Три кита Василия Техова

22-04-2019, 10:09, Культура [просмотров 209] [версия для печати]
  • Нравится
  • 3

Три кита Василия ТеховаНедавно, в январе текущего года, ему исполнилось 60. Из которых почти 40 он на сцене. А еще через пару месяцев он был удостоен наивысшего для артиста звания – Указом Президента РЮО Василию Техову было присвоено звание Народного артиста РЮО.Простой, искренний, по-своему незаурядный, преданный театру и искусству в целом. Его путь в профессии начался еще в студенческие годы, когда он впервые вышел на сцену национального Госдрамтеатра им. К. Хетагурова в нашумевшей постановке начала 80-ых «Леди Макбет». С тех пор в профессиональной биографии артиста Техова более 50-ти ролей. Главных и второстепенных, ярких и, напротив, малоприметных, образов из шедевров мировой драматургии и героев из национальной классики. Его история жизни неразрывно связана с историей жизни родного театра, с которым он пережил годы расцвета и период упадка, и с которым вместе ему еще предстоит побороться за возрождение величия. Артист, драматург, режиссер – деятельность Василия Техова разнопланова и многогранна. О каждой из своих трех основ его собственный рассказ сквозь призму личного взгляда, в котором четко прослеживаются мосты между прошлым и будущим. И его, и родного театра.

Главное призвание – артист. Путь в профессии

– Влечение к искусству в моем внутреннем мироощущении присутствовало ровно с того момента, как я начал себя осознавать. Школьная самодеятельность,участие в различных представлениях в клубе нашего родового села Хелчуа… На сцену я выходил с ранних школьных лет и выходил с большим удовольствием, в глубине души мечтая, что когда-нибудь обязательно стану известным артистом. Однако на тот момент я смутно представлял, как возможно достичь своей цели, как и где получить соответствующее образование… После школы меня призвали в ряды Советской Армии и именно в период моей службы в Цхинвале прошел набор на актерский факультет Тбилисского института культуры им. Руставели. Шанс попасть в число тех счастливчиков, естественно, был упущен. А другого, как мне тогда казалось, в обозримой перспективе не предвиделось. Поэтому, после возвращения из армии, распрощавшись со своей мечтой, я подался в совершенно далекую от искусства сферу – поступил в текстильный институт в Москве. После окончания первого курса, оказавшись на летних каникулах в родном Цхинвале, я узнаю, что маститый режиссер Анатолий Азаревич, работавший на тот момент главным режиссером в нашем Госдрамтеатре, набирает курс на недавно открывшийся при музыкальном училище факультет актерского мастерства… Это была реальность, которая перевернула мои представления о будущем, казалось, последний шанс, упускать который совсем не хотелось….

Не буду утомлять деталями этой истории, которая закончилась тем, что я попросту бросил учебу в Москве и стал студентом актерского факультета училища, достаточно успешно пройдя конкурсные испытания у мастера режиссуры Азаревича. Педагоги, следует сказать, у нас были выдающиеся – руководитель курса привлекал лучших специалистов не только из числа местных, но и приглашенных, которые проводили нам и лекционные курсы, и краткосрочные мастер-классы. Вместе со мной на одном курсе оказались Инга Гагиева, Тамерлан Дзудцов, Виталий Наниев, Галина Гучмазова, Сослан Джиоев, с которыми мы уже десятилетия служим в нашем театре. А тогда, совсем молодые, но полные задора и желания покорять вершины искусства, мы с удовольствием приобщались к театральной деятельности и уже в студенческие годы пробовали свои силы в постановках нашего театра. Благо мастер, ведущий наш курс, всячески этому способствовал. Эпизодические роли, роли второго плана – Азаревич учил нас на практике чувствовать и сцену, и зрительный зал, все тонкости профессии, акцентируя внимание на преимуществах и сильных сторонах каждого из нас.

Впрочем, дух самого театра в те годы сам по себе способствовал развитию молодых артистов, желанию каждого из нас совершенствоваться в среде выдающихся мастеров осетинской сцены. Железная дисциплина, трепетное отношение к работе, явно выраженная конкуренция во всем, что касается профессии, ролей – наше поколение успело вдохнуть ту атмосферу, тот дух театра, о котором так все ностальгируют в последние годы.

