Открывателю Кударских пещер профессору Василию Любину – 100 лет

15-01-2018, 11:25, Даты [просмотров 208] [версия для печати]
  • Нравится
  • 3

Открывателю Кударских пещер профессору Василию Любину – 100 летСегодня, 13 января, исполняется 100 лет со дня рождения выдающегося российского археолога, доктора исторических наук, профессора Василия Прокофьевича Любина. Юбилей В.П.Любина – большое событие и для Южной Осетии, которую старейший археолог России прославил на весь научный мир: более полувека назад именно он открыл знаменитые Кударские пещеры в Южной Осетии – одни из древнейших стоянок человека на Кавказе. К 100-летнему юбилею Указом Президента РЮО Василий Любин награжден орденом Почета. На празднества в Санкт-Петербург отправилась делегация научных работников Алании. Мы же приводим вашему вниманию интервью Василия Прокофьевича, которое было опубликовано в журнале «Квайса» №2 за 2007 г.

– Как получилось, что Ваша профессиональная деятельность оказалась связанной с Южной Осетией?

–Любопытно, что сначала я оказался в Южной Осетии, и только потом стал археологом. Родился я на Украине, в сельской семье. Окончил исторический факультет Одесского университета. С начала Великой Отечественной и до победы над Японией был в зенитно-артиллеристском полку. Войну окончил в звании капитана. Старший брат мой погиб в бою, младшего немцы угнали в Германию, где он работал на рудниках. И когда вернулся, надо было заняться его здоровьем. Так мы оказались на Кавказе.

Поначалу я устроился учителем в трудовой колонии недалеко от Кутаиси.А затем переехал в Цхинвал, где начал работать директором школы при колонии. В Цхинвале пришел в себя, обжился, мне выделили комнату. Моим другом здесь, кстати, стал небезызвестный Знаур Гассиев. Мы славно дружили в течение нескольких лет. Вообще, Знаур – самый яркий из всех осетин, которых я знал. Прекрасная голова, остроумный, блестящий тамада, великолепный математик, виртуозный скрипач, цепкий футболист – талантливейший человек. Не случайно, он всегда был на виду.

Учительствовал здесь я три года. Это было незабываемое время. Тогда дети шли в школу, как на праздник. Мамы шили им белоснежные воротнички, и по утрам все улицы заполнялись нарядно одетыми школьниками. Да и сами дети были с фантазией, инициативой…

– Если все складывалось так замечательно, что жепобудило Вас уйти в археологию?

– В 1949 г. в Цхинвал приехала сотрудница Эрмитажа Евгения Пчелина, впоследствии ставшая большим ученым и блестящей аланисткой. Она еще до войны проводила раскопки в Южной Осетии. Однажды я пришел на какое-то научное заседание, где Пчелина делала доклад, который мне понравился. Узнав, что она собирается в горы, я попросил взять меня в экспедицию... В итоге два года мы работали вместе в Знаурском районе, в окрестностях Кемульты… Ну а вскоре я поехал в Ленинград, успешно сдал экзамены и был зачислен в аспирантуру.

Пчелина продолжала работу в Южной Осетии. И я поехал с ней в экспедицию в 1951 году. И в Знаурском районе около селения Балта нашел ашельские ручные рубила. Это была сенсация. В то время ашель был найден только под Сухумом.

– Вы также работаетесо своей супругой, также археологом Еленой Беляевой. Где вы нашли друг друга?

– Вы не поверите, но в пещере smile . Это не шутка. Еленанамного моложе меня. Она москвичка, внучка академика Александрова. Когда Лена была совсем юной и училась в старших классах, то через институт археологии приехала в экспедицию в Южную Осетию. Потом начала ездить в экспедиции в Кударское ущелье ежегодно. Вначале я к ней относился просто как к старательной девочке. А потом, с годами, она как-то начала оттеснять других, выделяться своей работоспособностью, одержимостью... Так в 70 лет я женился в третий раз smile . Сейчас Елена тоже ученый, защитила кандидатскую. И Южную Осетию знает хорошо, поскольку работала там не один сезон.

– Где сейчас находятся найденные Вами в Южной Осетии образцы?

– Все материалы по Кударо I хранятся у нас в институте, но скоро сменят «прописку» и переедут в Эрмитаж. Там хранятся материалы ашельской эпохи из Кубани и Армении. Кударская коллекция будет третьей. По всем экспонатам составлены подробнейшие описи: где что найдено, на какой глубине, в каком квадрате, в какой галерее. Кстати, находки, обнаруженные в Южной Осетии, жаждет получить Грузия, но мы ни в коем случае этого не допустим.

– В Тбилиси вообще привыкли зариться на чужое.

– На археологические ценности Южной Осетии в Грузии глаз положили давно. Когда в экспедиции Пчелиной под Балтой мне удалось обнаружить первый ашельский материал, то из Ленинграда в Тбилиси было направлено письмо, чтобы выдать мне открытый лист (разрешение – прим.ред.) на раскопки. Тбилиси отказал и направил туда свою экспедицию во главе с А.Н. Каландадзе. Но тот только руководил процессом. Позвал Рабочих и сказал: «Разгребайте, а когда что-то найдете, принесите мне». Сам же сидел в тени деревьев и дремал. Рабочие ничего не понимали в археологии и ничего ему не принесли. Когда Каландадзе вернулся в Тбилиси, то доложил, что Любин все выдумал, ничего в этом месте нет. А в 1955 году я открыл пещеры Кударо. В Тбилиси всполошились и вновь отказались давать мне открытый лист. Тогда из Москвы было направлено очень серьезное письмо. После последовал серьезный разговор с участием директора Института археологии АН СССР академика Рыбакова, и открытый лист в итоге был выдан. Но Тбилиси бороться не прекращал, боясь, что после пещер Кударо я могу, минуя их, еще что-то открыть! Поэтому в 1956 году сюда прислали молодого археолога Давида Тушабрамишвили, который в течение двух лет приглядывал за ходом работ. Недалеко от Часавал-хох находилась еще одна пещера. И мы собирались там копать. Давид узнал об этом из наших разговоров, и по его наводке в 1958 году грузины снарядили свою экспедицию в Цон. Нашли эту пещеру, начали ее копать. Там тоже интересный материал. Но в отличие от Кударо, где была постоянная стоянка людей, в Цоне был временный охотничий лагерь. И если грузины нашли в той пещере что-то около 200 вещей, то мы в Кударо – около 7000.

– Когда были в Южной Осетии в последний раз?

– В Южной Осетии работал в 1998 году. В пещере Кударо III вскрыли самые глубокие слои и взяли образцы для дальнейших лабораторных исследований. До этого же в Кударском ущелье был регулярно – вплоть до 1988 года, а потом наступил огромный антракт... Археологические перспективы здесь таятся огромные. Дело в том, что гора Часавал-хох – уникальное место. Там рядом находятся четыре пещерных галереи. Мы раскопали только одну. Пещера Кударо II не исследована – только устье. Кударо III также частично, а внутри нее озёра. И там же рядом Кударо V. Это целый пещерный город ашельских людей, состоящий из обширных сводов. Вход в Кударо V мы засыпали выбросом из Кударо I. Но я прекрасно помню, где он находится. Кударо V может оказаться самой интересной из всех древних кударских стоянок в Юго-Осетии. Там обязательно надо копать, но работать на профессиональном уровне. Это может быть, скажем, серьезная российско-осетинская археологическая экспедиция. Но сначала Южной Осетии надо подумать о подготовке местных кадров... Без этого никак…

(печатается в сокращении)

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Апрель 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 

Популярно