И снова о Махарбеке Туганове – человеке, педагоге, сподвижнике

27-10-2013, 12:14, Культура [просмотров 1624] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

И снова о Махарбеке Туганове – человеке, педагоге, сподвижникеВоспитанник Петербургской Академии художеств, ученик Репина, выпускник знаменитой студии Ашбе в Мюнхене Махарбек Сафарович Туганов внес неоценимый вклад в развитие осетинской культуры. Многогранна была его деятельность – исследователь фольклора, этнографии, живописец, график, театральный декоратор, историк искусств, общественный деятель, глубокий знаток культуры и быта осетинского народа, талантливый педагог… Между тем, именно последняя его ипостась мало исследована, хотя через всю его жизнь красной нитью проходит постоянная забота о подготовке молодых кадров, их воспитании.

Архивы Южной Осетии дают, безусловно, далеко не полный материал, но все же позволяющий лучше представить Махарбека Туганова как педагога. При этом, если по вопросу деятельности Художественного училища (1937 год) документальный материал имеется, то материалов об образованию изо-студии, предшественника Худучилища, которая также сыграла знаковую роль, в архивах, к сожалению, попросту отсутствует.

Сегодня мы попробуем приоткрыть педагогическую сторону многогранной личности Махарбека Сафаровича, поскольку, как было подмечено выше, Махарбек Туганов был талантливым педагогом. Сквозь всю его плодотворную деятельность проходит постоянная забота о подготовке молодых кадров – художников. Необходимость проведения такой работы была его убеждением и принципиальной линией. Этой линии он придерживался на протяжении всей своей жизни. Поэтому вдвойне трудно переоценить роль и значение Махарбека в становлении и развитии осетинской культуры вообще и изобразительного искусства в частности.

В Госархиве имеются постановления и решения вышестоящих органов о создании художественного училища, переписка М.Туганова с вышестоящими органами, всесоюзным комитетом по делам искусств, Госмузеем изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, с комитетом по делам искусств Грузии об отпуске средств, о стипендиальном фонде, о присылке пособий, а также докладные и заявления Махарбека Сафаровича о материальной помощи, об открытии столовой, о строительстве общежития, кабинетов, о назначении педагогов, об организации экскурсий в Москву, Ленинград, Тбилиси, художественных выставок и т.д. Документальным материалом в свое время меня также снабдил сын Махарбека Сафаровича – Энвер Махарбекович Туганов. Весь этот архивный материал позволяет проследить за жизнью и деятельностью изостудии и художественного училища и дает сведения о Махарбеке, как о человеке – патриоте, гражданине и педагоге.

Приехав в 1931 г. по приглашению местных властей Юго-Осетии, Махарбек Сафарович Туганов сразу же стал прорабатывать вопрос о создании художественной студии для одаренных детей области. Ранее в Южной Осетии ничего подобного не было и Туганов стал создавать изостудию фактически на голом месте. В апреле 1932 года изостудия бы-ла открыта, с созданием которой началась подготовка кадров и подспудно был заложен фундамент национальной художественной школы. Вскоре параллельно стали действовать художественные выставки при Музее Института Краеведения Юго-Осетии, а после организован Союз советских художников Юго-Осетии.

В изостудии работа велась в крайне тяжелых условиях. Не было специального помещения – студия находилась в правом крыле нижнего этажа Гостеатра. Помещение было поделено на две части – одну занимала сама студия, другую – мастерская Туганова. Стеной между двумя частями служили холсты, доска и т.д. Безусловно, не хватало педагогов, пособий – бумаги, красок, холстов. Махарбек Сафарович вкладывал во всё свои скудные средства. Не было столовой,  общежития.  По  этой  причине  изо-студия не могла охватить районы области. Плохо было и со стипендией. Все эти моменты Махарбек Туганов остро переживал, потому что приезжало много одаренных детей из сел, но вынуждено покидали стены студии. Ему не раз приходилось даже снимать с себя одежду и отдавать ученику, не говоря уже о куске хлеба. Махарбек неоднократно обращался в вышестоящие органы за помощью организовать условия для сельчан и иногородних… Сама же изостудия работала в две смены. Ее целью было дать ребенку основную грамоту по рисунку, живописи и лепке, ознакомить с индивидуальными и коллективными приемами работы, развить творческие способности и зрительную память учащихся и т.д. Старшая группа, состоявшая из 12 человек, занималась с 11 утра до 2 часов дня по программе, приноровленной к подготовке на 1 курс Академии художеств. Кроме того, шло знакомство с графическими видами искусства – офорт, цинкография, иллюстрация оформления советских газет и т.д. А поскольку Махарбек Туганов работал художником в театре, оформлял спектакли, готовил эскизы, зарисовки персонажей,  декорации,  то к этой работе, как к практическим занятиям, приобщил и своих учеников. В итоге такими вот совместными усилиями художественно были оформлены спектакли – «Две сестры», «Амран» Елбыздыко Бритаева, «Ос Багатыр» Цомака Гадиева, «Скупой рыцарь» Пушкина, «Овод» Войнич, «Дуня» Коста и др. Кроме этого, ученики во главе с Махарбеком Сафаровичем оформляли праздники в городе. Писали плакаты, лозунги, портреты вождей, делали карнавальные маски и т.д. Все это выполнялось на общественных на-чалах, но с большим воодушевлением.

