Жертвенное животное – дар небесам и основа праздничного застолья

Жертвенное животное – дар небесам и основа праздничного застольяВ Осетии продолжается череда религиозных праздников. Вплоть до ноября люди будут приходить на святые места, чтобы заручиться благоволением высших сил.

В традиционном осетинском празднестве главным является жертвоприношение. К праздничному дню жертвенное животное подбирается заранее. Здесь важно соблюдать несколько условностей. В качестве жертвы (нывонд) обычно выступает бык, бычок, баран, ягненок, козел и козленок. Животное должно быть определенного окраса и без физических изъянов. Такое животное посвящалось определенному празднику, божеству или конкретному случаю, связанному, например, с выздоровлением или окончанием невзгод.

Для праздников, посвященных небесным покровителям, выбирались быки, бараны и ягнята светлого окраса, для ритуалов, связанных с необходимостью задобрить темные силы – козлы темного окраса или козлята. В определенных случаях в качестве жертвы могли быть курица или петух. Все остальные употребляемые в пищу домашние животные и птица годились лишь для обыденной, но никак не ритуальной пищи.

В настоящее время в качестве жертвенного животного иногда выбирают и теленка. Но в старину это не делалось, так как теленок рассматривался исключительно в качестве будущей производительной единицы. Либо как корова, дающая молочные продукты, либо как рабочий вол, используемый в хозяйстве.

Животное для жертвоприношения подбирали заранее, так как оно буквально «связывалось» с божеством и до дня жертвоприношения всячески оберегалось. Наибольшей тщательностью отличался выбор быка. Помимо упитанности он должен был отличаться и экстерьером. Само животное могли приобрести вскладчину от имени общества, либо его выделял сам владелец на благое дело. После всеобщего одобрения старшими общины на шею животному вешали вырезанные из дерева бирки различной конфигурации. После этого в отношении жертвенного быка был особый уход, его нельзя было ударять палкой или использовать в хозяйственных нуждах. Иногда животное отпускали в свободный выпас до самого дня празднования.

Такая традиция существовала, например, в ущелье Сба Южной Осетии, здесь быка для осеннего праздника Джеуаргуба выбирали весной и отгоняли на выпас в одно из ущелий. А осенью пригоняли обратно в селение. Хотя в один год надежды сельчан зарезать упитанного быка не оправдались. Когда посланцы пришли на пастбище, чтобы забрать жертвенное животное, то они обнаружили здесь исхудавшего быка… на крутых рогах которого висел убитый волк. Очевидно, волки попытались завалить быка, и в порыве схватки одного из них он поднял на рога. Отбиться то он смог, но вот полноценно пастись с застрявшим на рогах хищником животное уже не могло.

Если в качестве жертвенного животного выбирался баран, то ему на рогах делали специальную отметину в виде насечки. Паслись такие бараны в общем стаде.

За день до проведения праздника животное переходило в новое качество – кусарт. Если это был баран, то его купали, повязывали на рога красную ленточку, если бык или бычок, то и ему на рога вешали разноцветные широкие ленты. Быка водили по селению, чтобы все жители сельского сообщества оценили жертвенное животное. Баран доставлялся прямо к святилищу. Это то, что касалось общих празднеств, если же празднество ограничивалось семейным кругом, то жертвенное животное закалывалось во дворе дома.

На месте жертвоприношения обычно обязательно присутствовал старший по возрасту мужчина и несколько молодых, сноровистых парней. Акт самого жертвоприношения производился строго по ритуалу. Здесь животному давали немного соли, что считалось непременным условием, предшествующим всем последующим действиям.

Старший мужчина произносил молитву-посвящение, обратившись лицом на восток, после чего горящей головней делал отметку на лбу или правой стороне животного. Считается, что запах паленой шерсти, поднявшийся к небесам, является вестью о принесенной жертве. Вполне возможно, что эта часть ритуала свидетельствует о том, что прежде жертвенное животное сжигали. Бытование этого обычая было зафиксировано и в полевых материалах этнографических экспедиций.

В 90-х годах в Южной Осетии, помнится, даже решили воссоздать древний обычай сжигания жертвенного животного. Было создано общество «Алагата», которым руководил выходец из Грузии Нугзар Хубулов. Вместе с единомышленниками он устраивал моления у святых мест, с обязательным сожжением жертвы. При этом сжигались не только бараны, но и быки. У Н.Хубулова, перебравшегося позже на постоянное жительство во Владикавказ, в Южной Осетии было немало последователей.

И сегодня еще жители селения Ерман вспоминают один из таких обрядов, проведенный у святилища Таранджелос. Они рассказывают, что священнодейство сопровождалось игрой на свирели в исполнении известного осетинского музыканта… Ахсара Джигкаева, стоявшего на пригорке в лучах восходящего солнца.

