Нина Валиева: «Пожалуй, именно вера музыкантов в собственные силы и их постоянная поддержка не позволили опустить руки в самые сложные времена…»

15-01-2018, 11:29, Культура [просмотров 427] [версия для печати]
  • Нравится
  • 4

Нина Валиева: «Пожалуй, именно вера музыкантов в собственные силы и их постоянная поддержка не позволили опустить руки в самые сложные времена…»Ее роман с творчеством насчитывает уже больше двух десятков лет. Но, несмотря на безусловную успешность, это были сложные, полные разочарований и перманентного опустошения годы. К болезненному разрыву подталкивало многое: затяжное безвременье и постоянное безденежье, равнодушие общества, характеризующего деятелей культуры как странных чудаков, а также извечное недопонимание чиновников от культуры и усталость от бесконечной деятельности вопреки... Сдаться не позволила любовь к искусству. Сильная, всепоглощающая и самоотверженная. И она прошла вместе со своим коллективом путь, прорезанный в ветвящихся терновниках, раздвигая агрессивные колючки решимостью и упорством. Заслуженная артистка РЮО Нина Валиева и ее талантливый коллектив – Хор и оркестр народных инструментов «Айзæлд» любимы и известны не только в Южной Осетии, но и желанные гости за пределами страны. Успешные выступления за последний год во Владикавказе и Санкт-Петербурге, частые концерты в Цхинвале – этот творческий коллектив по праву занимает заслуженное место в небольшом, к сожалению, перечне жемчужин современной культуры юга Алании. Но это теперь. А начиналось все в далеком и сумрачном 1996-ом. «Отколовшуюся» по стечению обстоятельств от Государственного ансамбля «Симд» женскую часть, некогда мощного и успешного хора, было решено передать в ведение городского отдела культуры. Причем передали без необходимых инструментов, без музыкантов, без предусматриваемой в таких случаях «посадочной» полосы... Основу вновь образованного коллектива закладывал Народный артист РЮО Тимур Харебов, возглавлявший в те годы городской отдел культуры. Ну, а художественным руководителем фактически с первых дней и по сей день бессменно является Нина Валиева – талантливый музыкант, на плечи которой и был возложен громоздкий груз ответственности за коллектив в сложный период культурного безвременья. «За эти годы было многое, – рассказывает Нина, – были и успехи, и удовлетворение от творческой деятельности, было и разочарование от ощущения ненужности, которое подталкивало к, честно говоря, отвратительным порывам оставить все и, тем самым, перестать биться головой о глухую стену непонимания всей нужности и важности нашего творческого труда. Но эти моменты слабости, как правило, растворялись под настойчивой мечтой о блистательном будущем нашего коллектива. И несмотря на уже имеющиеся успехи, мы к нему все еще идем, и очень надеюсь, что впереди у нас только лучшее». Более того, наращивать творческий потенциал коллектив под руководством Нины Валиевой теперь обязывает и обретенный осенью прошлого года новый статус. Указом Президента Хору и оркестру народных инструментов присвоено звание Государственного. О тернистом прошлом, обязательствах настоящего и видении будущего своего коллектива Нина рассказала в интервью нашей газете.

– Вы знаете, все эти годы было действительно сложно. И не только нашему коллективу, ведь долгие годы культура в стране, образно выражаясь, находилась на задворках внимания, обусловленного недопониманием важности ее развития. Трудности были всегда. Характерные для каждого периода. Конечно, сегодняшний уровень обеспеченности нашего коллектива не сопоставим с убогостью двадцатилетней давности. И с инструментами стало лучше, и со сценическими костюмами, и с условиями работы. Но я никогда не хотела и сейчас принципиально не хочу проводить параллели с прошлым. Оно угнетает. И если говорить о том, что двадцать лет назад мы начинали работу в каком-то непонятном чердачном помещении сегодняшнего музея, где невозможно было даже встать в полный рост без опасения получить увечья, это не значит, что мы должны быть несказанно рады тому, что у нас сегодня есть помещение для репетиций. Если говорить о том, что у нас когда-то не было инструментов, даже пюпитров и приходилось читать ноты прямо с самодельных подставок на полу, это не значит, что получив необходимый набор инструментов, мы должны удовлетвориться и довольствоваться имеющимся. Отнюдь нет. Необходимо развиваться и идти вперед. Только вот движение это, к сожалению, происходит медленно и неоправданно затянуто. И не всегда оно стопорится в силу объективных причин. Творческий процесс не может и не должен омрачаться материальными издержками. Конечно, есть понимание, что наша культура в ее сегодняшнем состоянии, а минувшие годы не могли пройти бесследно, нуждается в реанимации в целом, и сложно в такой ситуации определять приоритетность того или иного ее направления. Но, я думаю, ни один творческий коллектив не хочет принимать и воспринимать свою значимость в числе замыкающих. Когда ты достигаешь определенной высоты, определенного уровня, уже не хочется останавливаться и, соответственно, идет поиск еще лучшего.

