, Ахсаром Джиккаевым и Сосланом Кулумбеговым. Анна Чочиева, Сауасса, Лаура Джабион – каждый из этих исполнителей наполнил своими нотами мелодичные строки поэта. Каждая песня – как дань памяти гениальному современнику, как символ его бессмертия.

«С творчеством Исидора Козаева я познакомилась в конце 80-ых годов, когда национальный вопрос стал для нас довольно стрессовым из-за накаленной обстановки с Грузией, менторски навязывающей нам мысль об убогости и не поэтичности нашего языка. Мои родители тогда предоставили мне ряд книг осетинских литераторов, среди которых была и книга стихов Исидора Козаева, – вспоминает музыкант, композитор и исполнитель Лаура Джабион. – Для меня это было целым открытием огромного духовного богатства, восхищавшего и переполнявшего гордостью и в то же время вызывающего непонимание того, почему его имя, его поэзия не популяризированы равно его таланту и творческой личности. Со своей стороны я рада, что смогла внести некоторую лепту в звучание его стихов в песнях, которые сочинены мною на его слова. В моем восприятии, Исидор по своему внутреннему состоянию героя, несколько отстраненного от событий, но в то же время участвующего и глубоко переживающего из-за них, близок Гайто Газданову, в прозе которого, как и в поэзии Исидора Козаева, я всегда чувствую осетинский образ мысли».

Отдельным направлением творчества Исидора Козаева являются его переводы. Он перевел сотни произведений русской, грузинской, украинской литературы на осетинский язык. Творчество уникального осетинского поэта также было востребовано литераторами и переводчиками других национальностей. Исидора переводили на русский, белорусский, украинский, абхазский языки. При этом его поэзия сложно переводима, поскольку в каждой его строке, глубинный смысл, зачастую понятный только тем, кто владеет осетинским языком в совершенстве.

«Фæдæн, Ирыстонау, гæрæхты,

Куы кодта уадтымыгъ æхсидт.

Æвæрдта митхалас нæ хихтыл,

Уæд уый мæ сæрыл уарыд мит…

– Я впервые услышала эти строки в песне Ахсара Джигкаева. Подумала, что строки написаны на рубеже 89-90 годов и посвящены военным событиям того периода. Оказалось, что автора, к сожалению, тогда уже не было в живых, – рассказывает журналист Фатима Турманты, авторству которой принадлежит ряд переводов стихов поэта на русский язык. – А речь в стихотворении шла о всей истории осетин с незапамятных времен. Об уничтоженной кровавым Тимуром Алании, о попытках покорения век за веком, о разрушенных боевых башнях юга, о геноциде 20-ых, 1937-го, 50-ых…. Только великий поэт может чувствовать связь времен и жить болью прошлого. Так я открыла имя Исидора Козаева. Потрясающие стихи. Есть два произведения в нашей литературе, где сказано все о предназначении поэта: «Талынг ком» Алихана Токаты и «Мæ цард мын ма барут æрдуйæ» Исидора Козаева. Я ничего не могу поставить рядом по пронзительности в мировой поэзии. Ни «чувства лирой пробуждал» Александра Сергеевича, ни любимого Бернса, ни Коста, да простят меня гении…».

… Мæнæн уый баззадис фыдæлтæй,

Нæ гакк, нæ лæджыгъæд уыдис, -

Лæгбæрц бæрзонддæр куы дæн зæххæй,

Уæд мын ныллæг уæвæн куыд ис?..

Всего четыре строки, но огромный смысл посыла и поколению современников, и потомкам об осуждении раболепия, невозможности смирения с унижением достоинства и чести. В этом весь он – гений, который есть и будет актуален всегда.

«Если осетины потеряют все книги о нравах и о жизни горцев, их можно будет восстановить по поэзии Исидора. Притом, в лучшем духовном оформлении, чем мы живем сегодня. Потому Исидор поэт не прошлого, но нашего лучшего будущего, о котором мечтаем и к которому должны стремиться все», – Народный артист РЮО Ахсар Джиккаев был немногословен в оценке творческого наследия Исидора Козаева, но удивительно точно подвел итог мыслей всех, кто знаком и продолжает знакомиться с творчеством гениального поэта.

Год 90-летия гениального поэта должен быть ознаменован масштабными мероприятиями в его честь, изданием новых сборников его творческого наследия и звучанием новых музыкальных аккордов. Простор для этого, все еще неизведанный и не зазвучавший, поистине огромный. Это то малое, что мы обязаны осуществить в столь значимый для всей Осетии юбилей поэта. Впрочем, в суете всевозможных политических и общественных перипетий, мы десятилетиями забывали и не такое, уже спустя много лет после смерти наших других не менее прославленных литераторов, хоронив их еще раз. Теперь уже под обломками нашего извечного равнодушия и забвения. Хочется ошибаться хотя бы в этот раз.

Рада Дзагоева

* * *

Лæг дæ! – мæнæн мæ хъысмæт загъта, –

Æссар зæххыл дæхицæн ном.

Мæ къухты мын фæндыр ныссагъта –

Æндæр хæрзиуджытæй хæрзбон.

Цыбыр, æви мæ фæндаг даргъ у, –

Нæ хъуысы зарæг кæд хъæрæй.

Уæддæр цæуын, лæджы ном – ме ‘ргъом,

Мæрдты дæр ын æрисæн нæй.

Афтид мæ арм, мæ къуымтæ – хастау,

Фæлæ сæрыстыр дæн уæддæр.

Нæ тасы алцæмæ мæ астæу,

Нæ дарын алцæмæ мæ сæр.

Мæнæн уый баззадис фыдæлтæй,

Нæ гакк, нæ лæджыгъæд уыдис, -

Лæгбæрц бæрзонддæр куы дæн зæххæй,

Уæд мын ныллæг уæвæн куыд ис?

* * *

Судьбы пророчество звучало:

– В пути мужчины след оставь, –

Когда мне лиру в дар вручала,

Блага иные отобрав.

Недолгий путь мой или длинный,

Негромко ль песнь моя слышна –

Но эта участь – быть мужчиной

До смертного одра дана.

Богатств несметных не имею.

Но не приучен честь ронять –

Я прогибаться не умею

И низко голову склонять.

От давних предков мне остался

Закон – его всесильна власть:

Коли мужчины путь достался,

Не можешь в жизни низко пасть.

(Перевод Фатимы Турмановой)

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Май 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Популярно