Юго-Осетинский Госдрамтеатр: призрачное будущее или время кричать «Додой»?

25-09-2012, 10:27, Культура [просмотров 1370] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Юго-Осетинский Госдрамтеатр: призрачное будущее или время кричать «Додой»?Более семи лет назад, в апреле 2005 года, сгорело здание Юго-Осетинского Государственного драматического театра им. К. Хетагурова. Огонь полностью уничтожил одно из самых красивых и оригинальных зданий нашего города. С тех пор на месте театра руины… Именно этот день стал своеобразной точкой отсчета на пути к медленному, но все более очевидному в последние годы духовному разложению нашего главного, без преувеличения, очага национальной культуры. Театр, бесспорно, утратил свое былое величие, он перестал быть тем самым центром осетинской духовности, который, зачастую, вопреки многим обстоятельствам, формировался на протяжении долгих десятилетий, и который был таким невероятно дорогим и родным для каждого из нас, выносящих, в бытность его процветания, из этого храма маленькие кирпичики всеобъемлющего ирон фарн, из которых, в числе прочего духовного «материала», с годами выстраивалась мощная непоколебимая стена патриотизма и национального самосознания. Сегодняшний театр – это не просто руины в центре нашего Цхинвала, это руины в сердце каждого из нас, и что особенно тревожно, уже далеко не призрачные руины духовности и величия осетинского сценического искусства. На наших глазах, как будто в унисон нашей же безрассудности, театр, как это цинично не прозвучит, кажется, доживает свои дни. И этот процесс проходит при полном равнодушии общества в целом и с молчаливого согласия всех тех, кто за театр в ответе перед нацией, для которой именно национальный театр является одним из главных показателей ее культурного и духовного развития. Наверное, многие из нас согласны с мнением, что осетинское сценическое искусство в юго-осетинской интерпретации это сегодня не более, чем примитив. Однако, справедливости ради следует признать и то, что примитив вынужденный и в какой-то степени оправданный. Тому есть множество объяснений. В нашем театре за всю его историю существования всегда на первом плане были национальные постановки по мотивам произведений осетинских драматургов. Сегодняшний театр все эти принципы отодвинул на второй план. Забываются основополагающие принципы осетинского сценического искусства, в котором, несомненно, должна преобладать своя, родная и понятная каждому осетину, нашей ментальности осетинская классика. Эту нишу продолжает занимать пустота, которая  неминуемо  ведет  к точке невозврата. Наш разговор с художественным руководителем Госдрамтеатра Сосланом Бибиловым о кризисе в области театрального искусства получился непростым, но в какой-то степени позволил раскрыть причины и глубину присутствующих проблем.

«Больше всех, несомненно, в сложившейся ситуации страдаем мы сами, это ощущение желания преодолеть кризис, но фактически душимого бессилием, довольно страшно и, в конечном итоге, приводит, во-первых, только к разложению в творческом плане. У нас очень непростая атмосфера в самом коллективе, которая, кстати, не всегда остается внутри «избы». Во-вторых, равнодушие к нашим проблемам, ставшее, кстати, нормой, в конечном итоге вызывает не только непонимание с нашей стороны, но и абсолютное неверие в то, что эту ситуацию мы сможем вообще преодолеть, – рассказывает Бибилов. – Нас упрекают в том, что со сцены нашего театра ушла осетинская классика, и это замечание мы понимаем и принимаем. Но почему это происходит – этот вопрос задается реже или почти никогда. Между тем, театр, помимо хорошей игры актеров, это еще и зрелищность. А эта зрелищность как нельзя больше нужна именно в национальной постановке. Что мы можем предложить зрителю в этих условиях, когда даже наши декорации хранятся под открытым небом, когда у нас нет полагающегося сценического и закулисного пространства? А обычная для любого полноценного спектакля смена декораций для нас практически невозможная задача. Другая проблема – в нашем театре нет режиссеров. Периодически у нас возникают те или иные задумки относительно новых постановок, мы ищем выходы и на разных российских режиссеров. Но каждый раз разговор с режиссерами происходит подобным образом: они, вроде бы, в начале соглашаются, но потом, узнав об условиях, в которых им предстоит работать, меняют свое решение. Любой режиссер – это художник, который желает дать своей фантазии широкий простор, мы же изначально ставим его в жесткие рамки и это не может не вызывать отторжение». Сослан Бибилов также отметил, что воздействовать на режиссеров, даже местных, не всегда представляется возможным. Театр давно, еще со времен, когда худруком здесь был Тамерлан Дзудцов, вынашивает идею постановки легендарного произведения гениального Коста «Фатима». Эта постановка в репертуаре театра должна по определению занять главное место, и именно ею должен открываться и закрываться театральный сезон. Однако недавно одно Интернет-издание выложило информацию о том, что юго-осетинский режиссер Тамерлан Дзудцов планирует осуществить постановку на сцене Чеченского государственного театра и этой постановкой будет ничто иное, как осетинская «Фатима». Парадокс, но уж очень близко к реальности. «У нас с Тамерланом Дзудцовым был разговор на эту тему, и кажется, что мне удалось его убедить в том, что он должен осуществить постановку «Фатимы» здесь, и только здесь, – заверил нас худрук театра, – но не стоит забывать, что Дзудцов художник, у него свое видение актерской игры. Он настаивает на том, что хочет поставить этот спектакль исключительно с участием молодежи, которой у нас пока нет. Появится же она в лучшем случае через год, когда юго-осетинский курс, обучающийся в российском театральном вузе им. Бориса Щукина, вернется и вольется в коллектив нашего театра».

