Нереальная, самобытная, восхитительная

Нереальная, самобытная, восхитительнаяЕе всегда было сложно понять – эту сильную и независимую женщину, создавшую свой отдельный мир величественной музыки. Сложно понять людям, далеким от музыки. Но перед ней преклонялись профессионалы и восхищались почитатели, после каждого фееричного выхода на сцену провожая ее долгими нескончаемыми аплодисментами. Жанна Плиева, известный осетинский композитор и пианист, много лет прославляющая Осетию на российских и международных музыкальных просторах, родилась в феврале 1948 года в Цхинвале. Знакомясь с ее биографией кажется, что уже с ранних лет она была особенная, со своим взглядом на жизнь, со своим изысканным вкусом и неповторимым почерком в творчестве, с которым стала одним целым еще тогда, в детстве и юности. «Казалось ещё буквально только вчера я, восторженным первоклассником, во все глаза смотрел на совсем взрослых парней и девушек из старших классов нашей старой доброй школы номер три: там, вместе с моей старшей сестрой Дзерассой, в одном классе училась и Жанна Плиева, – вспоминает Коста Дзугаев. – Уже тогда ее сложно было не заметить, эмоциональная, яркая, талантливая, она была центром всех школьных мероприятий. Конечно, тогда никто из нас, восторженно наблюдающих за ее игрой на фортепиано, не мог и предположить, какого масштаба профессионал выйдет из стен нашей школы, но в ее блестящих будущих успехах сомнений не было ни у кого, поскольку музыке она училась по-настоящему, с полным пониманием того, что это – ее призвание».

Уже в двенадцать (!) лет она работала концертмейстером в Юго-Осетинском Государственном драматическом театре, а в шестнадцать уехала учиться в училище искусств Владикавказа. Потом в ее жизни была Ленинградская консерватория – годы учебы и совершенствования не только как пианистки, но и развития общемузыкальной культуры.

Известность к Жанне Васильевне пришла сначала как к исполнителю. И простые, и сложные произведения она играла одинаково искренне и самозабвенно, напрочь забывая обо всём вокруг. К композиторству же выдающаяся пианистка пришла как-то естественно – талант, помноженный на накопленный багаж знаний не мог дать другого результата. Она всегда играла очень женственно, что, впрочем, совсем не исключало зачастую жёстко акцентированного прочтения музыкального текста. Многое в её исполнительской манере брало за живое, и фантастическая изобретательность в применении музыкально-изобразительных средств, и поразительная легкость, с которой, казалось, ей все это удавалось... На самом же деле, только единицы чувствовали и осознавали истинный объем неустанного труда, благодаря которому она добилась таких высот в профессии.

Имя Жанны Плиевой в равной степени связано как с Осетией, где она родилась и выросла, так и с Россией, в которой ее талант композитора и пианиста раскрылся с наибольшим размахом. Автор множества фортепианных, хоровых, инструментальных произведений, шести симфоний, трех балетов, четырех концертов, музыки к кинофильмам…

В 2002 году она удостоена Государственной премии РФ за балетный спектакль «Небесное зеркало» на сцене государственного обрядового театра «Арвайдæн». Жанна Васильевна вернулась в Цхинвал надолго лишь однажды, в конце 70-ых – начале 80-ых. Вернулась и возглавила Цхинвальское музыкальное училище. И здесь опять произошла ее встреча с Коста Дзугаевым. «Я работал тогда ее заместителем, – вспоминает Коста Георгиевич. – Несмотря на то, что знал ее не первый год, фактически открывал ее с совершенно иной стороны. Человек из мира высоких материй, порой непостижимых и недосягаемых, она на самом деле была очень земная и даже временами легкоранимая. И еще она была именно осетинским композитором. Даже в самых ее причудливых сочинениях всегда слышится или непостижимым образом чудится осетинский мелос. Но ей удалось сотворить чудо соединения осетинской мелодики с мировой музыкальной традицией и именно это стало причиной ее успехов. Уже тогда она была лауреатом многих престижных конкурсов и наград».

Равнодушных к ее творчеству в профессиональных кругах найти очень сложно, признают почти все музыканты. Марина Тедеева, директор Цхинвальской музыкальной школы №1, заслуженный педагог, заслуженный деятель культуры РЮОсчитает творчество выдающейся пианистки некой высотой, сложно воспринимаемой, но затрагивающей все струны души. «Ее игра – это всегда редкое техническое совершенство, яркий темперамент и невероятная глубина звучания. Это очень сильные эмоции, когда слушаешь ее, а точнее становишься свидетелем диалога композитора с музыкой, с инструментом, – рассказывает Марина Георгиевна. – Чистые, сильные звуки впечатляют глубоким объемным звучанием. Ее творчество – это какой-то индивидуальный взгляд на классическую музыку вообще и осетинскую музыку в частности. Очень многие музыкальные критики отмечают ее особенное понимание национальных корней. Она всегда воодушевлялась концертами именно здесь, в Цхинвале и с удовольствием выступала на Родине. В Цхинвале всегда ждали ее концертов как больших событий в нашем микромире культуры. У нее всегда была своя преданная публика, которая высоко ценит талант и творчество композитора. При этом исполнять произведения Жанны Васильевны всегда сложно и, в первую очередь, потому, что сложно чувствовать этот своеобразный язык звуков, понятный и осмысленный в полной мере только ей самой». Следует отметить, что творчество Жанны Плиевой нередко вызывает споры не только в среде музыкальной интеллигенции, поскольку она творит, создает, исполняет музыку на характерном только для нее языке.

