Эпические нарты. Далекие и близкие

17-06-2013, 18:53, Культура [просмотров 2627] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Эпические нарты. Далекие и близкие«Сказания о нартах» – это такое произведение, которое сколько не читай, всегда найдешь что-нибудь новое и необычное. Наверное, причина в том, что в их основе устные предания, которые складывались веками и многими поколениями сказителей. И каждый из них добавлял что-либо из своей эпохи.

«Сказания о Нартах» изучаются языковедами, культурологами, историками. Казалось бы, уже ничего не осталось интересного, что бы могло привлечь внимание читателя. Нам же, например, кажется, что можно еще раз взглянуть на эпос в стремлении понять быт людей, которые сложили это эпическое сказание: как они одевались, какие были обряды, обычаи. Как жили, любили и умирали. Но главное, что посредством изучения быта героев эпоса, мы могли бы реконструировать и реальную жизнь наши предков.

На всем пространстве эпического повествования мы видим, что нарты преимущественно заняты войной, пирами и охотой. Лишь кое-где проходит любовная линия, которую не смогло затушевать традиционное табу этой темы в общественном сознании.

Жизнь нартов характеризуется фразой нарта Сослана, наиболее харизматичного из всех героев эпоса: «Такой я человек, что без охоты и сражений не мила мне жизнь!». Этому принципу, по возможности, следуют и другие участники повествования. Кроме нарта Сырдона, который сражениям и охоте предпочитает интриги и козни.

Пиршества устраиваются по любому поводу: в связи с первой годовщиной рождения мальчика, примирением кровников, началом и окончанием военного похода, выходом на охоту, чествованием гостя, календарными праздники… Казалось, нарты действительно ничем кроме войн, охоты и пиров не занимались. Впрочем, понять сказителей можно, что интересно для слушателя в каждодневной жизненной рутине, которая у него всегда перед глазами.

Самым важным этапом у нартского сообщества были военные походы и набеги на соседей. При этом, если набеги были краткосрочными, то походы обставлялись со всей серьезностью и длились продолжительное время. По большому счету набег был способом проявить  личную доблесть, получить военные навыки. Интересно отметить, что набег без погони воспринимался нартами простым грабежом и не считался доблестным мероприятием. Так Безымянный сын нарта Уырызмаг гордо восклицает: «Честь не позволяет мне без погони, украдкой угнать такую большую добычу». Поэтому он дождался, когда владельцы скота организуют за ним погоню. И только после этого, отбиваясь от преследователей, с шумом и гамом направил свою добычу в страну Нартов.

В эпосе мы также находим указание на определенный день недели, когда начинались мероприятия. Это была пятница. Тот же нарт Сослан дает указание глашатаю: «Пройди повсюду и прокричи громко нартам: «Сегодня пятница, а в следующую пятницу идем мы в поход на крепость Хиза».

В этот же день совершались и казни. Так, когда нарты решили избавиться от Сатаны (Шатаны), главного женского олицетворения эпоса, то свое злое дело намеревались совершить именно в пятый день недели. Объявив свой приговор Сатане, они обращаются к ней: «Сегодня пятница, а жить тебе осталось до следующей пятницы. Поэтому торопись, замаливай за эту неделю все свои грехи – в следующую пятницу мы бросим тебя живьем в озеро Ада». Отметим устойчивую традицию – приговор выносился обязательно неделей раньше и тоже именно в пятницу.

Интересно отметить, что пятница еще в 50-х годах прошлого века сохраняла свое знаковое значение. Так жители селения Уанел Дзауского района отмечали праздник Тутыра две недели. Все эти дни они с радушием принимали проезжавших через село путников. Но в пятницу всякий, кто отважился проехать через село, бывал нещадно бит. А такой участи могли подвергнуться многие, если учесть, что через селение, находящееся сегодня на ТрансКАМе издревле пролегал путь из Закавказья на Северный Кавказ.

Также в пятницу нарты собирались на Памятном кургане, где формировалось войско и происходило разделение воинов по типу вооружения и оснащения. В нартском войске были представлены практически все категории воинов древности. В сказании «Последний поход Уырызмага» мы находим этому прямое подтверждение. Здесь перечисляются отдельно, в последовательности по своей значимости в боевых порядках пехотинцы, конница, копьеносцы, кольчужники и «воины, всеми видами оружия сна ряженные». При этом последняя категория – это очевидно своего рода всадническая элита, первые рыцари древности. Само вооружение нартов было также разнообразно, на это есть указание в эпоэпосе: «добрый меч», «славный лук», стрелы с различными наконечниками, лук-самострел, сабля, копье, панцири, шлемы…

Военные походы носили продолжительный характер. От одного года до трех лет. Направления военной экспансии также были разные. Это страна Терк-Турк на берегу бурливого моря (возможно Турция), страна алдара Уарби, страна владетеля Балгайской степи, племена Агуров. Из конкретных географических маркеров указание на взятие крепости Гур (город Гори в современной Грузии). В исторической литературе последнему факту есть подтверждение. В 1292 году эту крепость взял осетинский полководец Ос-Багатар.

