Сымси, Мытыл, Мысост, Илуш, Хæмæт, Уæхæнæз, Сæтти, Къуындзих, Хъызылбег… или многоликий Ахсар Ванеев

31-08-2019, 13:51, Культура [просмотров 388] [версия для печати]
  • Нравится
  • 2

Сымси, Мытыл, Мысост, Илуш, Хæмæт, Уæхæнæз, Сæтти, Къуындзих, Хъызылбег… или многоликий Ахсар ВанеевВ его биографии за пройденные 70 лет было многое. Творческое великолепие, яркая сценическая жизнь, десятки режиссерских работ, а временами и высокие ответственные должности. Народный артист РЮО и РСО-Алании, режиссер, художественный руководитель Народного театра, депутат Парламента РЮО шестого созыва – он много лет посвятил себя неустанному служению осетинскому театру и национальной культуре. О таких людях все и всегда отзываются емко, но многозначительно. И всегда в превосходной степени – ярчайший и талантливейший. И обязательно – любимый всеми. Ахсар Ванеев. Артист с большой буквы. Артист, прошедший с осетинским сценическим искусством и период расцвета, и тернии суровых лихолетий. Артист, для которого сцена – вся его жизнь и смысл бытия.

Он всегда был на сцене. С самого раннего детства. «Сколько себя помню, всегда любил петь, танцевать, выступать перед публикой. В селе Хвце, откуда я родом, в годы моего детства функционировал самодеятельный коллектив, в выступлениях которого самое активное участие принимала практически вся наша семья, – воспоминания уносят Ахсара Дмитриевича в годы его детства и ранней юности. – Отец, две мои сестры – под их влиянием я начинал первые шаги на сцене. Уже в шесть лет мне доверили первую роль на сельских подмостках, где я сыграл роль пастуха. Потом были и другие небольшие роли, каждая из которых раз за разом утверждала меня в мысли о том, что свое будущее я обязательно свяжу со сценическим искусством».

Любопытно, что он не отстранился от своей увлеченности искусством и в годы службы в рядах Вооруженных сил СССР, организовав в войсковой части, где проходил службу, самодеятельный коллектив и приобщал к осетинской культуре и, в частности, к национальным танцам своих сослуживцев, представителей многих национальностей огромного Советского Союза... В двадцать он становится студентом Цхинвальского музыкального учиучилища по классу вокала, а в двадцать два уезжает в Москву, в знаменитую «Щепку». «Узнав о том, что в Цхинвал приехала высокая комиссия из Москвы, чтобы набрать здесь актерский курс, я, недолго думая, решил испытать удачу и вскоре предстал перед выдающимися педагогами, – рассказывает Ахсар Дмитриевич. – В составе комиссии на вступительных испытаниях в числе нескольких представителей осетинской культуры также находился и директор музыкального училища, в котором я на тот момент все еще учился. И Феликс Шалвович Алборов не смог скрыть своего удивления, когда увидел меня в числе претендентов на зачисление в театральный ВУЗ Москвы. Выдающийся музыкант и композитор видел мое будущее на сцене несколько иным. После очередного тура вступительных испытаний он очень долго со мной разговаривал, убеждая меня в том, что мне надо продолжить учебу на вокальном отделении, а в перспективе поступить в консерваторию по этому же направлению за пределами Осетии. И я понимал всю реальность перспектив, но все же был непреклонен в своей уверенности идти вслед за своей мечтой»…

Потом были насыщенные, богатые на события и знакомства студенческие годы, учеба у выдающихся мастеров сцены и бесценный опыт, который талантливому парню из далекой Южной Осетии щедро передавали его именитые наставники... А время спустя – еще один ВУЗ. Теперь уже режиссерский факультет Московского института культуры. И, наконец, долгожданная дорога домой.

