Юго-Осетинский Госдрамтеатр: возрождение из пепла или долгая дорога к зрителю

20-01-2014, 22:28, Культура [просмотров 3152] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Юго-Осетинский Госдрамтеатр: возрождение из пепла или долгая дорога к зрителюНа минувшей неделе в Цхинвале приступили к начальному этапу строительства нового здания Юго-Осетинского Государственного драматического тетра имени Коста Хетагурова. Строители уже снесли стены старого здания театра, сгоревшего в результате пожара в 2005 году и приступили к подготовке площадки под фундамент. Как сообщается, площадь возводимого здания будет немного увеличена. Но при этом близлежащая парковая зона не пострадает. Прежний облик фасада здания театра, безусловно, также будет сохранен.

 Строительство здания Госдрамтеатра предусмотрено в Инвестпрограмме содействия социально-экономическому развитию Южной Осетии и обойдется в 1 миллиард 299 миллионов рублей. Возведением нового здания занимается строительная организация ООО «Эверест» из Казани (Россия), с которой заключены соответствующие договоренности. Кроме того, «Эверест» будет заниматься строительством здания Республиканского краеведческого музея и завершит строительство Государственного киноконцертного зала «Чермен».

 

В ночь с шестого на седьмое апреля 2005 года в результате пожара сгорело здание Государственного драматического театра им. К. Хетагурова. Огонь уничтожил одно из самых оригинальных архитектурных сооружений столицы Республики Южная Осетия. Был утерян важный национальный культурный центр.

Вообще, пожары в театрах дело, можно сказать, обычное. Даже в какой-то мере традиционное. Этой участи не избежали практически все известные театры: начиная от Большого в Москве до театра им. Руставели в Тбилиси. Горели и Ла Скала, и Комеди Франсез... При этом пожары порой случались по несколько раз. Во второй раз, к слову, в конце прошлого года загорелся и Юго-Осетинский театр, временно разместившийся в здании Совпрофа.

После пожаров театральные здания восстанавливались и становились еще лучше. Наш Юго-Осетинский театр пока выпадает из общей картины. И хотя уже прошло почти девять лет, он до сих пор не восстановлен. Однако в этом году застопорившийся процесс возрождения театра сдвинулся с мертвой точки, остатки сгоревших стен уже разрушены, готовится площадка под фундамент и есть заверения, что к концу года возрожденное здание театра будет сдано под крышу.

Юго-Осетинский театр одно из старейших зданий в Южной Осетии. И одно из самых интересных в архитектурном исполнении. Особый интерес представляет фасад. Кажется, что в его архитектурных формах нет ничего оригинального. Колонны, башенки, ажурные балконы – обычные изыски архитекторов, присущие многим театральным зданиям. Однако отдельные детали придают фасаду уникальность. Прежде всего, сами башенки. Они стилизованы под осетинские башни. В горской башне было две архитектурные особенности:  бойница и вход, расположенный высоко над землей, чтобы быть недоступным для врагов, хозяева попадали в башню по приставной лестнице. Архитектор театрального здания, сделав частью фасада стилизованные осетинские башни, отразил и эти два элемента. Интересно, что строители в свое время даже сделали выступы, на которые обычно крепился деревянный парапет-площадка боевой башни. Однако в более позднее время при очередной покраске фасада эти выступы сбили, не понимая их декоративного назначения.

Башенок две, фронтон крыши рассчитан так, что внешне он напоминает гору, которая замыкает две эти башни. Кстати, даже  арки  над  основным  балконом напоминают ажурные пролеты Гуфтинского моста, построенного ранее. Такая вот своеобразная архитектурная перекличка двух наиболее узнаваемых символов Южной Осетии.

Строили театр добросовестно и экономно. Как и все, что строили в то время. Каждый кирпич, изготовленный, кстати, на местном кирпичном заводе был пронумерован по номеру рабочей смены. Чтобы было с кого спрашивать в случае брака. Отдельные элементы конструкции – лестничные марши, перегородки и перекрытия – маркировались фамилией руководителя бригады, а также днем, когда конструкция была установлена или закончена кладка.

