Эпические нарты. Далекие и близские. (часть 2)

28-06-2013, 09:27, Культура [просмотров 2398] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Эпические нарты. Далекие и близские. (часть 2)(Окончание. Начало в № 29-30)

Мы уже отмечали, что в «Сказаниях о нартах» значительную часть жизни героев занимают военные предприятия, охота и пиры. Однако, в реальной жизни люди занимались и повседневными трудами, одни в большей степени, другие в меньшей. В каждом сообществе людей есть и свой привилегированный класс, чурающийся черной работы, но большую часть – это хлебопашцы, скотоводы и ремесленники.

В эпосе описана и обыденная жизнь: нарты пашут землю плугом, отгоняют на выпас скот, выковывают орудия труда и оружие. Все, как и у обычных людей.

Наибольшим почетом у нартов пользуются пастухи. Для выбора пастуха на выпасный сезон устраивался пир. Надо отметить, что работа пастуха была не только тяжелой, но и опасной. Ведь стада нартов также подвергались набегам врагов. Поэтому при необходимости сторожить и пасти стада брались и отмеченные воинской доблестью благородные воины. В сказании «Батрадз и пестробородый уаиг» мы видим описание пиршества, на котором выбирали пастуха: «И тогда старейшие из нартов решили устроить пир, собрать на этот пир весь народ и выбрать пастуха». Решивший взять на себя почетную у нартов обязанность – получал на пиру священное подношение: «три пирога с начинкой из сыра и ляжку быка». От такой чести не отказывались даже такие воины-аристократы как Сослан и Батрадз.

А заботиться нартам было о чем. Это и собственные стада, и многочисленная добыча, взятая за пределами страны. Главной ценностью были, конечно же, лошади. Слова одного из героев эпоса как нельзя убедительны: «Что будем делать мы, нарты, если падут наши кони?! Ведь человек без коня, все равно, что птица без крыльев». Понятно, что ценность лошадей была предопределена их использованием в военных предприятиях. Пехотинцы не пользовались у нартов авторитетом. Так нарт Сырдон, за неимением коня отправился в поход пешком, и за это в пути подвергался насмешкам и издевательствам. А если кого хотели унизить, то отрезали его коню губы или хвост.

Уход за конями был отменный. Их кормили поджаренным ячменем, мыли специальным черным мылом.  Различали и породы скакунов: Арфан, Дзындз-конь, Афсург... В сказаниях мы находим описание укрощения дикого коня: «Вышел из горной теснины белый конь, прыгнул на него сверху Батрадз. Понес его конь по поляне, но Батрадз схватил его за горло, стиснул и вынудил коня открыть рот. Вдвинул Батрадз ему в рот удила, надел на него уздечку и ловко положил на него седло… а затем натянул поводья и направил коня туда, куда захотел».

Лошади применялись только для верховой езды. В гужевой транспорт у нартов впрягались исключительно волы. Только в одном эпизоде мы встречаем факт того, что в повозку впрягают лошадей. Красавица Акола совершала парадный выезд в крытой повозке, запряженной шестеркой лошадей. Но это и понятно, ведь Акола жила в неприступном замке за пределами страны нартов.

Среди другой домашней живности мы встречаем коров, быков, ослов и свиней.

Жизнь сообщества нартов регламентировалась обычаями и традициями. Несколько интересных обычаев мы находим в цикле сказаний о нарте Уырызмаге. К примеру, когда он прибывает к родителям своей жены на дно морское, первое что ему предлагают – это самому зарезать барана для пиршественного стола. Как говорится, сам гость, сам и режь. Обычно барана резал будущий зять, когда его испытывали на сноровку по свежеванию бараньей туши. Но зять «со стажем» уже считался почетным гостем, и готовкой угощения занимались младшие по дому. Но Уырызмагу таким образом как бы оказывают честь. Далее по тексту: «Раньше, чем приступить к еде, Уырызмаг по обычаю нартов, поднял на своем мече кусок мяса, Богу предназначенный, и вознес молитву. Держа мясо на острие меча, Уырызмаг протянул его к мальчику. Тот быстро подбежал и вдруг споткнулся и упал на меч». На пиршествах у осетин и сегодня младшим подают отдельный кусок, но мясо передают руками. Очевидно, в старину именно меч был обязательным в этой процедуре подношения младшим.