В 1983 году меня официально зачисляют в состав труппы нашего театра. Эпизодические роли, роли второго плана – в первые годы их было много. Успех же пришел года через три. Меня заметил именитый режиссер Геор Хугаев, который предложил сыграть одну из главных ролей в своей постановке «Тугæйдзаг чындзæхсæв». Ну, а дальше десятки ролей у других мастеров. Анатолий Азаревич, Хасан Джуссоев, Владимир Каиров – каждый из этих режиссеров оставил свой след не только в истории нашего национального театра, но и отпечаток на творческой биографии нас, артистов.

Впрочем, не только режиссеры способствовали творческому развитию молодых артистов. Нашему поколению посчастливилось поработать еще и с лучшими мастерами сцены за всю историю национального театра. В это благополучное время мне удалось поработать немного, однако это были лучшие годы, оказавшие главное влияние на мое профессиональное развитие, на личное восприятие сцены, искусства, драматургии... Потом были долгие годы упадка национальной культуры, когда наше поколение в полной мере испытало на себе все – и отсутствие интересных работ, и сложные условия, и зрительскую недолюбленность. Для артиста, почувствовавшего преимущества высокой планки в профессии и уже набравшегося определенного опыта, мастерства, это сопоставимо с катастрофой. Наверное, каждый из нас тяжело и мучительно переживал этот период. Хотя нельзя сказать, что мы бездействовали. Но это, скорее, была работа вопреки. Вопреки сложностям, вопреки условиям, в которых мы оказались. Были и интересные работы, и яркие роли, и участие в фестивалях за пределами Республики... Из особо удачных спектаклей тех лет, в которых мне посчастливилось сыграть – постановки Тамерлана Дзудцова «Юлий Цезарь», «Амыран», «В ожидании Годо»… Но в целом нельзя не признать, что эти годы, начиная с начала нулевых, все же являются потерянными не только для нашего поколения, но и для национального театрального искусства в целом. Как-то молниеносно пронеслись эти два десятилетия, когда мы под грузом лет подошли к категории возрастных артистов. Поэтому, признаться, ощущение недосказанности в профессии не оставляет.

О драматургии. От «Заячьего счастья» до «Белой голубки»

– Есть несколько пьес, вышедших из-под моего пера. Постановка по одной из них – детской сказки «Заячье счастье» в настоящий момент, к примеру, в числе спектаклей из действующего репертуара нашего театра. Но я не могу назвать себя драматургом. Это, во-первых, обязывает к определенной планке, да и просто будет нечестно. Я всего лишь автор нескольких произведений – рассказов, зарисовок, пьес, в числе которых есть и уже воплощенные на сцене постановки. Поэтому назовем это просто как пробу сил.

Мне самому сложно судить об уровне своих произведений, но если они интересны режиссерам, если после воплощения на сцене их принимает зритель – наш главный критик, то определенное удовлетворение от творчества присутствует. Кстати, у меня есть одно новое произведение, которое мы уже предварительно обсудили с режиссером Розой Бекоевой. Северо-осетинской режиссер, как известно, в настоящее время работает с труппой нашего театра над постановкой классического произведения по мотивам поэмы Александра Кубалова «Æфхæрдты Хæсана». Так вот, режиссер проявила заинтересованность в этой моей пьесе «Урс бæлон» («Белая голубка»). Это современная драма с интересными сюжетными линиями. Если материал пройдет одобрение художественного совета театра, Бекоева, возможно, будет ставить и эту пьесу на нашей сцене… Впрочем, моя творческая деятельность не ограничивается драматургическим жанром. Сейчас, помимо театра, я серьезно увлекся исследовательской работой. Работаю над сбором и анализом материала о происхождении и истории своей фамилии. На основании генеалогии отдельно взятых семей из фамилии Теховых, легенд, преданий, воспоминаний старших, я готовлю объемный труд об истории всей фамилии. Это огромная исследовательская работа, которая занимает очень много времени, но ожидаемый результат, думаю, того стоит…