Здание театра возвели в 1931 году. Долгое время этот архитектурный шедевр одиноко возвышался на пустыре, на краю оросительного канала, пересекающего город Цхинвал. Самое интересное, что здание первоначально задумывалось не как театр.  В  1927 году руководство Автономной области решило построить просто Дом культуры. Да и само здание долгое время называлось «Дом культуры колхозника» – такое вот отношение было в постреволюционный советский период к колхозникам, для которых строили подобные дворцы. Впрочем, истинная причина была несколько иная, и здесь просматривалось не столько доброе отношение, сколько прагматизм. В те годы активно шло колхозное строительство, принимать участие в котором крестьянство не очень-то и стремилось. Поэтому руководство страны одновременно с репрессивными мерами, старалось привлечь горцев и своеобразным агитационным «пряником».

Собственно говоря, по внутренней архитектуре зал больше напоминал кинозал. А ведь театральная зала предполагает партер, ярусы, лоджии, балконы, гримерки. Тем не менее, в год окончания строительства это здание передается непосредственно молодому театральному коллективу во главе с В. Хетагуровым. И именно театральной постановкой 29 июля 1931 года начинается история Юго-Осетинского Государственного драматического театра.

Строительство велось как на средства государства, так и на частные пожертвования. При этом сбор денег проходил в очень интересной форме. Газета «Хурзæрин» регулярно печатала имена жертвователей. Например, известный осетинский врач В.Карсанов пожертвовав 50 рублей на строительство театра, обратился к своим знакомым через газету сделать то же самое, при этом каждого из них назвав поименно. Понятно, что после такого откровенного призыва мало кто бы решил отказаться. И это была традиция.

Со временем драматический театр стал культурным, просветительским и досуговым центром Южной Осетии. Здесь не только ставились спектакли, но и работал коллектив Государственного ансамбля «Симд», проводились торжественные и юбилейные мероприятия: от торжеств  по  поводу  открытия железной дороги до партийно-хозяйственных активов. Но более всего театр стал центром развития искусств. Здесь работали такие корифеи национального искусства Осетии как художник М.Туганов, создавший первые полномасштабные театральные декорации, композитор Б.Галаев, сочинивший музыку к ряду спектаклей... А роспись потолка и плафонов театральной залы, осуществленная художниками Г. Котаевым, У. Гассиевым и М. Кокоевым по мотивам «Сказаний о нартах» стала образцом национальной фресковой живописи.

Не обошлось и без экспериментов в оформлении самих театральных постановок. Так, в комедии «Другие нынче времена» впервые в спектакле был использован новый постановочный прием – проекция кинофильма на сцену. В 1935 году при театре был сформирован собственный оркестр. А 15 октября 1939 года Юго-Осетинскому театру было присвоено имя Коста Хетагурова.

В 1957 году было принято решение расширить функциональные возможности театра. К основному зданию с западной стороны была пристроена трехэтажная пристройка, где расположились гримерки, художественный цех, склад декораций, репетиционный зал. Изменился и зрительный зал, за счет амфитеатра прибавилось 110 мест. Претерпела изменения и механизация сцены, а стулья в зрительном зале были заменены на новые...

Если возвращаться в наше время, то впервые о начале процесса восстановления Госдрамтеатра руководством страны было заявлено на встрече с работниками театрального коллектива 27 марта 2006 года. В этот день традиционно отмечается Всемирный день театра, и эта новость стала лучшим подарком для актеров и технического персонала. В этот же год по просьбе руководства Республики правительство Москвы поручило проектной организации ГУП МНИИП «Моспроект-4» сделать разработку проектной документации по строительству нового здания Юго-Осетинского театра. В Южную Осетию приехали архитекторы, геодезисты и прочие специалисты, которые имели опыт строительства специализированных зданий. Надо сказать, что на протяжении последних лет было представлено насколько вариантов здания. Проектная часть была представлена в большом объеме технической документации,  один вес  которой составил несколько десятков килограммов. Оставалось только сделать детальную проектно-сметную документацию, где бы учитывалась внутренняя отделка, сценическое оборудование, театральная машинерия, обивка, кресла, освещение и.п. И в зависимости от этого уже определить конкретную стоимость всего строительства.

Первоначально даже планировалось построить не просто театр, а многофункциональный культурный центр. Однако размеры занимаемой планируемой им территории были значительными и предполагали вырубку всего Пионерского парка, рядом с которым располагается здание театра. Потому данный проект был нивелирован, к тому же общественность также высказалась против такого масштабного проекта.