Но вернемся к процедуре жертвоприношения, в которой было несколько обязательных правил. После того, как произносилась молитва, наступал черед резников. Если надо было зарезать барана или ягненка, то тушу клали на небольшой столик, головой на север и горлом на восток. Со словами: «Хуцау дæуæн табу» – барану перерезалось горло. Столик имел небольшой уклон, чтобы жертвенная кровь стекала в деревянную миску. Нельзя было, чтобы даже капля крови попала на землю. Ведь к ней могли добраться собаки или кошки, и таким образом, осквернить само жертвоприношение. Пока кровь стекает в миску, резник должен был хранить молчание.

Если в жертву приносился крупный рогатый скот, то использовали чистые доски, а у святилищ – большие сланцевые плиты. Ориентация по сторонам света сохранялась прежняя.

При заклании животного использовались специальные ножи, которые нельзя было применять в повседневности. Они хранились отдельно и имели свои наименования: «галæргæвдæн», «фысæргæвдæн», «цармисæнкард» и т.д.

В процессе заклания принимали участие старшие по возрасту мужчины и молодежь. Детей и женщин к этому месту не допускали.

После того, как голова жертвенного животного отделялась от туловища, резник мог поручить снятие шкуры и разделку кусарт молодым помощникам. При этом было желательно, чтобы за работой все же наблюдал один опытный мужчина, который давал молодежи практические советы.

При разделке туши использовались специальные разделочные ножи, при этом шкуру барана снимали вручную с минимальным использованием ножа. Соблюдались и некоторые условности. Так, от шеи отрезали небольшой кусок «бирæгъы хай» (букв. доля волка) и выбрасывали прочь. Другой важный момент – от грудинки животного вырезают кусочек сухожилий, и резким движением руки бросали на столб или дверной косяк. Если кусочек прилипал к дереву, то считалось, что зятья семьи сноровистые.

Резник должен был обладать большим опытом, ведь от того, как он разделает тушу, зависел его авторитет в обществе. Надо было снять шкуру без порезов, но еще сложнее было вытащить внутренности, не распоров кишок. Кстати, разделка туши барана входила в число специальных испытаний будущего зятя.

Мясо клалось в большой котел, при этом отделялись голова, три ребра, правая лопаточная часть, шея, а у барана еще и курдюк. Эти элементы жертвенного животного были главными частями при проведении молений.

Отварные голова (сæр), шейная часть (бæрзæй), лопаточная часть (уæн) или курдюк (фæхсын) как наиболее почетные части ставятся на стол перед старшими, возглавляющими ритуально-престижную трапезу. Этот момент отражен и в фольклоре. «Фыццаг сæры кад у, дыккаг – бæрзæйы кад, æртыккаг – уæны кад//Первая почесть – почесть головы, вторая – почесть шеи, третья – почесть лопатки».

Мы уже отмечали, что при разделке туши требовалось немалое умение. Но при этом ценилась и быстрота работы. Во время кульминации празднеств Джеры-дзуар, которое приходится на конец августа, сентябрь и начало октября, у святилища закалывается несколько сотен баранов. Понятно, что не все паломники могут как следует освежевать тушу. Поэтому здесь раньше свои услуги предлагали местные жители. При мне один молодой парень Гогичев Толик (светлая ему память), разделывал тушу барана за 15 минут.

Необходимо отметить, что жертвоприношения проводятся и в условиях города. Еще в дореволюционное время жители Цхинвала устраивали вскладчину пиры в мае в дни празднования святилища Згудеры Уастырджы дзуар. Пиры проходили на полянах на левом берегу реки Большая Лиахва. Закалывались бык и баран, считалось что баран – для небесных сил, бык для участников пиршества. В пиршествах принимали участие все жители города, вне зависимости от национальности.

Необходимо отметить, что в жертву приносились и дикие животные, хотя для ритуала они обладали меньшей ценностью. Так, в святилище Усанет, расположенном в ущелье реки Медзыдагом (Цхинвальский район РЮО), в прежние времена в жертву приносился олень. Легенда гласит, что животное само приходило в праздничный день к святилищу. Было ли это так в действительности или дичь приносили охотники, сегодня не скажешь со всей очевидностью. Однако отметим, что олени и сегодня еще водятся в этих местах и порой спускаются к поселениям.

Здесь же отметим, что не всякое жертвенное животное намечалось к закланию. Иногда бычка просто отпускали на территории святилища.

Р.Кулумбегов

Жертвенное животное – дар небесам и основа праздничного застолья
Жертвенное животное – дар небесам и основа праздничного застолья


Опубликованно: 07-09-2016, 12:34
Документ: Культура > http://respublikarso.org/culture/1420-zhertvennoe-zhivotnoe-dar-nebesam-i-osnova-prazdnichnogo-zastolya.html

Copyright © respublikarso.org
При копировании материалов, гиперссылка обязательна.

Вернуться назад