Некоторые антимысли об «Антигоне»

26-05-2018, 16:32, Культура [просмотров 216] [версия для печати]
  • Нравится
  • 2

Некоторые антимысли об «Антигоне»Это был последний в этом театральном сезоне показ трагедии Жана Ануя в постановке Тамерлана Дзудцова на сцене Юго-Осетинского Госдрамтеатра. Худсовет выпустил спектакль в конце марта, накануне Всемирного Дня театра. Далее – премьера, оценка зрителей и восторженные заметки, вынесенные на полосы отдельных СМИ.

Вообще, для объективной оценки любой постановки, тем более у нас в Республике, где каждый считает себя центром Вселенной и мастером с непререкаемой гениальностью, нужно непременно постараться не посещать показы в первые дни премьеры, дабы не нарушать общий хор взятого за правило восторга и поверхностного анализа, тем самым невольно не выступив мини-мишенью, в которую каждый из так или иначе причастных не преминет вонзить дротик своего возмущения, вызванного наличием несколько другого мнения. Отнюдь не злого. Но крайне необходимого для того, чтобы труппа творила, а актеры покоряли новые профессиональные вершины. Впрочем, это всего лишь лирическое отступление или вступление в тему.

Итак, древнегреческая трагедия Софокла, взятая за основу пьесы французского драматурга Жана Ануя в интерпретации Тамерлана Дзудцова. Античный миф о дочери Эдипа Антигоне, нарушившей запрет правителя Фив Креонта, и вопреки всему совершившей похоронный обряд над телом своего погибшего брата Полиника и поплатившейся за это жизнью, Ануй превратил в актуальную для прошлого века интеллектуальную драму о непримиримости личности и государства, о конфликте совести, долга перед родными и большой политики. Классика бессмертна, но современным режиссерам ставить ее все сложнее и сложнее. То, что еще вчера считалось геройством, сегодня, вполне возможно, может трактоваться как вызов времени, государственному устройству и распорядку жизни. Но время показало, что режиссеру Т.Дзудцову комфортно погружаться в материал, не поддающийся однозначной расшифровке. Большинство его работ – именно полет фантазии, где зачастую от литературной основы остается лишь сюжетная линия. Однако в случае с «Антигоной» режиссер не был собой – ничего необычного, изысканного, никакой, если хотите, экстравагантности, так характерных для каждой его работы. Неизменные на протяжении всего спектакля декорации можно списать на отсутствие условий, невозможности развернуться на весьма ограниченной сцене здания Совпрофа. Непонятно для чего правитель Креонт (Сослан Бибилов) перекатывал по сцене свой трон, зафиксированный почему-то на колесиках. Масса непонятных движений и ненужной возни почему-то несколько обесценивали огромный круг, подобный сакральному пространству и придавали некоторую легкомысленность жестокому и непримиримому правителю, беспощадному даже к собственному наследнику Гемону (Андрей Чочиев). К этим же излишествам можно соотнести непонятные легкомысленные прыжки далеко не легкомысленной главной героини Антигоны (Зарина Бекоева) в мизансцене с ее возлюбленным Гемоном. Декорации в черно-белых тонах должны были натолкнуть режиссера на мысль о выдержанных в этой же цветовой гамме костюмах, тем более принадлежность к античности это требование несколько обостряет. Но это очевидное правило режиссер упустил из виду. Возможно, именно из опасения показаться обычным. А Дзудцов, как известно, большой любитель нарушать правила и стереотипы. Кстати, перед художником по костюмам Хохом Бекоевым была, видимо, поставлена задача «одеть» только женскую половину актерского состава. И то, судя по всему, не до конца. Правитель Креонт в современном приталенном костюме, напоминающий чиновника среднего звена какого-нибудь уездного города, сын его, Гемон, вообще – тинейджер из соседней улицы. Конечно, режиссер имеет право на собственное видение, но здесь был слишком очевиден контраст в костюмах между действующими лицами. Впрочем, несуразица с «одеянием» спектакля на этом не закончилась. На одном из роскошных нарядов Исмены (Милена Сагирова) почему-то красовался осетинский орнамент. Это, видимо, элемент для тех, кто может не понять, что труппа осетинская. Музыкальное оформление спектакля тоже не смогло впечатлить. Хотя изначально, с первых аккордов спектакля, когда в непримиримой битве сошлись два брата Антигоны, два сына царя Эдипа, эффект от музыкального оформления этой мизансцены многообещающе предполагал весьма интересную работу музыкального отдела нашего театра. Но, кажется, режиссер и его команда не учли важность музыкальной составляющей в современных постановках, когда музыка, хорошая, уместная, важнее длинных пространных диалогов героев второго плана.

