О возрождении одной аланской традиции

17-08-2020, 13:40, Культура [просмотров 490] [версия для печати]
  • Нравится
  • 2

О возрождении одной аланской традицииВ наше время новейших технологий появляются определенные ценности, которые больше связаны с материальными приобретениями, нежели с духовными. В современном обществе есть множество «навязанных» идей, которые возведены в ранг идеала, но идеалы настолько не содержательны духовно, что несут лишь пустой посыл для общества больше связанный с потребительскими запросами отдельно взятого человека. В итоге современный человек уделяет больше времени обретению индивидуальных ценностей, теряя при этом идентичность со своей Родиной, нацией, фамилией, семьей. Происходит деградация основ жизнедеятельности, которые являются традиционными ориентирами общества и мы являемся свидетелями того, как уходят в небытие наши лучшие национальные традиции.

Не буду долго распространяться, тем более, что тема обширна, но хотелось бы порассуждать об одном моменте. Обычно осетины, когда встречали незнакомца, то расспрашивали его, откуда он. Первый вопрос, который задавался: «Кæмæй дæ? Дæ фыд чи у?», а потом уже и «Дæ ном та куыд у?». Если фамилия была известная, то вспоминали лучших ее представителей. Могли вспомнить отца «опрашиваемого», деда и даже прадеда. Затем, во время расспроса, переходили и на род (фамилию), рассказывая о славных личностях и подробных эпизодах их жизни, приводя в пример их достойнейшие дела и поведение. У человека, которого спрашивали об отце и его фамилии, складывалось четкое понятие гордости за предков и чувство идентичности с ними. Он и сам тоже старался быть достойным представителем рода и нести память о них. Получал же он эту информацию в первую очередь от своего отца, деда, которые были носителем памяти рода.

Однако, к сожалению, в связи с определенными историческими событиями, особенно последнего столетия, память поколений прерывалась. Только в ХХ веке осетины участвовали в Первой и Второй мировых войнах, на численность нашего народа серьезно повлияли геноцид 1920 года, кровавые репрессии 1937-1938-х годов, Отечественная война 1989-2008 годов... При этом за указанный временной промежуток погибла самая репродуктивная часть осетинского народа и не только с точки зрения демографии, но и в ракурсе преемственности поколений. Преемственность поддерживается передачей информации о традициях, об историческом прошлом предков, передача ремесленных (трудовых) навыков и их дальнейшее совершенствование. Все это прерывается и происходит не только демографический коллапс, но и духовно-нравственный. Нарушается цепочка памяти, а если из цепи выпадают звенья, то даже самая прочная цепь уже бесполезна.

В ходе двух войн Великой Отечественной и Отечественной 1989-2008 мы являлись свидетелями разрушения цепи памяти. К сожалению, получалось так, что в одной семье погибал отец и тогда уже его сын многое не получал по линии традиционного мужского воспитания. А если на фронтах погибал отец и сын или полностью представили фамилии по мужской линии, то младшие рода были уже многого лишены, в особенности традиционно-нравственных воспитательных ценностей. Прерывалась связь поколений, сын мог знать имя отца, деда, а, скажем, прадеда уже нет.

В современное время вновь стало доброй традицией исследовать свою родословную. Так, работая над составлением генеалогического древа своей фамилии мне пришлось ознакомиться с местами, где похоронены наши общие предки. При этом я интересовался не только личностью погребенного, но и типами памятников, содержанием надписей на них, поскольку осетинские фамилии в разное время писались различными алфавитами. Приведу два примера. В селе Кулухтæ похоронены двоюродный брат моего прадеда и на его памятнике надпись выполнена на осетинском языке, но грузинской графикой. Другой памятник уже в селе Ионча Знаурского района – памятник жене моего прадеда – моей прабабушки. Основная надпись на грузинском языке и грузинскими буквами, но приписка уже на осетинском и кириллицей. Большой интерес вызывает и то, что написано. Не буду приводить подробности, но одно необходимо отметить. Это полнота информации о том, кто погребен, когда родился, когда умер (порой указывалось и сколько лет прожил) и кого оставил после себя... Анализируя исследованное мною, в том числе посредством чтения книг по истории в данном направлении и на основе известной Зеленчукской надписи, навело меня на мысль, которая показалась мне интересной.

Чтобы не утомлять описанием идеи, ниже привожу картинку, которую я создал при помощи чертежных программ. На образце на лицевой стороне памятника фотография моего покойного отца и современное оформление, а на оборотной – приводится надпись, основанная на древней традиции с дополнительной информацией о покойном, выполненная, естественно, на осетинском языке. То есть указываются имена известных предков покойного, начиная с самого старшего и заканчивая именем покойного, но без пробелов между поколениями (в данном случае «Ацы цырты бын æвæрд ис Къуылыхты Мирманы фырт Рамины, Рамины фырт Симоны, Симоны фырт Бадилайы, Бадилайы фырт Никъойы, Никойы фырт Елиозы, Елиозы фырт Уани. Рухсаг у!»). При этом можно писать традиционное «Рухсаг уæт!» или «Рухсаг уæнт!», т.е. поминать традиционным образом всех перечисленных персон. Начало текста также может быть другим. Например: «Ацы цырты бын æнустæм æрæнцой кодта…» и так далее. Кроме того, можно на памятнике отразить и информацию о потомстве (без имен, конечно), которое оставил после себя покойный, констатация: два сына и дочь, три сына и дочь и т.д. Таким образом, мы бы возродили традицию предков, из глубин аланского периода и могли бы сохранять родословную, что будет немаловажно и для будущих исследователей истории. Кроме того, будет сохраняться и осетинский язык.

Думается, неплохо было бы рекомендовать или внедрить подобные надписи на осетинском языке на памятниках, ушедших в мир иной по мужской линии, где была бы показана и выстраивалась бы цепочка ушедших представителей этой фамилии поколение за поколением. Подобные надписи на памятниках служили бы здоровым примером уважения и почитания памяти предков. Ведь почитание предков не измеряется тоннами мрамора и огромной величиной стелы, а памятью ушедших поколений.

P.S. Хотелось бы, чтобы данное предложение по возрождении древней традиции алан была поддержана «Стыр Ныхас»-ом и рекомендована в практику. Тем самым мы заложили бы отличную от наших соседей по Кавказу традицию, которая бы выполняла несколько функций: сохранение языка, имен предков по поколениям и идентификацию народа. По крайней мере, мы с братьями собираемся заказать подобную надпись на оборотной стороне памятника нашему отцу Ивану Елиозовичу Кулухову. Интересно, а что думает общество о предлагаемой «новой» традиции?

Таймураз Кулухов

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Ноябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 

Популярно