Надо сказать, что этот амбициозный проект, действительно, поражал своим размахом и предусматривал полезные площади до 8000 кв.метров. Эти размеры можно понять, если соотнести их на фотографии макета с прежним фасадом. Только высота здания составляет 22 метра – высота восьмиэтажного дома. В театре предусматривались две сцены: Большая – на 450 мест и Малая сцена – на 150 зрителей. На главной сцене предполагался показ большеформатных постановок с масштабными декорациями и актерским составом. Сюда можно было бы въезжать даже на автомобиле. Меньшая сцена или Малый зал предназначен для показа камерных и детских спектаклей. При этом главная сцена проектировалась специально под исполнение многопарного национального танца «Симд» – зеркало сцены не менее 12 метров. Для сравнения – прежняя сцена была всего 9 метров, а зрительный зал на 344 места. Кроме того, предусматривались соответственно помещения для репетиций, гримерные комнаты, душевые... Еще два подземных этажа представляли собой мастерские по пошиву костюмов, изготовлению декораций и бутафорского реквизита. Кроме того, по проекту в театральном здании должны были разместиться также студия Государственного ансамбля «Симд», юношеская хореографическая студия и детский хор. Одним словом, добротный центр театрального, песенного и танцевального национального искусства.

Масштаб этого проекта, конечно же, впечатляет. Общая стоимость строительства оценивалась от одного до двух миллиардов рублей. Вероятно, что с реализацией этого проекта Юго-Осетинский театр стал бы самым большим из всех национальных театров Северного Кавказа. Однако изыскать такие деньги не представляется сегодня возможным. К тому же общественность, как уже было сказано выше, справедливо выступила за сохранение Пионерского парка.

В итоге, Министерством строительства РЮО к разработке нового проекта была привлечена другая российская строительная организация, которая должна была построить театр меньших размеров. В проектном задании – театральное здание на 360 мест, оснащенное по самым современным стандартам. В партере 300 мест, на галерке – 60 мест. Правда, с таким раскладом не было согласно уже Министерство культуры РЮО, которое хотело бы иметь театр на 500 мест. На встречный вопрос строителей, будет ли обеспечиваться полный аншлаг после премьерного показа, руководство Минкульта мудро пояснило: в партере можно оставить те же 300 мест, а остальные разместить на нескольких ярусах. При этом места на ярусах будут резервными, и использоваться только при ожидаемых аншлагах.

Кроме того, Министерство культуры придерживается мнения, что театр должен все же оставаться театром. С единым хозяином и единой культурно-финансовой политикой. А совмещать театральную специфику в одних стенах с другими сферами искусств не совсем верно. Как отметил в беседе министр культуры М.Кокоев, здание должно жить только театром, начиная от вешалки и заканчивая кулисами. Театр должен стать местом, где будет прививаться вкус к прекрасному, вырабатываться культура познания, прежде всего, театрального искусства. И с этим нельзя не согласиться. Именно театральные постановки, в отличие  от  концертов,  формируют  порой  даже  поведение  людей.  Если  на концертах активность зрителей приветствуются, то в театральной зале все должно быть отдано вниманию к сцене, к игре актеров.

Все, кто помнит обстановку театральных спектаклей в старом театре подтвердят, что передвижение зрителей в зале во время сценического действия было редким явлением. А ведь так было не всегда. Прививка от бесцеремонности шла долгие годы. В том же 1931 году один из зрителей с возмущением писал в газету: «Невозможно сесть на место согласно купленному билету. Каждый садится, где захочет. Как только открывается занавес – начинается хождение в зале, порой шумное обсуждение актеров, некоторые даже приводят с собой маленьких детей…».

Как видим, публика эпохи зарождения театральных традиций мало чем отличалась от публики сегодняшней, когда эти традиции снова начинают возрождаться. Так что, театр снова может стать тем местом, где воспитывается вкус не только к сценическому искусству, но и формируется этика поведения.

Как бы то ни было, театр прежде надо построить. И делать это с учетом разброса мнений. Сегодня остановились на компромиссном варианте. Старое здание снесли, при строительстве нового будет возведен фасад идентичный прежнему.

