Южная Осетия. Хроника повседневности

9-08-2022, 15:09, Культура [просмотров 754] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Южная Осетия. Хроника повседневностиИстория нашей страны состоит не только из событий вооруженного противостояния внешним силам, внутренних раздоров и политических пертурбаций. В канву сменяющихся эпох вплетены и факты из жизни простых людей: рождение и смерть, радости и переживания, любовь и верность, мелочи быта и жизненные свершения. Обо всем этом в нашей рубрике – повседневная жизнь жителей края в исторической ретроспективе (начало в №1-57).

«Серый конь, красный фаэтон. Садись и езжай в город Зестафон!» – зычный голос в пьяной тональности гремел над домами по ул.Тельмана. Это цхинвальский извозчик Энук отмечал конец выходного дня. В Цхинвале базарным днем считались пятница и воскресенье, в эти дни рынок кишел людьми как муравьями. Но больше всего покупателей было, конечно же, в воскресенье. Тогда и работы было больше и приработок был солидный.

Весь день Энук беспрестанно понукая свою лошадь по кличке Мазало, свозил тюки и мешки торговцев на городской базар, а после развозил покупки горожан по их домам. Особенно тяжело было работать в летний зной, лошадь страдала от слепней и злых собак, да и с него самого сходило семь потов, пока закончится торговая суета.

До самого вечер стояли Энук и его Мазало, впряженная в телегу, у ворот городского рынка в общей очереди ломовых извозчиков, покидая этот ряд лишь с очередным покупателем.

Но вот заканчивался день, и Энук возвращался домой. Выпрягал из телеги свою Мазало, задавал ей корм, а сам садился в тени шекловицы-туты. Дерево это было старое, пара веток уже засохла, а ствол покрылся глубокими бороздками, словно морщины на лице старика.

Супруга извозчика ставила на стол нехитрую снедь, сын Энука, невысокий крепыш уже бежал за выпивкой в соседний винный погребок. Семья садилась ужинать молча, лишь после третьего выпитого стакана Энук начинал говорить. Речь его лилась беспрерывно, постепенно сбиваясь в последовательность неразборчивых фраз. Тут было все: и радость от бытия, и жалобы на судьбу, и нежные слова в адрес супруги перемеживаемые незлобными ругательствами, и пожелания сыну вырасти большим человеком. В последнем случае отцовские напутствия обычно сдабривались подзатыльником.

Ближе к полуночи наступала кульминация застолья – Энука тянуло на сольное пение. Но петь в четырех стенах для него было невозможно, душа требовала простора и слушателей. И вот уже над кварталом раздавалось «Серый конь, красный фаэтон. Садись и езжай в город Зестафон». Тут же в окна высовывались разбуженные пьяным пением соседи и высказывали цхинвальскому Карузо «пожелания» его родным и близким…

Лошадь долгие годы оставалась основным транспортным средством в Цхинвале, ее впрягали в телеги, брички и фаэтоны. Как особая статья – четверная упряжка омнибуса, прототипа автобуса. Это была повозка, в которую впрягали четыре или шесть лошадей, на ней в Цхинвал и обратно совершали пассажирские рейсы из г.Гори. Последний раз этот транспортный объект прибыл в столицу юга Осетии в 1902 году. На въезде в город под омнибусом провалились прогнившие доски моста. Обе оси были сломаны. После этого владельцы омнибусов в Цхинвал ехать отказывались.

Даже после того, как с 30-х годов в Южной Осетии автомобили стали обыденностью, основные грузоперевозки приходились все равно на конную тягу. Впрочем, граждане все же предпочитали буйволиную упряжку, она стоила дешевле, да и буйволы перевозили больше груза, чем лошади и быки. Однако и здесь были свои неожиданности, порой, когда буйволы, запряженные в арбу, переходили вброд реку, то они могли остановиться и лечь в прохладный поток. И тут попросту приходилось ждать, пока буйволы станут восприимчивыми к понуканиям.

В Цхинвале даже была транспортная биржа с лошадьми и буйволами, располагалась она на площади перед церковью Рождества Пресвятой Богородицы. Но извозчика можно было найти и на других улицах города. Эта вольница продолжалась вплоть до 50-х годов.

30 марта 1954 года вышло постановление Сталинирской (Цхинвальской) городской администрации «об упорядочении использования конного транспорта и тягловой силы волов и буйволов». Предлагалось гражданам, использовавшим этих животных в качестве тягловой силы или транспорта, зарегистрировать их в течение двух недель. Место для «стоянки» определялось по ул. Набережной. Запрещалось ставить арбы и телеги на улицах Сталина, Ленина, Молотова (ныне Путина), Армянская и Хетагурова. Нарушителей ожидал штраф в 25 рублей.

В Южной Осетии на лошадях разъезжали и ответственные работники на местах, служащие городской управы. Так, при Доме Советов (ныне Парламент) была своя конюшня, здесь по накладной выдавали лошадей под роспись. Конюшней в 30-ые годы заведовали ставропольские казаки, перебравшиеся в Цхинвал после раскулачивания. Было любо дорого смотреть, как они время от времени совершали выезд на своих конях в город. Казаки выделялись своей выправкой и ухоженными лошадьми.

На лошадях разъезжали и конные почтальоны – при городском почтамте также была своя конюшня. Она располагалась на заднем дворе сегодняшнего Цхинвальского Главпочтамта по ул.Сталина. Отсюда, также по накладным, «выдавались» в районные отделения связи верховые лошади.

При этом для каждой лошади существовали нормы довольствия – овес и ячмень. Но порой лошадкам не додавали корм, нередки были и хищения. Уж слишком большой соблазн был отнести ячмень домой курам, а коню дать соломы. Рассказывают, что однажды ревизоры даже ворошили палочками навоз на конюшне, пытаясь отыскать в нем непереваренные зерна. Не нашли – значит овес лошадям не давали, и составили акт ревизии на конюха.

Здесь необходимо отметить, что в традиции горцев существовало правило, коня держать только под седлом или как вьючное животное, но никогда не впрягать в телегу. Все изменилось под влиянием соседей – русских и грузин, в предгорьях и на равнине осетины стали впрягать лошадей в повозки, использовать во время пахоты, при молотьбе на току. И еще одно влияние равнины – использование в хозяйстве ослов.

Была на юге Осетии еще одна область применения лошадей – призовые скачки. В Цхинвале в 1924 году был устроен ипподром, занимавший территории сегодняшних микрорайонов «БАМ» и «Московский». Раз в неделю устраивались забеги. Первый раз конные состязания прошли 4 мая 1924 года, призовой фонд составил 100 тысяч рублей. Победила лошадь Тадиоза Цховребова.

 

Р.Кулумбегов

(продолжение следует)

Фото из архива газеты «Республика»

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Сентябрь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 

Популярно