– Определенные обязательства перед Вашим коллективом теперь уже ставит и его Государственный статус. Насколько мне известно, это решение Президента было обусловлено в основном исходя из Вашей собственной инициативы. Есть уже какие-либо преференции от нового статуса?

– Пока нет. Но думаю, что наступивший год должен стать переломным в деле развития нашего коллектива. По крайней мере, хочется надеяться, ведь мы очень долго к этому шли и решение Президента было далеко не случайной «поблажкой». Официальное название нашего коллектива «Хор и оркестр народных инструментов». Однако, к сожалению, название не соответствует внутреннему наполнению. В настоящее время коллектив насчитывает всего 22 человека. Между тем, для того, чтобы коллектив успешно функционировал и соответствовал хотя бы тем требованиям, которые на него накладывает его название, оркестр должен вмещать в себя 25 музыкантов. Отдельный разговор касается хора ансамбля, здесь также необходим минимум в 25 человек, но у нас фактически нет ни одного. Конечно, мы работаем, готовим программы, обновляем репертуар. Но перед каждым концертом приходится привлекать исполнителей со стороны. Чтобы программа получалась насыщенной и более яркой, мы привлекаем вокалистов из других коллективов: госансамбля «Симд», музыкального училища, сотрудничаем с отдельными музыкантами. Но эти люди не обременены никакими обязательствами перед нашим коллективом. Их участие, их вклад в наш творческий процесс по большому счету основан на понимании нужности того, чем мы занимаемся. И Сослан Хасиев, и Инал Алборов, и Ацамаз Сланов, и барабанщик Валера Кабулов работают с нами на концертах. Но, повторю, это их личные шаги навстречу, обусловленные хорошим взаимным отношением с нашим коллективом. У каждого из них свое расписание, свои репетиции, поэтому очень часто приходится менять свои планы и подстраиваться под их свободное время. Все это меры вынужденные, но оправданные. Я думаю, что для того, чтобы коллектив соответствовал своему статусу, нам необходимо как минимум человек сорок творческого состава. Под пополнением коллектива подразумевается привлечение еще нескольких инструментов в оркестр и, в основном, вокалистов. К примеру, на одном из последних концертов мы включили в репертуар композицию «Одинокий пастух», где солирующей, как известно, является флейта. Но ни флейты, ни музыканта, который владеет искусством игры на этом инструменте, у нас в коллективе нет. Звук флейты мы включили через электронный аккордеон. Получилось эффектно и красиво. Итог впечатлил и нас самих, и зрителей, поэтому теперь задумываюсь о том, как бы дополнить этим инструментом наш оркестр, поскольку именно живое исполнение является визитной карточкой нашего коллектива и наличие любой фонограммы противоречит требованиям, которые мы сами перед собой ставим.

Что же касается преференций, то пока от обретения нового статуса в ближайшее время мы сможем получить один серьезный плюс. Стало известно, что нам, как Государственному коллективу, повысят зарплату в два раза. Безусловно, очень приятное для всего коллектива и лично для меня известие, поскольку очень сложно было требовать полной самоотдачи от творческого человека, труд которого оценивается всего в 6-7 тысяч рублей.

– Еще одна из краеугольных проблем дня сегодняшнего – вопрос нехватки кадров. Практически во всех коллективах в сфере культуры ощущается острота данной проблемы. Вопрос преемственности поколений довольно болезненный во всех творческих профессиях. Насколько кадровый дефицит ощутим в Вашем коллективе?

– В нашем случае картина выглядит не столь удручающе. Есть достойно работающие музыкальные школы, есть музыкальное училище, которое ежегодно выпускает определенное количество специалистов разных направлений. То есть людей с улицы нам, в отличие от хореографических коллективов, набирать не приходится. В этом учебном году по моей просьбе в первой музыкальной школе был открыт класс домры. Есть такой класс и во второй музыкальной школе. Также в Лицее, где я веду уроки музыки, мы смогли организовать небольшой детский оркестр. Безусловно, это все радует. Радует заинтересованность подрастающего поколения в музыке, музыкальных инструментах. Основу для будущего надо закладывать сейчас, привлекая молодежь к искусству и воспитывая ее на лучших традициях национальной музыкальной культуры. Думаю, что в Республике назрел и вопрос открытия хореографического училища, в крайнем случае, факультетов хореографии. Предвижу возражение, аргументированное наличием огромного количества молодых людей, которые неплохо танцуют. Но для профессионального роста, для того уровня, который ставит участие в ансамблях государственного уровня, мало научиться красиво двигаться под музыку. Это самодеятельность. А на уровне самодеятельности национальную культуру не продвигают. Нам надо заявлять о себе всему миру посредством лучшего, чем мы располагаем. А лучшее, что мы можем продемонстрировать, это наша национальная культура. Мы очень много в последнее время рассуждаем о возрождении национальной культуры, но мало конкретизируем свои шаги в этом направлении. Между тем, конкретные шаги на поверхности. И первый из них – вопрос подготовки кадров, воспитание молодежи на других приоритетах. У нас огромный переизбыток юристов, экономистов, дипломатов и прочих «модных» профессий. Но мало желающих учиться в институтах культуры на профессиональных балетмейстеров, сценографов, музыкантов. Молодежь отпугивают творческие профессии. Отпугивают перспективы работать за гроши, перспективы мнимой недооцененности и невостребованности. Конечно, основания для подобного отношения есть, но не все так удручающе. Если человек работает, выкладываясь и вкладывая душу в любимое дело, его труд обязательно принесет ожидаемый итог.