Что же касается нашего театра, то сегодня катастрофически не хватает новых современных произведений. Я помню, как в 80-ые наши именитые драматурги буквально штурмовали литературный отдел театра и художественный совет. Периодически подавали на рассмотрение свои новые работы. Это было даже этакое негласное соперничество литературных титанов, каждый из которых считал большим успехом обращение режиссеров к своему произведению. Владимир Гаглоев, Владимир Ванеев, Михаил Нартикоев, Михаил Гучмазов – признанные в литературе и, в частности, драматургии имена. Они многие свои произведения создавали, ориентируясь на потребности театра и соответственно зрителя. Сегодня же каждое новое произведение на родном языке на вес золота. Особенно это касается произведений, отражающих современность. Драматургия, пожалуй, один из самых сложных жанров литературы. Здесь одного желания написать произведение недостаточно. Ушло и продолжает уходить старшее поколение, а достойной смены современные реалии предложить не могут. Поэтому мы периодически возвращаемся к классическим произведениям, чтобы национальный колорит неизменно присутствовал на нашей сцене.

Режиссерский почерк. «Кровавая свадьба», «Волки», сказки

– Пожалуй, третье и главное в последние годы направление моей деятельности в театре – режиссура. Из последнего – постановка произведения Михаила Гучмазова «Бирæгътæ» («Волки»). Это, кстати, не первое мое обращение к национальной драматургии. До этого была трагедия «Тугæйдзаг чындзæхсæв» («Кровавая свадьба») по мотивам пьесы Владимира Гаглоева «Черные вороны»... Вообще, в выборе драматургического материала отдаю предпочтение национальным произведениям. Это то, что мне близко по мироощущению.

Свою первую постановку я осуществил в 1994 году. Это была сказка «Къулбадæг устытæ», которую поставил с участием только вернувшегося из Москвы после обучения в Щепкинском училище курса. Потом была постановка «Файнустытæ» Григория Нартикоева, после еще одна сказка, авторство которой принадлежит нашей прославленной артистке Людмиле Галавановой – «Вошь и блоха». Но удовлетворение от осуществленных постановок, наверное, все же частичное. Всегда прекрасно осознаю ошибки, которые допущены и уже в процессе демонстрации продолжаю вносить в спектакли коррективы. Можно, конечно, долго и упорно заниматься самобичеванием, устраивать самому себе разбор полетов в стремлении быть лучше, пытаться доводить свою работу до некоего совершенства, или, напротив, считать каждый свой режиссерский ход гениальным, однако восприятие зрителя, то, как он примет и оценит спектакль, никак не зависят от нашей собственной оценки. Реакция в зале – это то, чего я каждый раз ожидаю. Если он искренно смеется или сопереживает артистам, значит режиссёр со своей задачей справился. Но в то же время хочется и здоровой профессиональной критики, оценки специалистов, коллег, литераторов, интеллигенции, в конце концов. Критика нам нужна как воздух, а ее нет. Напротив, есть какое-то равнодушие ко всему, что происходит у нас в театре... Мы уже отвыкли от бурных обсуждений после каждого спектакля, которые в свое время, в благополучные 80-ые считались нормой. Когда после постановки представители литературных кругов Южной Осетии, публицисты, журналисты, представители научного мира и просто учителя подолгу разбирали увиденное на сцене. Это все способствовало развитию и артистов, и режиссеров.

Мы со сцены всегда видим, кто присутствует в зале, какая публика собирается на показы. И это дает основание утверждать, что та прослойка общества, которая по роду своей деятельности должна быть в первых рядах наших зрителей, по сути, нас игнорирует… Зрительская любовь, внимание, востребованность нашего творчества – вот что нас стимулирует лучше всяких прибавок к зарплате и материальных благ. Хотя и это имеет далеко не последнее значение. Но если всего этого нет, у людей сцены попросту опускаются руки… Мне кажется, теперь, когда мы, наконец, вернулись домой, в наше возрожденное здание, должен наступить перелом. И в нашем собственном восприятии, которое должно стимулировать нас поднимать уровень постановок и престиж театра в целом, и в восприятии зрителя, который должен повернуться к театру лицом и своей искрой искреннего интереса зажечь огонь, символизирующий безусловное будущее величие нашего национального храма культуры.

Три кита Василия Техова

Три кита Василия Техова

Три кита Василия Техова

Три кита Василия Техова

Три кита Василия Техова

Рада Дзагоева

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июль 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Популярно