В эпосе мы находим также описание обычая награждать воинов, первыми ворвавшихся во вражеское укрепление. «Тому из моих воинов, кто первым ударит в неприятельские ворота, вы должны подарить женщину, а кто второй ударит в ворота, того должны вы одарить конем» – такое вот условие определяется для военного приза. При этом в качестве арбитра выступает женщина – ворожея, которая «должна своим зорким глазом приметить, кто первым из воинов ворвется в крепость». Участие женщины в военном предприятии дело само по себе необычное. Тем более в качестве «военного наблюдателя».

Добыча во время военного похода могла быть разная. Прежде всего, скот. Не оставались без внимания и другие материальные ценности. Еще одной важной «статьей дохода» были пленники.  Желательно  молодые  люди.  Так одна из героинь эпоса дает совет своему возлюбленному: «Поезжай-ка опять в поход. Завтра ногайская молодежь – юноши и девушки будут собирать землянику. Приведи оттуда сто юношей и девушек и посели их вокруг нашей крепости, чтобы благодаря им, легче пошла наша жизнь».

По возвращении из похода устраивался пир, а спустя несколько дней – специальный День дележа военной добычи. Для этого существовало определенное место – Площадь дележа. Одной из ценностей были пленники: «Первая доля – пленный юноша, вторая доля – пленная девушка». Была отдельная доля старшего (военного предводителя), равные доли участников, доли семей погибших в походе. Были даже доли незаконнорожденных, очевидно она предназначалась тем участникам похода, которые по праву своего рождения имели невысокий статус в обществе. Но, тем не менее, наделялись частью военной добычи, как участники военного предприятия.

Но не только коллективные военные мероприятия были в чести у нартов. Приветствовались и одиночные вылазки. В эпосе есть описание «одиночного рейда» нарта Сослана в Гумскую степь, где он встретился с таким же воином-одиночкой. Здесь мы видим, как происходили одиночные схватки: «Стали пускать они стрелы друг в друга, потом Сослан выхватил меч, а гумский человек – саблю и стали наносить они друг другу удары». После этого противники сошли с коней и продолжили сражаться пешими.

В качестве трофея от такой вылазки обычно становился конь противника, его вооружение, доспехи. Однако требовалось порой и конкретное доказательство того, что противник был не только повержен. В сказании нарт Батрадз убивает Сайнаг-алдара. Но думая, что нарты не поверят ему, отрубил тому правую руку и принес ее в селение нартов. Но после того, как факт доблести был подтвержден, Батрадз приносит руку врага в дом Сайнаг-алдара и ложит ее на грудь покойного.

Впрочем, подобные меры предпринимались не только в отношении противников. Иногда такое отсекание конечностей было частью общественной казни. В сказании о яблоке Нартов нарт Уархаг обращается к своим сыновьям с настоятельной просьбой усердно сторожить волшебные яблоки: «Если не устережете, то знайте – все три рода соберутся сюда. По одному человеку от каждого дома пришлют они, и одному из вас отрубят голову, другому отсекут руку и, позор мне, наденут их на копья». Здесь мы видим не только формы наказания, но и принцип формирования судей: по одному представителю от каждого из трех нартских родов. Такая вот древняя «тройка», прообраз «троек» НКВД.

Но не только с врагами мерились силой нарты. Часто были и междоусобицы, как между отдельными родами, так и между членами одного рода. Как и военные действия, поединок-дуэль также назначался на пятницу. Так великан Мукара обращается к маленькому нарту Чеху «Если он нарт, то скажи ему, что у нартов день поединка пятница, и я буду готов к этому дню».

В эпосе мы находим много сказаний, где персонажами повествования становятся совсем юные герои. Это юные нарты Аца, Айсана, Чех, Сыбалц, Тотрадз... Но это не показатель того, что у нартов даже мальчишки были героями. Все намного печальнее. В битвах с врагами, вторгающимися в страну, все больше и больше взрослых мужчин погибало. И тогда за оружие приходилось браться мальчикам. И с каждым разом во все большем количестве. И смерть нартских мальчишек случалась не только при защите родной земли, но и во время междоусобиц.

