Уважение к женщине

7-03-2018, 16:12, Культура [просмотров 325] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Уважение к женщинеВ отношении к женщине в осетинском обществе четко выделяются два периода: до середины XIX века и после­дующий период.

В первый период, когда в обществе господствовал пат­риархально-родовой уклад жизни, когда мужчина большую часть жизни проводил в войнах и походах, когда он «знал только бранное поле, коня и оружие, а мир представ­лялся ему ареною для его подвигов», положение женщи­ны было приниженное. В действительности, в условиях, когда молодое поколение часто отправлялось в балцы, и высшей добродетелью считалась лишь рыцарская доб­лесть, проявленная на войне, молодой человек не имел ни времени, ни возможности уделить больше внимания благо­получию семьи, воспитанию детей, строить свои отноше­ния с женой как с другом жизни.

Социально-экономические перемены, происшедшие в жизни осетин со второй половины XIX века, в корне изме­нили образ жизни осетина: он стал уделять все больше вни­мания хозяйственной деятельности, что изменило и его от­ношение к жене, способствовало утверждению нового на­чала в семейной жизни.

Однако, отношение к женщине было весьма противоречиво. Женщина пользовалась большим уважением в обществе, но в то же время была бесправна в семье, даже по отношению к собственным детям. Мужчина относился к ней как к су­ществу более низкому, основная тяжесть домашних работ приходилась на нее: приготовление одежды, пищи, ведение всевозможных хозяйственных дел и многое другое. Однако, на этом основании делать заключение о приниженности женщины вряд ли обоснованно.

Сравнительно-этнографическое изучение быта народов Кавказа позволяет утверждать, что отношение к женщине у осетин было более уважительным, чем у остальных горцев. Она занималась домашними работами и пользовалась ува­жением и почетом среди своих домочадцев, хотя внешне отношение к ней было суровым. Большим позором счита­лось рукоприкладство по отношению к женщине, оскорб­ление и унижение ее в какой бы то ни было форме. Позо­ром покрывал себя тот, кто, вопреки обычаю, поднимал руку на женщину, словом или действием оскорблял ее честь. «Хо­рошая собака и та на женщину не лает» – гласят осетинская и абхазская поговорки. Об уважительном отношении к жен­щине в один голос говорят ученые и путешественники – знатоки осетинского быта в прошлом.

По мнению Штедера, оскорблять жену, а тем более бить ее, считалось у осетин отвратительным поступком, и такое оскорбление приравнивалось к кровной обиде. Еще лучше об этом го­ворит Вс. Миллер; «Как ни безрадостна жизнь женщины, однако к чести осетин нужно сказать, что между ними крайне редко встречаются акты грубости и насилия против нее. Бить женщину считается позором. Если семейный раздор дошел до крупной размолвки, жена уходит в дом родителей и со стороны мужа начинаются хлопоты о примирении». «Ос­корбить женщину, – писал 3. Сосиев, – считается вели­чайшим преступлением. Ее трудовая жизнь в семье, стес­ненное положение в обществе, слабая природа дают ей по обычаю особые права и преимущества, и личность ее неприкосновенна. Если бы женщине вне дома понадобилась какая-либо услуга, мужчина ей будет рыцарски покрови­тельствовать». Словом, помочь женщине в беде, выполнить по возможности всякую ее просьбу, оберегать ее – долг чести каждого мужчины. Мужчины, нарушившие этот принцип, осуждались обществом, их строго наказыва­ли.

Об исключительном положении женщины-осетинки в обществе свидетельствует и нераспространение на нее кров­ной мести. Какая бы кровная вражда не была между фами­лиями, никогда не убивали женщину.

Идея почитания женщины красной нитью проходит че­рез весь осетинский нартский эпос, а образ Сатаны стал собирательным образом мудрой и обходительной женщи­ны.

