Хуымгæнæны мæй – месяц пахоты

16-04-2019, 15:04, Культура [просмотров 106] [версия для печати]
  • Нравится
  • 1

Хуымгæнæны мæй – месяц пахотыИменно такое название носит апрель у осетин. Именно в это время горцы, собственно, и приступали к основному этапу земледельческого труда. Существует ошибочное мнение, что в горах Осетии на первом месте в повседневности осетин было скотоводство. Однако, именно полеводство являлось основой хозяйственной деятельности народа в суровых горах, где за каждую горсть ячменя и пшеницы приходилось платить потом, а порой и жизнью. Ведь пахать приходилось зачастую и на крутых горных склонах.

В горной полосе существовал определенный день «Рæмон бон», которым в народном земледельческом календаре определяли начало полевых работ, и который отмечался как религиозный праздник. Даже существовала поговорка «Рæмон бон – хуымы бон» – «Рæмон день – пахоты день».

В горной зоне начало пахоты приходилось на середину апреля. Но конкретные сроки определялись каждым обществом и отличались друг от друга даже в границах одного ущелья. Так, в селении Средний Ерман пахоту и сев начинали на неделю позже, чем в соседнем селении Верхний Ерман. В свою очередь в селении Нижний Ерман пахали спустя неделю после пахоты в с. Средний Ерман. И это при том, что разница в высоте между пашнями каждого села составляла 20-30 м. Однако многолетний эмпирический опыт диктовал именно такую последовательность.

День выхода на пашню был для земледельца особым днем. Предпочтительным были вторник или четверг, остальные дни считались для выхода на пахоту запретными днями (барысчъи бон).

Считалось, что от того, как пройдет этот день, насколько полно и последовательно будут выполнены все условности и выработанный веками ритуал, зависел и результат урожая. Перед выходом на пахоту быков кормили отборной травой, рабочий инвентарь приводился в порядок, семена для сева отбирались и помещались в отдельную емкость. Хозяйки пекли для праздничного действа пироги.

В селениях Архонского ущелья перед выходом на пахоту устраивали общесельский праздник «Хуыцауы куывд». Здесь же и назначался главный пахарь фыцццаг дзывырдар(букв. первый пахарь). Именно ему и поручалось провести первую борозду на пашне. Это была не только почетная, но и ответственная обязанность. Считалось, что от ауры этого человека будет зависеть урожай всего общества, ущелья.

Пахота начиналась с восходом солнца. Желательно было, чтобы первая борозда была проложена в направлении восхода. Как только ночная мгла освещалась первыми лучами, пахарь начинал погонять быков. В это время на поле бывало немало народу. Все хотели быть свидетелями проведения первой борозды (фыццаг ауæдз). Как только быки начинали движение, и из-под лемеха показываласьвзрыхленная земля, один из старших по возрасту возносил громкую молитву.

Процесс пахоты в высокогорье был чрезвычайно трудоемким по причине пересеченности рельефа и перепада высот. Исследователь быта народа Н.Дмитриев отмечал, что «осетины пашут на таких крутых склонах, что даже не верится, как можно там повернуться с сохой»

Основным видом пахоты в горной Осетии была весенняя вспашка – уалдзыгæнд. Это объяснялось тем, что здесь преимущественно возделывались яровые сорта зерновых культур. Организация процесса пахоты (хуымгæнæн) носила сложный, определенный веками порядок.Пахать (хуымкæнын) начинали, в первую очередь, пашни, расположенные на южных склонах, где снег стаивал раньше, после переходили к ровным участкам и заканчивали пашнями на северных склонах. Если же природные условия позволяли, то старались, прежде всего, обрабатывать участки с северной экспозицией в связи с необходимостью раннего сева на таких пашнях, так как зерновые вызревали здесь позднее. В этом случае требовалась ранняя вспашка (раггæнд).

В условиях горного полеводства, характеризующегося исключительным малоземельем, большое значение приобретает интенсификация процесса обработки земли. К.Хетагуров отмечает: «Значительная высота местности над уровнем меря, большое падение склонов и почти полное отсутствие чернозема делают здесь занятие хлебопашеством возможным только при необыкновенно тщательном уходе за землей».

Успешное проведение процесса пахоты во многом зависело от умения пахаря. Ему было необходимо не только сноровисто управлять пахотным орудием, но и пахать, сообразуясь особенностям пашни. К примеру, скорость движения на каменистых участках должна была быть небольшой, чтобы не повредить пахотное орудие. Одни пахотные участки должны были пахаться глубже, другие поверхностно. Нельзя было допустить того, чтобы во время пахоты изменился рельеф участка, поэтому в один год его пахали вдоль (дæргъмæ), а на следующий – поперек (цæхгæрмæ).

Глубина пахоты регулировалась специальными приспособлениями в конструкции рала и плуга, соединением пахотного орудия с ярмом. Кроме того, сам плугарь мог увеличивать или уменьшать глубину пахания посредством рукояти пахотного орудия. На легких землях глубина борозды не должна была превышать одного уыллынг, на тяжелых – одного хъилкъух. Эти меры измерения определялись ладонью: расстояние между вытянутыми указательным и большим пальцами (уыллынг) и расстояние от основания сжатого кулака до вытянутого большого пальца (хъилкъух).

На равнинной полосе, наряду с весенней и осенней пахотой, практиковалась летняя вспашка. В процессе организации пахоты каждая из этих разновидностей занимала свое место. Летом и осенью пахали преимущественно под пар, на что указывает и одно из названий передкового плуга – фæззыгон гутон (букв. «осенний плуг») – которым производился этот вид пахоты. Сам процесс пахоты называли фæззыгæнд(букв. «заделанный осенью»). Летняя пахота начиналась в августе после снятия урожая озимой пшеницы. Считалось за правило производить летнюю пахоту обязательно в жаркий день. Весной пашня вновь перепахивалась и засеивалась.

Проведение пахоты требовало и определенной организации. В зави­симости от природно-хозяйственной зоны варьировался состав участни­ков пахоты. При обработке земли легким пахотным орудием дзыбыр, количество работников было незначительным. Помимо пахаря (дзыбырдарæг) в пахоте участвовали еще погонщик (галтæрæг) и человек, идущий впе­реди быков (сæрылхæцæг). Обычно это была женщина, которая вела за собой уп­ряжь на бечевке (сæрбос). Однако при определенной сноровке и обученности быков, пахотным орудием мог управлять только плугарь. При пахоте также использовался труд двух-трех женщин (фæсауæдзгæнджытæ), которые шли за дзыбыром и мотыгами разбивали комья земли.

Количество вспаханной площади определялось специальной мерой – «бонгæнд//бонгæн//бонцау». Этой мерой измерялось количество земли, обработанной пахотным орудием в течение одного дня. На это указывает и семантика самого слова, букв. «вспаханный за день».

По окончании пахоты земледелец приступал к севу.

Р.Кулумбегов

На фото: «Пахота в горах» (репродукция картины А.Ахполова)

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июнь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930