Большое место в жизни общества нартов занимали и состязания. Этот вид мужского развлечения можно рассматривать и как средство поддержания физической формы воинов, и как средство подготовки молодой поросли к будущим военным действия. Местом, где бы нартская молодежь могла помериться силами и показать свою удаль была специальная Площадь игр. Именно здесь молодые нарты под руководством старших мужчин дрались, боролись, соревновались в стрельбе из лука. Особенно ценились достижения в последнем виде состязаний. Стреляли в установленную на шесте мишень. Но в качестве цели мог быть и человек. В одном из сказаний самонадеянный нарт Сырдон предложил в качестве мишени одного из своих сыновей. Это предложение не вызвало удивления у нартов, что говорит о том, что подобный обычай не был чем-то необычным для древнего общества. Возможно, что пленники или преступники могли быть использованы в качестве мишени.

Состязания были разные, простые и сложные. Так дети играли в альчики, гоняли по улицам села шары, а взрослые юноши состязались в перебрасывании тяжестей. К примеру, в «Сказаниях о нартах» мы находим описание силового упражнения, где в качестве объекта приложения используется… живой бык, которого бросали через реку.

Надо отметить, что участие в состязаниях считалось обязательным. Так, глашатай, сообщая о предстоящих состязаниях, сообщал всем трем нартским родам: «Сегодня – пятница. Через неделю, в пятницу, на Площадь Игр, на состязания должна сойтись нартская молодежь. У того дома, который не вышлет мужчину, возьмем в рабство девушку». Очевидны две вещи: то, что участие в играх приравнивалось к важному военно-общественному мероприятию, в котором предполагалось обязательное представительство мужских представителей от каждой семьи. И то, что существовал какой-то надродовой орган, который мог определять и главное исполнять наказания за уклонение от участия в состязаниях на Площади Игр. Что позволяет предположить, что на самом деле состязания были боевыми тренировками. А Площадь Игр нартов можно сравнить с Марсовым полем у древних римлян, где проходили военные сборы и тренировки, призванных в армию свободных граждан. В Древнем Риме также существовала строгая система наказаний за уклонение от воинской службы.

Другим достойным занятием для мужчин после битв и ристалищ была охота. Благо, дичи в мире нартов было более чем достаточно. Главное, чтобы тебе благоволил покровитель дикой живности Афсати. Чтобы добиться расположения святого, существовал специальный ритуал, определяемый устами самого Афсати: «Пусть охотник, собираясь на охоту, захватит с собою из дома три лепешки, на перевале пусть он ими помянет меня. А потом, когда на Черной горе будет ему удача и убьет он зверя, пусть правую лодыжку побережет он и отдаст тому, кого первого встретит». Таким образом, счастливчик, который первым попадался по дороге охотнику, возвращавшемуся домой с добычей, получал свежее мясо. А ассортимент дичи в то время был большой: серны, олени, перепелки, фазаны, горная индейка, кабаны, косули, зайцы, лисицы, горные козлы, волки, чернобурые медведи, туры, лани, дрофы, черные аисты,

На охоте на кабанов использовали собак, на пернатую дичь – прирученных ястребов. Охотились и большими коллективами. При этом часть охотников, преимущественно молодежь, загоняла зверя, другие – стояли в пересаде, ожидая выхода дичи на тропу. При этом младшие по возрасту охотники обычно стреляли после старших или гостей. Так нарт Батрадз обращается к участнику охоты: «Никогда не достану я из колчана свою стрелу раньше гостя». И сегодня еще в осетинском языке сохранилась поговорка, выражающая высокую степень уважения: «Я раньше тебя даже в оленя не выстрелю!».

Наиболее распространенное место охоты нартов – Черная гора. Ночевали обычно охотники под открытым небом. Иногда  сооружают  шалаши  или  же ставят шатры, с покрытием из шкур животных.

Бывало и так, что одного оленя могли подстрелить несколько охотников. Тогда выбирали третейского судью, который и определял, от чьей стрелы наступила смерть животного. Могло быть так, что другие охотники могли стать свидетелем вашей удачной охоты. Обычай требовал, чтобы они пожелали вам удачи, бросив сухие ветки на тушу убитой дичи.

Венцом всех действий силового характера были, конечно же, пиры. Коллективное празднество устраивали в отдельном помещении, которое называлось Большой дом нартов. Собирались здесь как отдельные роды, так и представители всех трех нартских сообществ. Дома, где проводили свой досуг мужчины, имеются в описании быта многих народов. Впрочем, даже сегодня в просвещенной Великобритании существуют отдельные мужские клубы, объединяющие своих членов по роду занятий или увлечений. По своей сущности мужские клубы остались теми же мужскими собраниями, какими они были у нартов.

 

Роберт Кулумбегов

(продолжение в следующем номере)

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июнь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930