Махарбек поддерживал тесную связь с родителями своих воспитанников. Организовывалась помощь отстающим, создавались комсомольские комиссии для обследования жилищно-бытовых условий студийцев и оказания посильной помощи.

Среди учащихся были одаренные молодые кадры: Хасиев Инал, Санакоев Борис, Кокоев Василий, Чочиев Иван, братья Харебовы, Санакоев Заур, Санакоев Сергей, Шахназаров Владимир, Гаглоев Александр, Тогузова Зарета и многие другие. Художественные выставки студийцев устраивались как в Цхинвале, так и за его пределами. Так в 1935 году на Всегрузинской выставке детского творчества учащиеся Сталинирской изостудии заняли первое место, а несколько человек были премированы (Хасиев, Харебов, Санакоев, Кокоев и др.).

В 1937 г. студия была реорганизована в Художественное училище, выпускники которого впоследствии поступают в союзные Академии художеств и другие художественные ВУЗы. Имеющийся архивный материал также позволяет судить о том, как Махарбек всячески способствовал продвижению своих учеников, помогал им материально и практически. Давал рекомендации, ходатайствовал перед вышестоящими органами, перед руководством Академии художеств о устройстве своих питомцев.

Во время Великой Отечественной войны закрылось много художественных училищ по стране. Но Сталинирское художественное училище оказалось в числе 23-х из общего союзного числа продолжающих функционировать. Закрыли училища и в ближайших Батуми и Сухуме, а наше осталось, в чем, безусловно, большая заслуга Махарбека Туганова.

В годы войны многие студийцы добровольцами ушли на фронт – 50 человек и почти все… не вернулись. Махарбек остро переживал, часто вспоминал их, на многих он возлагал большие надежды. Ученики, в свою очередь, писали письма с фронта своему учителю, и он им отвечал. В письмах художникам-воинам Махарбек Сафарович наказывал в любой обстановке не забывать искусство, а при случае рисовать и собирать материал о борьбе с фашизмом.

Сохранились и воспоминания учеников Махарбека Туганова, которые преисполнены чувством теплоты.

Вспоминает  бывшая  ученица  Махарбека Тибилова – Туаева Аза: «…Именно Махарбек Сафарович явился тем добрым гением, который помог мне и многим другим детям из простых осетинских семей стать на путь познания и отображения красоты окружающего нас мира и сделать ее достоянием других. Доброжелательный, внимательный, порой сознательно преувеличивая скромные труды своих учеников, чтобы поддержать и воодушевить на новые начинания».  

Таким же доброжелательным, внимательным и тактичным вспоминает Махарбека ученик Георгий Котаев: «…Как педагог Махарбек был очень внимательным и никогда за неудачный этюд не выговаривал, а наоборот, умел даже при неудачах как-то особо вдохновить на следующее задание. Все его лицо было проникнуто добротой и искренностью. Внешностью он был высоким, стройным и неторопливым в своих движениях…».

Из воспоминаний Георгия Догузова: «…Необычная простота, скромность характеризовали Махарбека Сафаровича. Одевался он просто и скромно. Мне по сей день вспоминаются его бессменные сапоги, отдающие блеском от систематической чистки, его пальто с каракулевым воротником. Летом Махарбек Сафарович одевался в блузу из холста, черные брюки. Он всегда был изысканно аккуратным…».

Борис Санакоев о своем любимом учителе: «…Он глубоко чувствовал наше душевное состояние. По основным чертам характера давал всякие прозвища. Например, Васю Кокоева называл «Наша радость» за прилежность и пунктуальность. А когда мы заслуживали упрека, всегда был воздержан. И вообще сам казался нам таким же, как и мы сами. Помнится, однажды каждому из нас он поручил нарисовать свою комнату. Позже, когда я стал взрослее, я понял, что ему было интересно знать, кто из нас в каких условиях живет и работает...».

Дружба Туганова со всеми своими учениками продолжалась до самых последних дней. Это была поистине Личность вселенского масштаба, человек с разносторонними талантами, который оставил большое творческое наследие: многочисленные картины, графические работы, эскизы, декорации, костюмы, орнаменты, танцы, книжные иллюстрации, научные труды по этнографии, фольклору, осетинской хореографии, искусству и т.д. Своими творениями он обессмертил себя. Но кроме всего этого он оставил своему народу художественное училище, с почетом носящее ныне его имя. И оставил своих замечательных учеников – Бориса Санакоева, Василия Кокоева, Георгия Котаева, Азу Тибилову-Туаеву, Георгия Догузова и многих других, которые продолжили его добрые традиции.

 

Ирина Бигулаева, научный сотрудник Юго-Осетинского Научно-исследовательского института им. З.Ванеева.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Популярно