Фолк-группа «Къона»: как угас очаг национальной культуры или почему не уберегли?..

Фолк-группа «Къона»: как угас очаг национальной культуры или почему не уберегли?..В Цхинвале помпезно и шумно отметили праздник признания независимости. И пусть в обществе некоторые все еще скрупулезно считают суммы, выделенные на организацию красочного представления, весь многотысячный стадион им. Гурама Цховребова и зрители, следящие за телеэфиром, были в восторге от предложенного действа и еще долго делились впечатлениями. Организаторы постарались охватить все направления национальной культуры, были собраны воедино известные осетинские исполнители как с юга, так и с севера. Но на этот раз, к сожалению, на празднике не оказалось коллектива аутентичного песнопения «Къона», который присутствовал в недавнем прошлом на всех праздниках в Южной Осетии…

О том, что «Къона» «пропал» проявилось еще во время подготовки к X всеосетинскому съезду, поскольку организаторы намеревались пригласить этот самобытный национальный коллектив в Цхинвал в только что открывшийся возрожденный храм культуры, но всеосетинский сход в южной столице прошел без «Къона». И причины тут более чем прозаические…

Этот коллектив как-то незаметно исчез из культурной жизни Осетии. Ансамбль уже не участвует в концертах, редко о нем упоминают и в СМИ. Коллектив покинули самые известные солисты и музыканты, с именем которых ранее непременно ассоциировался коллектив. «Къона» как бы растворился… Таму Берозты, который наиболее известен на юге Осетии благодаря своим выступлениям, ушел из ансамбля, а после съемок в фильме «Коста», где он сыграл гениального осетинского поэта и основателя осетинского литературного языка, и вовсе куда-то пропал.

Создавался же молодежный фольклорный коллектив еще в 2011 году. Тогда в его составе собрались 7 музыкантов: Таймураз Берозты, Александр Бестауты, Вадим Дзаболаты, Тимур Илаты, Альберт Тогойты, Олег Тотойты и Нати Тедеты. Фолк-ансамбль собрался вокруг вышедшего на пенсию служителя правоохранительных органов Сослана Моураова, который увлекался изготовлением древних осетинских музыкальных инструментов, опираясь на фольклорный материал и труды композиторов Феликса Алборова и Бориса Галати. Во многом благодаря им Осетия снова услышала почти забытые звуки дыууадæстæнон фæндыр, хъисын фæндыр, уадындз, дала-фæндыр, лалым-уадындз и других музыкальных инструментов. В соцсетях в свободном доступе появилась масса песен в исполнении ансамбля. Обрядовые, героические и шуточные произведения – «Зымæг», «Симд», «Бирæгъзæнггаг хонгæ», «Бæрæгбоны зарæг», «Алолай», «Чызгай», «Уастырджийы зарæг», «Чындзыты кафт», «Æфсатийы зарæг», «Нартыхты Сосойы зарæг», «Къахфындзтыл ерыс», «Рухс Тбау-Уацилла» и другие.

Еще на пике популярности было ясно, что на одном энтузиазме ребята долго продержаться не смогут. Коллектив существовал без какой-либо финансовой поддержки. На энтузиазме. В 2016 году во время пресс-конференции в Цхинвале один из солистов признался, что вынужден подрабатывать чернорабочим на стройках, чтобы как-то содержать себя. Тогда же наша газета вышла с инициативой к руководству министерства культуры того периода с просьбой ввести в штат часть коллектива или же прикрепить весь ансамбль к министерству культуры РЮО. Понимание было, были и обещания проработки вопроса, но проблема в итоге, к сожалению, решена не была. Не нашли ребята поддержки и на севере Осетии. А ведь, к слову, именно благодаря подобному решению несколько лет назад была сохранена футбольная команда Южной Осетии, игроков которой оформили в разных силовых структурах, при этом служат они исключительно спорту.

Что касается «Къона», то он вдохнул новую жизнь в огромный пласт почти забытого или находящегося на грани исчезновения народного творчества – музыки и песнопения. Это и был серьезнейший вклад в национальное искусство. Не с громких трибун и с пеной у рта, а тихо, спокойно и, главное, действенно. Еще одна огромная заслуга музыкантов в том, что мы воочию увидели воссозданные национальные музыкальные инструменты. За кроткое время северо-осетинский ансамбль стал поистине своим и на юге, и на севере. Его воспринимали как образец единой народной культуры песнопения, им восхищались, интересовались, пытаясь вникнуть и проникнуться аутентичной культурой. Интерес к группе подогревали и СМИ, интервью и материалы пользовались популярностью. Интересующуюся своими истоками молодежь смело можно было записать в число их почитателей. Пусть они не собирали стадионы зрителей, но за короткое время в Осетии об ансамбле знали все.

«В самом начале нашего творческого пути казалось, что мы просто взорвем музыкальный мир, что очень многие будут приглашать нас на выступления и что всем это будет интересно. В какой-то мере мы по-хорошему были одержимы… Но ничего подобного, к сожалению, не произошло. Есть горстка замечательных людей, которым наше творчество интересно. Нам ставят «лайки» на официальных страницах в Интернете, слушают, советуют, критикуют… Есть и те, кто приглашает нас играть на свадьбах. Но вторые, на мой взгляд, менее озабочены состоянием осетинской музыки, а мыслят лишь категориями «это круто», – рассказывал в одном из своих интервью Таму Берозты. На данный момент он уже покинул ансамбль и о будущем коллектива, о причинах, побудивших уйти, он рассказывать не стал.

…Они показали Осетии его историческое музыкальное прошлое, оживили музыкальные инструменты, которые доселе были только в исторических записях и в воспоминаниях сторожил. А мы, и на севере, и на юге, их не уберегли. Их старания по достоинству не были оценены – осетинский язык, национальная культура отданы на попечение энтузиастам и фанатикам. На том и держатся. Но надолго ли?..

Фатима Плион


Опубликованно: 17-09-2018, 16:24
Документ: Культура > http://respublikarso.org/culture/2211-folk-gruppa-kona-kak-ugas-ochag-nacionalnoy-kultury-ili-pochemu-ne-uberegli.html

Copyright © respublikarso.org
При копировании материалов, гиперссылка обязательна.

Вернуться назад