Юго-Осетинский Госдрамтеатр, переживающий в 70-ые лучшие годы своего развития и творческого великолепия, благосклонно принял вернувшегося из Москвы молодого артиста. «Режиссеры практически сразу же разглядели во мне комедийного актера, а после нескольких воплощенных на сцене ярких образов это амплуа прочно прикрепилось ко мне на всю жизнь, – улыбается мастер сцены. – И, признаться, я очень скоро смирился со своей актерской судьбой, хотя и сегодня считаю, что для артиста границ, каких-то рамок в творчестве быть не должно. Однако очень многие именитые актеры зачастую становятся не только заложниками одного амплуа, но и заложниками отдельных образов, воплощенных на сцене или в кино. У нас в театре также всегда были артисты, которых публика просто не воспринимала в серьезных драматических образах. Отчетливо помню случай, свидетелем которого был в самом начале своей актерской карьеры. Все знали, что Давид Петрович Габараев – выдающийся мастер комедийного жанра и даже просто его выход на сцену вызывал в зрительном зале взрывы хохота. Но сам он долгое время стремился воплотить на сцене глубокий драматический образ. Один из режиссеров, работающих с нашей труппой, уступил просьбам мастера сцены и предложил ему серьезную драматическую роль в постановке «Хъуыбадты чындз». Но когда артист на премьере просто вышел на сцену, зал уже смеялся, заглушая эмоциями текст, который звучал со сцены... Уже после премьерного показа режиссер вынужден был ввести в состав исполнителей другого артиста. Так что во многом этот случай стал определяющим в моем дальнейшем выборе ролей».

Впрочем, режиссеры все же предлагали любимому зрителем артисту роли в трагедиях и драмах, но его участие в таких спектаклях сводилось к ролям второго плана или массовым сценам. Главные же роли, которые он блестяще воплощал на сцене, все были комедийного жанра, которые, по его мнению, не уступают по сложности исполнения серьезным драматическим образам. И каждая из ролей, которых в его актерском багаже свыше пяти десятков, является для него по-своему любимой и значимой.

Пик популярности, творческого расцвета и востребованности артиста Ванеева пришелся на 80-ые – начало 90-ых годов. В самые сложные годы новейшей истории Южной Осетии Ахсар Ванеев был в числе того состава артистов, который со всей наглядностью показал пример преданности профессии, родному театру и народу в целом. Это поколение тех артистов, которые остро и болезненно пережили с родным театром тяжелые перемены на стыке двух эпох, артистов, не расставшихся с театром даже в самые суровые времена военного лихолетья и затянувшегося периода творческого безвременья… Ахсар Дмитриевич отчетливо помнит разрушенный после грузинского вторжения в январе 1991 года Храм культуры, который для каждого цхинвальца во все времена был своеобразным центром притяжения. А для артистов вдвойне. «В первые дни после учиненного грузинскими бандформированиями погрома в театре, который они захватили в результате временной оккупации части Цхинвала, мы были в каком-то ступоре, – артист с болью вспоминает события почти тридцатилетней давности, – потом пришло какое-то единодушное понимание того, что надо двигаться дальше, не прекращать показы, работать над новыми постановками, которые, собственно, были единственной радостью для жителей блокадного Цхинвала». Суровые и тяжелые 90-ые отмечены в актерской биографии Ахсара Ванеева множеством комедийных ролей, которые до сих пор с теплотой вспоминаются цхинвальским зрителем. Мытыл в «Расыггæнджытæ», Сымси в «Сугътаг фыдсылтæ», Илуш в «Робинзонтæ», Мысост в «Кæмдæр ирон лæппутæ зарынц», Хæмæт в «Æз президент куы уаин» – с каждой из этих комедий, в которых он исполнял главные роли, у артиста связаны определенные воспоминания, свои закулисные истории. «Мы, почти вся наша труппа, фактически жили в те годы на сцене, – с ностальгией вспоминает Народный артист, – Давид Габараев, Людмила Галаванова, ну и мы с Вильгельмом (Хасиев – прим.ред.) – мне кажется, сами режиссеры при распределении ролей вводили именно нас четверых каким-то единым ансамблем. Это были мои самые запоминающиеся актерские работы. При этом отчасти это было и время творческого роста, который неизбежен, когда ты работаешь с такими мастерами сцены как Давид Габараев и Люда Галаванова. Хотя многие в те годы считали, что театр отошел от истинного высокого искусства, сделав ставку на кассовые и востребованные большей частью зрителей комедии. Но я с этим не согласен. Это было требование самого времени, подчиняясь которому мы без остатка посвящали себя сцене».