Жанна Плиева рано обрела себя как композитор ярко национальный, но и чуткий к другим культурным влияниям. С «чужими» культурными символами, темами и образами Ж.Плиева обращается так же естественно, как и со своими национальными, родными. Библейское пластическое действо «Страсти по Эдему» не менее глубоко прочувствовано, чем осетинский балет «Фатима», а «греко-римский» «Монолог Цезаря» для тенора и фортепиано на осетинский текст поэта Георгия Бестауты, не менее волнующ и убедителен, чем свой, родной вокальный цикл. Яркой страницей ее творческого наследия, безусловно, является и музыка к эпическому сюжету анимационного фильма «Волшебная свирель», созданному белорусскими мультипликаторами по мотивам Нартских сказаний. Сопоставление в музыке двух начал – лирики и героики – было инициировано замыслом режиссера и спецификой визуального жанра. Композитор разделила художественное пространство анимационного фильма на два мира, героический и лирический. Музыкальной реализацией данного структурно-образного деления явилось сопоставление двух осетинских танцев – «Симда» и «Хонга». В осетинской культуре эти танцы издревле ассоциируются с комплексом вполне определенных образов и смыслов. «Симд» – это массовый танец, демонстрирующий мощь духа. Именно поэтому символом воинственного мира нарта Сослана Жанна Плиева избрала группу интонаций и ритмов, опирающихся на фольклорный Симд. Мир лирических образов – нарта-музыканта Ацамаза и его невесты, красавицы Агунды также характеризуется народно-танцевальной мелодикой. Только в её основе – интонации Хонга, единственного по-настоящему лирического осетинского народного парного танца. И в музыке к этому анимационному фильму, и во всех остальных случаях композитор находила именно те звуки, которые переплетались с традиционными осетинскими представлениями об уходящей в древнюю и славную историю народа. Таков и «Нартский гимн» для смешанного хора, оркестра и органа, с его величественной красотой и мощью.

Тамерлан Дзудцов, художественный руководитель Юго-Осетинского Госдрамтеатра вспоминает, как долгое время не мог определиться с музыкой к исторической драме Владимира Ванеева «Аланы». «С первых же звуков музыки Жанны Плиевой, предложенной мне в качестве музыкальной составляющей спектакля, я понял – это именно то, что должно звучать в этой необычной постановке, – говорит Т.Дзудцов. – Шесть частей электроакустических фресок – «Шествие», «Мираж», «Празднество», «Молитва», «Allegretto», «Сборы. Ритуальный пляс. Битва» погружают слушателя в атмосферу истории, борьбы, воинско-рыцарской аланской славы. Спектакль «Аланы» повествует о средневековой Алании X века, но он был задуман мною в необычном абстрактно-современном ключе. Отсутствие реалистических изобразительных декораций компенсировалось выразительностью актерской игры, экспрессией сценических ситуаций и «участием» в драматическом действии музыки».

Музыка Ж.Плиевой смогла выстроить такую структуру и ритм спектакля, которые со всей яркостью продемонстрировали образы «неистовых» алан. Суровая красота эпико-героических, несколько архаичных звуков навевала атмосферу древней и славной истории Аланского царства. Сценическим действиям придавали динамику выразительные военно-музыкальные эпизоды: царственные фанфары, призывные сигналы и взрывная барабанная дробь. Шумовые описания военных схваток, битв, скачек, природных стихий выполняли функцию звуковых декораций, усиливающих эмоциональное напряжение.

«Когда-то Георгий Товстоногов предложил простую формулу, характеризующую качество театральной музыки, продолжает Тамерлан Дзудцев. – Необходимо убрать музыку из действия и проверить, состоится ли спектакль. В данном случае проверка по Товстоногову приводит к убеждению, что без музыки Жанны Плиевой спектакль «Аланы» бы не состоялся. Я считаю, что в будущем мы не раз будем обращаться к ее творческому наследию, работая над постановками национальной классики, поскольку именно мощь ее звуков является лучшим музыкальным обрамлением героических и драматических постановок».

Еще одна музыкальная работа Жанны Плиевой оказалась связана с памятью Беслана. Северо-осетинский театр «Арвайдæн» («Небесное зеркало»), лауреат Государственной премии и номинант премии «Золотая Маска», совершил несколько благотворительных туров по стране со спектаклем «Золото нартов», собирая средства для семей бойцов групп «Альфа» и «Вымпел». Жанне Плиевой принадлежит авторство музыки к героическому эпосу осетин, на котором основан спектакль.

…Рассказывать об огромном творческом наследии выдающегося композитора можно долго. Ее творчество – огромная глыба – глыба неисследованного и еще не сказанного. Ей, греющейся в лучах славы и любви почитателей таланта, пришлось выдержать и удары судьбы, самым страшным из которых был безвременный уход из жизни ее единственного сына. Чем можно измерить горе матери, потерявшей своего ребенка? Но Жанна Васильевна мужественно приняла удар судьбы и продолжала творить, находя утешение в творчестве. В канун юбилея в адрес непревзойденной Жанны Плиевой звучит множество поздравлений и добрых пожеланий выздоровления, чтобы поскорее вернуться в ту атмосферу творчества и аплодисментов, без которых она не мыслила жизни...

Рада Дзагоева


Опубликованно: 11-02-2018, 17:20
Документ: Культура > http://respublikarso.org/culture/1924-nerealnaya-samobytnaya-voshititelnaya.html

Copyright © respublikarso.org
При копировании материалов, гиперссылка обязательна.

Вернуться назад