Что касается актерских работ, то здесь невозможно ограничиться сдержанной отстраненной оценкой. Избегая резких контрастных оценок, следует отметить, что в целом актерский ансамбль был подобран режиссером весьма удачно и общий итог совместной работы может получить только положительные оценки. В то же время невозможно рассматривать опытного и заслуженного Бибилова и совершенно молодого, даже юного Андрея Чочиева сквозь одну призму. Герой Бибилова в этот раз был обычным. Даже слишком обычным. Это не может быть предвзятостью в отношении данной его работы. Просто есть планки, которые существуют для артистов такого уровня, заданные ими же самими не сегодня и даже не вчера. Сослан Бибилов – один из ярких артистов нашего театра, но эту его работу, вероятнее всего, сложно будет соотнести к категории лучших образов, которые он сумел воссоздать на протяжении более чем 20 лет непрерывной работы на сцене нашего театра. Впечатлил Андрей Чочиев, выпускник театрального училища, только недавно влившийся в состав труппы. Перспективы у молодого артиста есть и они весьма неплохие. В очередной раз удивила Жанна Догузова (Эвридика), снова продемонстрировавшая, что «неподъемных» работ для нее не существует. Всего два появления на сцене, но сильно и впечатляюще. Украшение спектакля – яркая, утонченная Милена Сагирова, мастерски передавшая характер второй дочери царя Эдипа, Исмены, слабохарактерной и чрезмерно скованной в боязни пойти наперекор воле Креонта. Еще одна удачная роль второго плана – в исполнении Альбины Хугаевой. Ну и, наконец, главная героиня. Антигона в исполнении Зарины Бекоевой – клубок энергетики, естественности, искренних чувств, неподдельных эмоций.Именно она – безусловное открытие этого театрального сезона. Никакого самолюбования, так свойственного ранней молодости, времени, когда у большинства ничем еще не прославившихся артистов вместе с получением заветного диплома над головой начинает светить нимб звездности и неоспоримого величия. Весьспектакль на одном дыхании, в полном погружении в роль. Такой образ под силу создать только более опытному в профессии и зрелому, закаленному самой жизнью человеку. Одним словом, ее Антигоне – браво! Если в труппе будут появляться такие молодые артисты, будущее у нашего театра есть.

В целом, спектакль получился весьма интересным. Антигона в интерпретации Тамерлана Дзудцова умерла, закиданнаякамнями. Там же под грудой, вместе с ней лежало бездыханное тело ее возлюбленного Гемона. Под занавес режиссер оставляет обезумевшего Креонта в живых, но не оставляет зрителям ни надежды, ни иллюзий относительно его конца. Ну и последнее. Спектакль показал, что режиссеру не нужно утомлять зрителя трехчасовыми нудными диалогами, напротив, достаточно и полутора часов, чтобы убедительно высказаться. Именно динамичность и не затянутость стали одними из явных преимуществ спектакля. Но в целом следует признать, что спектакль пока не доведен до совершенства. В любом случае, Тамерлану Дзудцову не время опускать режиссерскую планку, а потому к новому театральному сезону он, скорее всего, отполирует свою работу как следует.

Рада Дзагоева

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июнь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930