В 90-ые Ахсар Дмитриевич много работал и как режиссер, поставив около десяти комедий на родной сцене. В его постановке зрители смогли оценить такие спектакли как «Расыггæнджытæ», «Чъребайаг сомихæгтæ» и т.д. И это, по признанию самого артиста, было самым трудным – играть в постановках, которые сам же и ставишь. Впрочем, Ахсар Дмитриевич, несмотря на яркий след, который он сумел оставить в современной истории нашего театра как режиссер, считает делом всей жизни все же именно профессию артиста. Если не сказать, что только ее. Хотя его профессиональный путь длиною в целую жизнь никогда не был простым. «Никогда не бывает так плохо, чтобы не было еще хуже – это, наверное, про двадцатилетнюю историю нового времени нашего театра, – рассуждает артист. – Тяжелые 90-ые мы выдержали достойно, а вот творческое безвременье вследствие пожара заметно выбило из колеи. Артист, привыкший к зрительской любви, к востребованности, к яркой жизни на сцене, всегда тяжело переживает отсутствие ролей. Все эти годы, пока мы вынужденно находились в здании Совпрофа, несмотря на непрекращающуюся работу присутствовало ощущение какой-то ненужности, забвения и упадка. Мое поколение как-то незаметно перешагнуло рубеж зрелости. Теперь именно мы являемся самыми старшими в театре. При этом мне кажется, что я не смог реализовать весь свой актерский ресурс. Когда-то давно я мечтал сыграть злодея Кассия из Шекспировского «Отелло», было много планов и на режиссерском поприще... Время, груз самого безвременья очень многое перечеркнули, фактически ограничив очень многих в их искреннем и бескорыстном рвении служить национальному искусству».

Впрочем, творческое безвременье каждый из артистов переживал по своему, но каждый – весьма драматично. Одни в угнетении просто ожидали восстановления театра, другие искали выходы из творческого кризиса посредством занятий другой работой. Ахсар Дмитревич в эти годы с головой погружается в творческий процесс Народного театра, функционирующего при отделе культуры Цхинвальского района, с которым он не расстается и по сей день. Как он сам признается, в сложные годы именно этот коллектив и стал для него отдушиной. Его режиссерские работы, которые он сумел воплотить на сцене Народного театра, любимы и востребованы зрителем. Ахсар Ванеев и сегодня, несмотря на солидный возраст, продолжает много работать. Из недавних его успешных актерских работ можно выделить роль сельского старейшины в постановке «Ныййарæджы кадæг» и пастуха в трагедии Коста «Фатима». Кстати, в последней постановке, самой яркой премьере прошлого театрального сезона зритель мог наблюдать сразу три поколения актерской династии Ванеевых – вместе с Ахсаром Дмитриевичем в «Фатиме» на сцену вышли его сын, артист Эдуард Ванеев (исполнитель роли Ибрагима) и маленький внук Дмитрий (исполнитель роли мальчика в массовой сцене)…

Кстати, когда-то давно, по признанию главы семьи Ванеевых, отец категорически противился тому, чтобы сын пошел по его стопам. «Я долго уговаривал Эдуарда отказаться от идеи поступить на актерский факультет, настаивая на получении более «приземленного» образования, – говорит Ванеев-старший, – однако он, вопреки моему своеобразному давлению проявил упорство и поступил на актерский факультет СОГУ. Теперь мы вместе служим в нашем родном театре. Хорошо это или плохо?.. Не знаю. Возможно, для него не совсем комфортно, поскольку критика с моей стороны зачастую бывает жесткой и беспощадной, в то же время я не могу не видеть, что как артист он в большинстве случаев работает, как говорится, на разрыв».