В Сказаниях о нартах мы встречаем описание обычая избегания: «Сослан обращается к идущей по воду женщине селения. Но ничего не ответила ему женщина, недавно вышла она замуж и не имела права, по обычаю говорить со старшими. Невестки долгое время не имели права разговаривать со старшими мужчинами не только в семье, но и за ее пределами. Очень полезное правило, соблюдавшееся до недавнего времени. Это позволяло с меньшими рисками устанавливать внутрисемейные отношения. А то ведь попадется невестка с характером и – разлады в семье. А так, пока она разговорится, глядишь и характеры притрутся. В этой связи был еще один обычай. Обычно свекор, желая прервать обычай избегания, дарил невестке ценный подарок, давая, таким образом, ей понять, что он, как старший в семье, дает ей право голоса. Впрочем, иногда свекор об этом жалел, так как невестка порой оказывалась не в меру говорливой и дерзкой. Но обратного хода у обычая уже не было, даже за все ценности в семье.

У невесток был свой особый статус в обществе. Так нарты из рода Бората пригласили на пир Уырызмага, намереваясь его там умертвить. Однако тот, прознав о намерениях своих кровников, всякий раз отклонял приглашения под благовидным предлогом. И тогда «стали Бората советоваться между собой, и решили послать за Уырызмагом молодую невестку. По обычаю, приглашающей невестке нельзя было отказать: «и потому, говорили Бората, если сохранилась еще душа в теле Уырызмага, он обязательно придет на пир». Понятно, что Уырызмаг вынужден был прийти, хотя и знал, что идет на смерть. Но переступить через обычай не смог.

Есть и другие обычаи у нартов, к примеру, мертвых хоронили обязательно в шубе, «без нее нельзя было войти в страну мертвых». Нельзя было класть умерших в могилу (склеп) в доспехах. Только лук и стрелы, могли быть им подмогой на пути в загробный мир. Хоронили как в земле, так и в склепах.

Эпоха нартов была суровой эпохой. Не все споры и тяжбы можно было рассудить на Холме Правосудия. И тогда решающим аргументом становилось право сильного. На что ответом, в свою очередь была кровная месть. А кровавый обычай не знал снисхождения. При этом почетное право нанести удар мести у нартов принадлежал племянникам пострадавшего.

Кровавую вендетту могли прекратить уничтожение всех мужских представителей одной из сторон, либо обычай примирения. Иногда на воспитание брали ребенка из семьи кровников, как средство прерывания кровавого беспредела.

Вообще, взять на воспитание мальчика считалось почетной обязанностью. В сказании описано принятие на воспитание небожителем Сафа сына нарта Уырызмага, маленького Айсана: «Кто, бывало, устроит пир в честь новорожденного, тот мог на воспитание взять нартского сына. И немедля, Сафа привел на шелковой бечеве белого вола в селение нартов».

Живут нарты по разному. Большинство в просторных домах, где несколько комнат. Многие из эпических героев имеют башни, преимущественно семиярусные. Но некоторые нарты не могут похвастаться отдельным достойным жильем. Тот же Сырдон живет в «подземном доме», очевидно в землянке. Правда сказитель указывает, что это потайной дом Сырдона. Но тогда непонятно, почему он держит здесь всю свою семью.

Помимо частного жилья нарты имеют и общинные здания. Это помещение для общеродовых сборов и празднеств, есть даже Большой Дом клятвы. Нарты любили праздники. А не было праздника, так они сами выдумывали повод. К примеру, не было жены у нарта Уархтанага, и решила молодежь: «Нет у Уархтанага потомства, нет у него наследника, надо женить его. А если не послушается он нас – мы побьем его камнями». Понятно, что эпический холостяк, видя такую перспективу, согласился стать семейным человеком.

Но общественный сход не мог предопределить счастливую семейную жизнь даже для героев сказания. Юная дева, глядя на едущего понуро на лошади нарта, заключает: «Или сильно разгневался этот человек, или пьян, или он глуп. Но вернее всего, что болит душа его от мерзких проделок его жены!». Вот и нарт Сослан жалуется: «Осталось в стране Нартов у меня три жены. Они друг с другом не ладят и вечно у нас в доме крик и брань».

В почете у нартов были и ремесленники и кузнецы. Изготавливали они двойные скамьи для пиров, большие двуухие котлы и двуухие кувшины. В работе своей использовали клей-бурамадз, краску из ольховой коры, изготавливали стрелы из дуба, вытапливали черное арык-мыло.

Интересно, что же одевали люди мира нартов. Люди попроще на ногах носили чувяки из свиной кожи, а знатные – обувь из сафьяна. Бедняки же вообще ходили в простых арчита, выложенные фасал травой. Женщины в шелковых платках, мужчины и мальчики в папахах и шапках из войлока. Носили пояса, из ткани и кожи. Хитрец и каналья нарт Сырдон вообще надевал два пояса – верхний и нижний.

Но больше всего форсу было, конечно же, у знати. Однажды, как гласят сказания, решили сыновья нарта Бурафарныга удивить своими нарядами молодежь нартов и удивили: «Из драгоценного меха были у них у всех одинаковые шапки, из одного куска дорогого сукна, светло-серого цвета одинаковые бешметы и чувяки». Были у знатных нартов белые бурки, одежда  из вербльюжей шерсти, а у жен их шелковые платья с застежками из серебра и золота.