Перспективы, следует отметить, у нашего театра призрачные и отдаленные. Художественный руководитель театра Сослан Бибилов отмечает еще одну серьезную проблему, препятствующую развитию сценического искусства. Дело в том, что за последние десятилетия осетинская национальная драматургия, на которую во все времена опиралась работа осетинского театра, тоже совершенно явно застопорилась в своем развитии. Нет новых произведений, отражающих историческое прошлое, быт, культуру и менталитет нашего народа, нет драматических произведений о новейшей истории народа. И это особенно тревожно в свете того, что в данном направлении невозможно нащупать даже призрачную перспективу. «У нас, в Южной Осетии, насколько мне известно, есть только один драматург – Владимир Ванеев, (автор широко известных произведений «Хилачы фидар», «Аланты успаддзах Заринæ», «Шахмæттæ» и т.д., в разное время поставленных на сцене югоосетинского драмтеатра. – прим.ред.) – говорит Сослан Бибилов, – но и он уже находится в преклонном возрасте и новых работ предложить нам не может, хотя мы обращались к нему за помощью, но он вынужден был нам отказать, сославшись на неважное самочувствие». К произведениям классики осетинской драматургии, в разное время с большим успехом представленных на юго-осетинской сцене театр, как выяснилось в разговоре с Бибиловым, вернуться тоже не может. Некоторые роли попросту некому играть. Самому молодому актеру нашего театра 34 года.

Одним словом, театр настоящего – это ворох проблем, которые тесно переплетены между собой, и решать их все нужно разом, поскольку избирательность в плане первостепенности может еще более усугубить ситуацию. Но так или иначе все проблемы уходят своими корнями в вопрос восстановления театра. И здесь, как нам удалось выяснить, все намного хуже, чем можно себе представить. Напомним, что впервые о начале восстановительных работ заговорили еще в 2006 году, спустя ровно год после пожара. По инициативе руководства Южной Осетии разработку проекта было поручено осуществить московской проектной организации «Моспроект-4». Один за другим в республику стали приезжать специалисты всех мастей и уровней, имеющие, как всем нам объяснялось «большой опыт строительства специализированных зданий». В результате их «пришествия» и родился проект нового здания театра – проект «многофункционального культурного центра». Размах запланированного был столь внушителен, что никак не «вписывался» в прежние размеры театра, поэтому в какой-то момент речь зашла даже о вырубке всего Пионерского парка, расположенного за сгоревшим зданием. По проекту предусматривалось построить 22-х метровое здание с двумя сценами и залами (на 450 и 150 мест), кроме того, в здании также предусматривались помещения для репетиций, гримерные, душевые... Проект был интересен и тем, что предусматривал два подземных этажа, где могли бы расположиться мастерские по пошиву костюмов, изготовлению реквизита и декораций. В новом здании помимо театра должны были быть созданы полноценные условия и для работы государственного ансамбля «Симд», детской хореографической школы и детского хора. Однако вскоре стало понятно, что проект оказался неподъемным, общая стоимость строительства была оценена в сумму около двух миллиардов рублей, а изыскать такие средства на тот момент не представлялось возможным. После затяжного разбирательства к вопросу фактического восстановления театра вернулись только лишь пять лет спустя, в начале прошлого года. Тогда, казалось, вопрос строительства театра, наконец, перешел в практическую плоскость. Правительством РЮО был одобрен и утвержден проект гораздо меньших масштабов, также с сохранением архитектурного облика здания, фасада, представляющего собой своеобразную историческую ценность. Проект нового здания театра был разработан северо-осетинскими специалистами с учетом мнений представителей культуры Южной Осетии. Предполагалось расширить параметры здания на 7 метров в сторону Пионерского парка и на 4 метра в ширину. Вскоре была озвучена и сумма, предусмотренная для этой цели, из которой около 200 млн. должны были быть освоены уже в прошлом году. Однако, восстановление театра так и не началось. Новая, образно говоря, модель или форма восстановления сгоревшего здания, к которой приступили в январе текущего года, ожидаемой радости не вызвала, напротив, параллельно с начавшимися работами разгорелся скандал. Весь коллектив театра, многие представители интеллигенции в одном порыве, надо сказать, справедливо восстали против решения тогдашнего ВрИО главы государства Бровцева о восстановлении театра в прежних, сгоревших стенах. Коллектив театра выступил с обращением к Правительству, Парламенту и народу, таким образом, выразив свое осуждение действий руководства республики, позволяющего таким циничным способом «избавиться» от наболевшей проблемы. Призыв актеров не сразу, но все же не остался без должного реагирования. В республике очень кстати для разрешения скандала вокруг театра произошла смена власти. Вновь избранный Президент Л.Тибилов, который еще в ходе предвыборной кампании занял однозначную позицию, схожую с позицией коллектива театра, распорядился приостановить произвол в отношении театра. Однако, успокоились все, как выяснилось, довольно рано. Парадоксально, но к подобному восстановлению театра, по словам С. Бибилова, вернулись опять. И опять, как можно предположить, начинается хождение по уже проторенным «кругам ада». По мнению художественного руководителя театра, есть все основания для негативного отношения к столь «сомнительной» стройке. «Во-первых, все несущие стены сгоревшего здания в страшных трещинах. Мы обращались за консультацией к независимым экспертам, которые в один голос утверждают, что здание восстановлению не подлежит – как бы хорошо и добротно эти стены и фундамент не укрепляли, они, даже при самых оптимистичных прогнозах, простоят максимум 7-10 лет, а потом просто рухнут. Эксперты из Московской комиссии, которые производили экспертизу здания в 2006 году, тоже в своем заключении обозначили факт невозможности восстановления здания театра на прежних остовах. До сих пор среди обгоревших стен ощущается запах гари. И это по прошествии такого времени при ветре, дождях и снегопадах. Строители говорят, что этот запах уже и не выветрить. Во-вторых, в последнем утвержденном и одобренном проекте были учтены все требования, которые необходимы современному театру. А именно: репетиционные залы, камерная сцена на 60-70 человек, сценический многофункциональный круг, зрительское пространство, актерские гримерные, все постановочные цеха и т.д. По новому «проекту» восстановления театра всего этого не будет. Более того, как нам стало известно, параметры здания хотят сократить, «убрав» два репетиционных зала, имеющихся в здании до пожара. Нам даже довелось услышать доводы о том, что необходимости в наличии последних нет, а репетиции труппа театра может проводить и прямо на сцене», – говорит Сослан Бибилов.

