Дагомысские соглашения. Попытка установления прочного мира

5-07-2017, 20:10, Даты [просмотров 332] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Дагомысские соглашения. Попытка установления прочного мира24 июня исполнилось 25 лет со дня подписания известных Сочинских соглашений, положивших начало небольшому периоду мира в череде грузино-осетинского противостояния. В этот день в 1992 году в Сочи, а не в Дагомысе, как принято считать, президенты России Б.Ельцин и Грузии Э.Шеварднадзе при участии глав юга и севера Осетии Т.Кулумбегова и А.Галазова, подписали документ, призванный остановить кровопролитие в Южной Осетии – «Соглашение о принципах урегулирования грузино-осетинского конфликта». 14 июля в соответствии с этими договоренностями в нашу страну и сопредельные районы Грузии были введены смешанные силы по поддержанию мира и правопорядка. В зоне конфликта были остановлены боевые действия.

В начале мая 1992 года обстановка в зоне грузино-осетинского конфликта серьезно обострилась. 11 мая начался новый этап эскалации напряженности. К Южной Осетии подступили крупные военные силы Грузии и тяжелая техника. Начались круглосуточные обстрелы города. 12 мая грузинские вооруженные формирования при поддержке бронетехники ворвались в с.Прис. В течение нескольких дней здесь шли ожесточенные бои, противник был вытеснен из селения.

13 мая в Цхинвал неожиданно приезжает глава Госсовета Грузии Э. Шеварднадзе. В поездке в осажденный город его сопровождает Д.Иоселиани и А.Дзассохов. У грузинского руководителя состоялась встреча с представителями руководства страны и общественностью. Во время осмотра делегацией районов Цхинвала, пострадавших от обстрелов, неожиданно со стороны грузинского селения начинается обстрел города. Э.Шеварднадзе и сопровождавшие его лица срочно уезжают из Цхинвала.

14 мая началась массовая эвакуация детей и женщин из столицы РЮО, Цхинвальского и Знаурского районов. Среди населения распространяется «Памятка о правилах поведения при обстрелах», бомбоубежища в школах и организациях приводятся в надлежащий вид.

20 мая было совершено одно из самых чудовищных преступлений против осетинского народа. На Зарской объездной дороге, которая в период блокады и войны стала для осажденного Цхинвала единственной «дорогой жизни», грузинские экстремисты устроили засаду и в упор расстреляли колонну машин, которые везли мирных безоружных людей из Цхинвала.

21 мая Чрезвычайная сессия Верховного Совета Северной Осетии приняла Обращение к Генеральному секретарю ООН Бутросу Гали с призывом воспрепятствовать геноциду осетин Грузией.

28 мая вице-президент России А. Руцкой, занимавшийся по поручению Президента России расследованием трагедии на Зарской дороге в Южной Осетии, в своем выступлении в Верховном Совете России осудил это преступление и назвал правильными экономические санкции против Грузии – перекрытие газо- и нефтепровода и Военно-Грузинской дороги. Он призвал Парламент России выполнить решения третьего и пятого Съездов народных депутатов по Южной Осетии.

29 мая сессия Верховного Совета РЮО приняла Акт о государственной независимости Южной Осетии. На этой же сессии было принято постановление о национализации военного имущества, техники и строений воинских частей, расположенных на территории Республики.

5 июня начался штурм г. Цхинвала и окрестных сел. 7 июня снова взято и сожжено с.Прис, предпринят очередной штурм Цхинвала.

В связи с расширением военной агрессии Грузии против Южной Осетии 15 июня 1992 года Председатель Верховного Совета России Р. Хазбулатов сделал заявление о возможности рассмотренияПарламентом России Обращения ЮжнойОсетии о присоединении республики к России. И дело было не только в агрессии Грузии против народа Южной Осетии. Грузино-осетинский конфликт все больше вовлекал в свою орбиту и Северную Осетию. И это было связано не только с приездом в РЮО северо-осетинских добровольцев. Здесь росло общественное напряжение, перманентно шли митинги с требованием активных действий по защите Южной Осетии. В июне во Владикавказе были захвачены склады со стрелковым оружием и самоходные артиллерийские установки (САУ), которые были переброшены на юг Осетии.

Вспоминает А.Галазов, глава Северной Осетии: «В середине июня 1992 года я связался с Борисом Николаевичем Ельциным по телефону, проинформировал его о ситуации в Южной Осетии, о положении беженцев и совершенно серьезно заявил:

– Борис Николаевич, обстановка так складывается, что я буду вынужден в нарушение Конституции РСФСР по воле народа, высказанного на I Всеосетинском съезде, объявить единую Осетию и совместными силами бороться с Грузией. Это может стать началом войны России с Грузией. Я не хочу этого, но дальше удерживать ситуацию не могу».

В Москве поняли, что дальше тянуть с решением было нельзя, после чего начались консультации по поводу поиска возможностей прекратить боевые действия в зоне конфликта...

В июне в Сочи курортный сезон бывает в самом разгаре. Однако для юго-осетинской делегации в тот день моря не существовало. 24 июня здесь должно было состояться подписание мирного плана, с участием руководства России, Грузии, Северной и Южной частей Осетии.

Вспоминает А.Галазов, глава Северной Осетии: «23 июня мы вылетели из Владикавказа в Адлер. От Северной Осетии были я, Сергей Хетагуров, Станислав Суанов, Георгий Кантемиров, Юрий Бзаев, Таймураз Кусов; от Южной Осетии – Торез Кулумбегов, Олег Тезиев, Алан Чочиев (в составе делегации также находился Валера Хубулов – прим. ред.). Встречали нас в Адлере представители осетинской диаспоры в Сочи, которые нам устроили очень хороший прием.