Еще одним человеком, с которым Ахсара Ванеева в театре связывает не только общая профессия, общие работы, является Народный артист РЮО Вильгельм Хасиев. Творческий дуэт, которому уже много лет, за пределами сцены и театра стал не просто дружеским, а по-своему родственным. Когда-то давно, в самом начале нулевых Ахсар Ванеев отказался от звания Народного артиста Южной Осетии, тем самым выразив протест тому, что его друга и неизменного партнера по десяткам постановок Вильгельма Хасиева не удостоили аналогичного звания вместе с ним. «Я получу это звание вместе с Вильгельмом, озвучил я тогда свое категорическое мнение в Министерстве культуры, откуда, собственно, и пошло представление, поскольку считаю, что он не меньше меня, а даже больше достоин этого высокого звания, – вспоминает Народный артист. – В итоге спустя три-четыре года мы получили это звание вместе. А еще через несколько лет нам также вместе присвоили звания народных артистов РСО-Алании».

В канун своего большого юбилея Ахсар Дмитриевич вновь на сцене. Уже совсем скоро он опять вместе со своим неизменным партнером и большим другом Вильгельмом Хасиевым сыграет в новой постановке – комедии «Сæтти æмæ Бæтти». «В новом здании, которое наш театр обрел, наконец, спустя долгие годы скитаний, хочется работать с двойным рвением. Мне кажется, что мое поколение в силу определенных обстоятельств многое недодало национальному сценическому искусству, – говорит он. – Сегодня хочется большего – ролей, ярких постановок, истинного сценического искусства, несмолкаемых зрительских аплодисментов, всего того, чем живет и дышит истинный Артист».

Нам же хочется сказать следующее. 70 лет – это не подведение итогов творческой жизни артиста, а только часть пути, по которому он, несомненно, продолжит идти дальше. И этот путь теперь уже должен быть без терниев. Только во славу. Во славу истинного большого Артиста. И вместе с ним во славу истинного театрального искусства. С Юбилеем Вас, Ахсар Дмитриевич! Еще долгих лет в профессии и заслуженных зрительских оваций!

Сымси, Мытыл, Мысост, Илуш, Хæмæт, Уæхæнæз, Сæтти, Къуындзих, Хъызылбег… или многоликий Ахсар Ванеев

Сымси, Мытыл, Мысост, Илуш, Хæмæт, Уæхæнæз, Сæтти, Къуындзих, Хъызылбег… или многоликий Ахсар Ванеев

Сымси, Мытыл, Мысост, Илуш, Хæмæт, Уæхæнæз, Сæтти, Къуындзих, Хъызылбег… или многоликий Ахсар Ванеев

Сымси, Мытыл, Мысост, Илуш, Хæмæт, Уæхæнæз, Сæтти, Къуындзих, Хъызылбег… или многоликий Ахсар Ванеев

Сымси, Мытыл, Мысост, Илуш, Хæмæт, Уæхæнæз, Сæтти, Къуындзих, Хъызылбег… или многоликий Ахсар Ванеев

Сымси, Мытыл, Мысост, Илуш, Хæмæт, Уæхæнæз, Сæтти, Къуындзих, Хъызылбег… или многоликий Ахсар Ванеев

Сымси, Мытыл, Мысост, Илуш, Хæмæт, Уæхæнæз, Сæтти, Къуындзих, Хъызылбег… или многоликий Ахсар Ванеев

Сымси, Мытыл, Мысост, Илуш, Хæмæт, Уæхæнæз, Сæтти, Къуындзих, Хъызылбег… или многоликий Ахсар Ванеев

Рада Дзагоева

Фото из архива газеты "Республика"

Рубрика «Дата»

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Сентябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 

Популярно