Что тут скажешь? Подобный этап «разборок» мы, кажется, уже проходили, и тогда, казалось бы, тема была исчерпана. Еще в начале лета, министр культуры Махарбег Кокоев в интервью нашей газете рассказал, что есть готовый проект театра на 1 миллиард 200 миллионов рублей, по которому будут восстанавливать театр. Единственным вопросом, на который тогда министр не смог ответить, был вопрос о хотя бы приблизительной дате начала работ на объекте и о сроках его сдачи в эксплуатацию. Теперь многое стало проясняться. Особенного анализа не требуется, чтобы понять, что кто-то активно лоббирует «фантастический» проект «облагораживания костей» здания и отмывания огромных денег. А речь идет, в самом деле, о сумме немалой, 1 миллиард 200 миллионов для нового проекта, на котором настаивают актеры и министерство культуры, против 300 миллионов на «реставрацию» обугленного «скелета». «Почему его не строят? – задается вопросом Сослан Бибилов, – Потому что на театре хотят сэкономить. Я, конечно, не думаю, что это исходит от Президента. Как-никак, именно решением Леонида Харитоновича весной этого года была приостановлена вакханалия в отношении нашего театра. Но сейчас к этому преступному заговору, а никак иначе это охарактеризовать невозможно, вернулись опять. Иными словами, мнение Президента мы знаем, но получается ниточки завязаны где-то на премьер-министре или некоторых чиновниках рангом ниже, которые пытаются «продавить» свое решение о восстановлении театра в прежних, сгоревших стенах. Есть люди, которые настаивают на том, чтобы сделать из нашего театра не театр будущего, а клуб позавчерашнего дня. И мы вновь надеемся на веское слово главы государства…».

…Честно говоря, услышанное несколько шокировало. Однозначно, вмешательство Президента необходимо. Пока же, судя по вышеизложенному, все идет к тому, что уже через несколько лет сам факт существования нашего национального театра может стать историей. Кто и почему так откровенно пытается противостоять возрождению нашего духовного центра, и почему мы из года в год продолжаем терпеть подобное издевательство – издевательство ни много, ни мало над нашим национальным достоянием? Вопросов много, но будут ли услышаны на них вменяемые ответы?.. Мы еще вернемся к данной теме…  

 

Рада Дзагоева

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Популярно