Менялась мода и на бороды. Не брили раньше нарты свои бороды, недостойным это считалось. Поэтому были они у них до пояса. Да вот однажды опалило огнем бороду одного из героев. Посмотрели на куцую бороду нарты, и понравилась она им в таком укороченном виде. И стали они с этого времени носить бороду такой длины.

А где как не на празднике мир посмотреть и себя показать! Песни и танцы, да музыки лад! На первом месте стоял фандыр – многострунная арфа, искусно вырезанная из березового нароста. Громко звучала свирель на восемь ладов, пленяли мелодии таинственного музыкального инструмента удавдз.

У нартов сложились и сообщества музыкантов и танцоров: «Вся нартская молодежь в полном снаряжении собралась в пятницу к дому Уархтанага. Сам Уархтанаг расставил всех по порядку: сначала шли музыканты, за ними плясуны, потом певцов отдельно поставил он и тех, кто будет джигитовать на конях». Но наиболее умелыми были те, кто отважился танцевать на пиршественных столах: пляска с чашей на голове.

Отчаянны были нарты, падки на чувства и переживания. «Так как был Сослан неистов во всем, то загорелась кровь его, и крепко сжал он руку одной из девушек…». Таким образом, во время танцев наглецы пытались проявить свои чувства. Поэтому, наверное, и стали танцевать мужчины с распущенными рукавами черкесок, чтобы даже пальцем не могли коснуться девушки партнера по танцу.

Как не были сказители консервативны, все же не могли они даже в течение веков убрать из сказаний тему морали. А ведь нарты, мужчины и женщины, также были подвержены страстям и порокам, как и реальные люди. В изменчивости женской натуры больше всего проявила себя Сатана (Шатана). Первая она была во всем. И брата своего соблазнила, и детей родила от тайной любви. Уезжал в поход Уырызмаг на год-два, а у него дома к его возвращению… рождается ребенок. Вот и сетует Сатана: «Был у меня в родительском доме тайный клад – в походе был в то время хозяин наш, когда родился сын у меня». Еще один плод греха ложит она в сундук и бросает в море. Или известное сказание, когда при виде ее обнаженного тела во время купанья в реке пастух на другом берегу занимается  непотребным делом: «Опустился в изнеможении он на камень и из камня этого родился Сослан». Неспроста, наверное, нарты хотели бросить искусительницу в озеро Ада. Но красивой и умелой в хозяйстве была Сатана и все прощалось ей.

Много было бед от женщин у нартов. Вот и братья Ахсар и Ахсартаг погибают из-за прекрасной Дзерассы. Войны начинаются за обладание красавицами мира нартов. Даже свои Ромео и Джульетта были у нартов девочка из рода Бората и мальчик из рода Ахсартаггата.

Кстати, как не ретушуют сказители интимные моменты, как не ухитрялись впоследствии редакторы изданий, но выкорчевать эпизоды не смогли. Не могли жить сказания о нартах без полноценной жизни. Внимательный читатель всегда узрит в канве повествования эротический подтекст: «Вернулась обратно с пирогами и кувшином ронга, заставила его выпить весь кувшин и три пирога с медом заставила его съесть; затем преклонила она голову на грудь мужа»; «Обрадовалась она, расспросила его обо всем, обласкала и,  опять, превратившись в голубку, по-

летела домой». Да и сами герои сказания неприминут похвастаться своими похождениями. Вот и нарт Уырызмаг бахвалится: «Целую ночь провел я с женщиной в пещере…». Впрочем, интимный момент может описываться и по проще: «И стали они, как муж и жена, жить в доме…».

Но более удивительны познания нартов в медицине. И черепа они восстанавливают медными пластинами, и зелье сонное используют, и раны у них специальные лекари врачуют. Но самым интересным был эпизод, описанный в сказании. Здесь полуслепой нарт Уон находится долгие годы в плену у врагов. И вот Батрадз прибывает в эту страну, чтобы освободить своего почтенного соотечественника. Найдя Уона, Батрадз называет себя. Чтобы удостовериться Уон говорит ему: «Слезь-ка с коня. Когда я ощупаю тебя пальцами своими и проверю строй твоего тела, только тогда поверю я, что ты сын нарта Хамыца». И проведя руками по его телу, он заключает: «Весь строй твоего тела такой же, как у нашего рода!». Что за удивительное строение тела имели нарты, чтобы даже в этом отличаться от других народов?!

…Такими были нарты. Добрыми и злыми, верными и увлеченными.Как и те, кто был их прообразом в реальной жизни: наши с вами предки.

 

Роберт Кулумбегов

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Май 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Популярно