Об уважении к женщине, почитании, вежливо-скром­ном отношении к ней свидетельствуют и следующие пра­вила поведения и знаки внимания. Если женщина и муж­чина шли рядом, то женщина занимала правую сторону, а если вместе с ней шли двое мужчин, то – между ними. В обоих случаях эти положения считались самыми почетны­ми. Наибольшее количество этикетных норм было связано с женщиной. До каких бы пределов не дошло опьянение пирующих мужчин, как бы развязно не вела себя компания молодежи, как бы сильно не было ожесточение ссорящих­ся, дерущихся или сражающихся – одно появление жен­щины обуздывало буянов, останавливало и прекращало кро­вопролитие. Двусмысленное слово в присутствии женщин, неосторожное движение во время танцев, развязность в об­ращении с девушкой вызывали осуждение всего общества.

Самые непримиримые враги прекращали сражение, если женщина, сняв платок, бросала его между ними. Так было и у других кавказских горцев. В присутствии женщины со­вершенно не допускались неприличные выражения. Мстить женщине считалось позором, недостойным мужчины.

Особенным уважением пользовалась старейшая среди женщин – æфсин. Ее появление в обществе поднимало на ноги всех мужчин младше нее. Æфсин пользовалась непре­рекаемым уважением и почетом. Были случаи, когда она занимала место главы семьи после смерти мужа, управляя хозяйством вместе с одним из сыновей. Æфсин настолько была почитаемой, что только она могла вместе с мужчи­нами сидеть за трапезой.

Æфсин пользовалась большим авторитетом. К ней обращались за советом все женщины патронимии, она была главной хозяйкой-распорядительницей во время свадьбы, похорон, поминок. Проф. М. О. Косвен, побывавший в Юго-Осетии в 1932 г., записал следующее из уст 120-летней Санакоевой из селения Дзау. «Лет 100 назад в нашем селении была женщина, которая считалась старшей над всеми до­мами селения. «Хистæр ус» пользовалась громадным влиянием и авторитетом, по утрам к ней обращались старшие женщи­ны отдельных домов за указаниями и советами по части ведения хозяйства на каждый день».

Вежливость требовала от молодой осетинки уступить дорогу мужчине, вставать при его появлении и не садиться в его присутствии. Разговаривать при мужчине женщина ни в коем случае не могла, даже при близких родственниках она говорила шепотом. Ответную вежливость проявляли и мужчины. Всадник, встретив в пути (в поле) женщину, спе­шивался и провожал ее до места назначения, на время от­ложив все дела, какими бы важными они ни были.

Наряду с этикетом предусматривались некоторые дру­гие правила поведения, которые из-за своей консерватив­ности вряд ли заслуживают возрождения к жизни. Вот не­которые из них. Муж должен был избегать своей жены, при посторонних не оказывать ей никаких знаков внимания. Жена не сопровождала своего мужа в поездках, когда же они встречались случайно в обществе, то приходили в заме­шательство и делали вид, будто не знают друг друга. «Муж часто сильно любит жену, – писал Вс. Миллер, – но вместе с тем, считает позором, если его застанут с ней на­едине и при посторонних, встречаясь с женой, не решается с ней заговорить». Муж мог посетить свою жену только тайком, а говорить с мужем о жене или спрашивать о ее здоровье считалось предосудительным. Только старость при­обре-тала некоторую привилегию на смягчение этих строгих правил. Жена не имела права называть по имени мужа, его родственников, никогда не произносила их фамилии, имена старших женщин – родственниц сво­его мужа. В этих случаях она прибегала к иносказательным формам «муж такой-то женщины», «их фамилия», «ее мужа зовут так же, как и супруга нашей общей знакомой» и т.д.

Невестки обычно соблюдали уайсадын, обычай не говорить вслух при взрослых мужчинах, в особенности при свекре и старших деверях. Некоторые соблюдали этот обычай до конца своей жизни. Обычай запрещал мужчи­не говорить о своей жене в обществе, но если приходилось, то говорил о ней без проявлений нежности.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Август 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Популярно