Последний момент важен, так как архитектура здания театра, особенно его фасад, является своеобразным символом столицы Республики. Подобных визуальных символов, взглянув на которые сразу же возникает ассоциация с Южной Осетией, сохранилось по сегодняшний день немного. Это Дом Советов, здания железнодорожного  вокзала,  старого банка, роддома, городской поликлиники, выстроенной в стиле модерн и Гуфтинский мост. Поэтому сохранение архитектурной идентификации важно для придания своего, ни с чем не сравнимого облика столицы нашей Республики.

Тут надо сказать, что в 2011 году (в период безвременья Бровцева – прим ред.) была предпринята очередная попытка начать восстанавливать здание театра. Было приято решение укрепить старые стены и реконструировать театр в прежних размерах и в прежнем обличье. Только протесты коллектива театра и общественности не позволили реализовать преступное решение. Ведь стены, пострадавшие от пожара и подмываемые дождевой водой в течение нескольких лет могли обрушиться в любое время. И хотя в реконструкцию уже было вложено 50 млн. рублей строительство было приостановлено. А позже решением Президента Л.Тибилова  строительство было отменено вообще в той форме, в которой его хотели реализовать. Все последующее время именно Л.Тибилов всегда поднимал вопрос возобновления строительства театрального центра перед российскими партнерами, и ему удалось перевести дело в конкретную плоскость. Если театр будет реконструирован в период его руководства страной, он одним только этим оставит о себе добрую память. Дороги, мосты, заводы, школы, как правило, стоят всегда, но театр – это нечто особенное.

В восстановлении театра будут использованы не только средства государства. Сразу же после той злополучной ночи, когда сгорело здание театра, был организован сбор средств на его восстановление. В настоящее время по неподтвержденным данным на специальном счету в Национальном банке РЮО находится около 900 тысяч рублей. Сумма, возможно, и не выглядит значительной, но это деньги простых граждан, которые они жертвовали по зову сердца.

На сегодня важно одно: процесс возрождения театра сдвинулся с мертвой точки. Сложностей при строительстве может возникнуть немало. Это естественный процесс. Но внимание общественности должно быть приковано к тому, чтобы здание национального театра сохранило национальный колорит. И не только во внешнем оформлении. Важно будет создать и внутреннюю, если можно так выразиться, атмосферу. Театр должен окутывать зрителя уютом сразу же, как только тот переступает его порог и отдает свой билет контролеру на входе. Большое значение имеет и акустика: приглушенный шум голосов зрителей, рассаживающихся в зале, мелодика настраиваемых в оркестровой яме инструментов музыкантов… На таинство театрального действия должны настраивать роспись потолка, стен, портьеры, монументальность занавеса и даже специфический запах обивки кресел. А чтобы все это создать, мало усилий бетонщиков, крановщиков, маляров и плотников. Здесь нужны люди искусства с талантом. И таких людей надо искать уже сегодня, не дожидаясь того, пока возведут стены и положат перекрытия крыши.

С современными отделочными материалами и средствами жизнеобеспечения все относительно просто – выбор велик. Но сложнее с акустикой и художественным оформлением. Ведь акустика каждого театра является его особенностью, порой выделяющая его в ряду других не менее чем удачный репертуар или актерский состав. Да и работать над эскизами росписи потолка театра надо уже сейчас, поскольку на это порой уходит до одного года. Но есть ли у нас сегодня художники с таким опытом? И можно ли восстановить старые театральные «фрески» наших выдающихся мастеров? Все эти вопросы настолько важны, что делают восстановление Государственного театра поистине национальным проектом…

В настоящее время закончен демонтаж здания сгоревшего театра. Теперь будут идти работы по строительству фундамента будущего строения. Работы ведут строители из Казани, имеющие опыт возведения больших многофункциональных зданий.

И последнее. 29 июля 2014 года мы будем отмечать очередную годовщину первой театральной постановки на сцене Юго-Осетинского Госдрамтеатра. Тогда на театральной сцене был поставлен спектакль «Лихорадка». Хотим пожелать нам всем, чтобы в этот день на месте сгоревшего театра тоже была лихорадка. Только лихорадка строительная…

 

Роберт Кулумбегов

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Ноябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Популярно