– Репертуар любого музыкального коллектива нуждается в постоянном обновлении. Учитывая фактическое отсутствие современной осетинской композиторской школы, несложно предположить, что приходится сложно в периодическом поиске нового…

– Безусловно, да. Есть бесценное наследие, оставленное Феликсом Алборовым, к которому мы, в первую очередь, обращаемся. Его наследие объемно и разнообразно. И является основой нашего репертуара. Великолепны и композиции Булата Газданова, которые также включены в наш репертуар. Ну и, конечно, постоянный поиск нового, интересного в творчестве других осетинских композиторов. Сама также работаю над оркестровками и аранжировками народных осетинских мелодий и песен, в современной обработке они звучат по-новому. В целом же, конечно, хотелось бы увидеть развитие осетинского музыкального искусства. Фактически не обновляется фонд национальной классической музыки и над этим стоит задуматься. На песнях в три аккорда мы далеко не пойдем. Хотя даже подобные песни для наших исполнителей фактически никто не пишет. Из года в год наши певцы исполняют одни и те же композиции, которые, признаться, порядком уже всем поднадоели. Хорошие профессиональные композиторы нам в настоящее время нужны как воздух, поскольку при существующем раскладе музыкальное и песенное искусство в частности обречены.

Еще один вопрос, который также требует своего решения. У нас в Республике нет ни одного зала с нормальной профессиональной акустикой. Хочется доносить до зрителя в зале всю красоту и великолепие звуков наших инструментов. У нас же во время выступлений присутствует постоянная необходимость в микрофонах, которые невозможно настроить к каждому инструменту из оркестра. Потому и получается так, что в зале одни инструменты слышны больше, а других совсем не слышно. Не хочется выносить недоработки на всеобщее обозрение, но иногда на концертах приходится дирижировать «вглухую», зачастую не слыша звуков фортепиано. Эффект нашего колоссального труда разбивается о какие-то нелепые технические неполадки. В прошлом году у нас был концерт во Владикавказской госфилармонии. Совершенно другой уровень, другое звучание наших композиций. На концерте присутствовали многие именитые музыканты. И Булат Газданов, и Анатолий Хугаев, многие другие и достаточно высоко оценили наше творчество, отмечая, что приятно удивлены наличием оркестра такого уровня в Южной Осетии. На фестивале же национальной классической музыки в Санкт-Петербурге также в прошлом году мы заняли первое место и завершали гала-концерт, в котором принимали участие более 30 коллективов из разных регионов. Я уверена, что эти успешные шаги являются только началом, впереди у нас много интересных достижений. А потому необходимо соответствовать уровню Государственного творческого коллектива. Я думаю, что время, когда мы работали вопреки, должно, наконец, закончиться. И очень надеюсь на перемены, пересмотр понимания важности творческих коллективов и их поддержки.

– Прошедший год был весьма успешным для коллектива «Айзæлд». Ваше творчество с большим успехом было представлено зрителям сразу в нескольких регионах России. Подобное признание всегда окрыляет и заставляет ставить перед собой более амбициозные планы.Каковы ближайшие перспективы?

– Безусловно, планов много. И есть желание и определенная уверенность их реализовать. Эта уверенность подстегивается каждым музыкантом, который является частью нашего небольшого коллектива. Вера коллектива в свои силы, его постоянная поддержка фактически была тем самым двигателем, который не позволил опустить руки даже в самые сложные времена. В первую очередь, мы сами будем работать над теми задачами, решить которые в наших собственных силах. И это в основном касается творческой составляющей. Будем искать новое, экспериментировать и обогащать репертуар, расставляя акценты таким образом, чтобы возвеличивать лучшее, что есть в национальном музыкальном искусстве. Ну, и конечно, способствовать тому, чтобы оркестр разрастался и дополнился полноценным многоголосным хором. Пример успеха подобного коллектива у нас есть. Таким был хор и оркестр блистательного «Симд»-а до своего распада. Я думаю, если мы сможем преодолеть некоторые бюрократические проволочки, творческий процесс пойдет в совершенно ином русле – русле развития и процветания. И тогда мы сможем покорить не одну сценическую площадку за пределами нашего государства.

Нина Валиева: «Пожалуй, именно вера музыкантов в собственные силы и их постоянная поддержка не позволили опустить руки в самые сложные времена…»

Рада Дзагоева

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Февраль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728 

Популярно