Когда на следующий день после завтрака мы собрались в одном из помещений на первом этаже гостиницы, ко мне подбежал полковник из КГБ и сказал, чтобы члены нашей делегации по одному, незаметно выходили из гостиницы и садились в зашторенные микроавтобусы. Мы эту операцию успешно выполнили, и через 30-40 минут были доставлены в Сочи в резиденцию Президента России. Там нас ждали члены Российской делегации, которые и сообщили, что поступила информация о возможном теракте в Дагомысе. Был теплый обмен мнениями, нас убеждали, что встреча ожидает быть результативной. Но под вопросом был приезд грузинской делегации – в этот день было совершено нападение сторонников экс-президента Грузии З.Гамсахурдиа на телецентр в Тбилиси. К 12.00 все прояснилось: грузинская делегация была на подходе.

Наконец все были в сборе. Некоторое время шел торг: предлагалось нам с Сергеем Хетагуровым занять места вместе с делегацией России, Торезу Кулумбегову, Олегу Тезиеву и Алану Чочиеву – вместе с грузинской. Последние наотрез отказались и расположились в торце длинного стола. После обмена мнениями стали обсуждать предложенный проект Соглашения. С российской стороны в центре стола сидел Борис Ельцин, справа от него – Сергей Филатов, рядом я и Сергей Хетагуров, с левой – Руцкой, Козырев, Грачев и Ерин. Помнится, вместе с Шеварднадзе были Тенгиз Сигуа, Тенгиз Китовани, Александр Кавсадзе и другие представители руководства Грузии.

Обсуждение проекта шло активно между Эдуардом Шеварднадзе и Борисом Ельциным. Борис Николаевич согласовывал каждый пункт со мной и только после этого давал свое согласие на него».

После небольшой дискуссии соглашение было подписано. Свои подписи под документом поставили Б.Ельцин и Э.Шеварднадзе, соглашение было завизировано Т.Кулумбеговым и А.Галазовым.

Текст этого соглашения был небольшой, всего полторы страницы, но благодаря ему, было на время остановлено открытое противостояние в зоне грузино-осетинского конфликта.

Надо понимать, что решение подписать документ для руководства Грузии далось непросто. С одной стороны на Э.Шеварднадзе оказывалось давление со стороны руководства России, которое не устроило соглашение, достигнутое в Казбеги 10 июня 1992 года. С другой – внутриполитическая обстановка в Грузии оставалась крайне нестабильной. Продолжали действовать вооруженные группировки сторонников бывшего президента З.Гамсахурдиа, пытавшиеся взять реванш за свержение своего президента. Да и общественное мнение Грузии не хотело смириться с возможностью подписания мирного плана и этим фактически признать поражение Тбилиси в Южной Осетии.

Однако в соглашении были пункты, которые позволили Э.Шеварднадзе смягчить ощущение поражения для противников мирных переговоров. Прежде всего, пункт о выводе вертолетного и саперного полков советской армии из Цхинвала. Не могло не порадовать слух грузинских представителей и указание о роспуске юго-осетинских сил самообороны, учреждения структур военных наблюдателей, которые имели право доступа в зоны конфликта и возможность возвращения грузинских беженцев.

Но надо признать, что настоящие преимущества в этом соглашении были, конечно же, прежде всего, у Южной Осетии. Главный итог заключался в том, что Республика получила возможность для частичной легитимации в глазах мировой общественности. В первую очередь обратим внимание на само название документа: «Соглашение о принципах урегулирования грузино-осетинского конфликта». В этой формулировке конфликт определяется не как операция МВД Грузии на территории страны, как об этом всегда говорили в Тбилиси, а как полномасштабный конфликт между двумя сторонами – Грузией и Осетией. Чтобы по достоинству оценить этот момент, напомним о нежелании Тбилиси называть события августа 2008 года грузино-осетинским конфликтом, на фоне рассуждений о российско-грузинской войне.

После Дагомыса юго-осетинская сторона становится в дальнейшем полноправным участником всех политических процессов, связанных с урегулированием конфликта с Грузией. Цхинвал, наравне с Москвой и Тбилиси, был представлен в Смешанной контрольной комиссии (СКК). Более того, в СКК у нас был еще один голос в поддержку, так как в этом органе самостоятельно была представлена и Северная Осетия.

Благодаря соглашению, Республика получила для себя де-факто отдельный батальон с техникой и вооружением. Он формально назывался северо-осетинским, но личный состав состоял из уроженцев Южной Осетии. И как показали события последующего времени, батальон выполнял свои задачи в соответствии с национальными интересами.

И, наконец, самое главное. Сочинские соглашения фактически стали гарантом дальнейшего существования независимого государства Республика Южная Осетия. У страны появилась возможность не только избежать смертельной опасности, немного выдохнуть, но и на определенный период заняться мирным строительством.

С момента подписания Дагомысских соглашений противоборствующие стороны обязались к 28 июня 1992 года принять все меры к прекращению вооруженных столкновений и полномасштабному прекращению огня.

В этот день на встрече представителей грузинской и юго-осетинской сторон была достигнута договоренность о прекращении огня с 21.00 часа 28 июня и отводе тяжелой техники и вооружения национальной гвардии Грузии. Грузинская сторона не выполнила договоренность. Всю ночь продолжался обстрел Цхинвала. Были жертвы, как среди мирных жителей, так и военнослужащих российского саперного полка, дислоцированного в Цхинвале… Стало ясно, что только скорейший ввод в зону противостояния официальных воинских подразделений сможет остановить кровопролитие. Но только 14 июля миротворческие силы войдут в полуразрушенный, отчаянно сражающийся город…

С.Остаев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Популярно