Демография Нартского общества

6-06-2017, 17:25, Культура [просмотров 241] [версия для печати]
  • Нравится
  • 1

Демография Нартского обществаДемография – это наука о закономерностях воспроизводства населения в общественно-исторической обусловленности этого процесса. Основой для научных изысканий в области изучения народонаселения является достоверная и стабильная статистическая информация. Но появление и развитие демографии как науки стало возможным только тогда, когда сформировалась прочная информационная база. Это явилось причиной того, что демографическому изучению подверглись лишь современные общества, когда статистические данные стали собираться, систематизироваться и анализироваться на регулярной основе. Трудов по демографии ранних обществ практически нет, а те, которые имеются, построены на предположительной основе. Тем не менее, нартский эпос осетин может послужить основой для неких палеодемографических реконструкций.

Судить о численности нартского общества, основываясь на текстах сказаний, не представляется возможным. Как в любом племенном обществе, здесь есть ядро и ответвления от него. «Чистые» нарты представлены тремя знаковыми фамилиями: Ахсартаггатæ, Алагатæ и Боратæ, о которых известно, что последние самые многочисленные, а первые – самые малочисленные. Надо полагать, что были и другие нарты, просто не столь именитые как названные. И были племена, которые, скорее всего, от них отпочковались, но остались в дружественных отношениях.

Центр обитания нартов, местность откуда они расселялись и куда возвращались, можно привязать к Центральному и Западному Кавказу. Судя по текстам, нарты переживали пору расцвета и процветания, когда ареал проживания существенно расширялся, народ проживал в довольстве, численность населения росла. Но были и периоды упадка, разорения, когда приходилось возвращаться в «отчий дом», когда трудно было снаряжать балцы, а охота была неудачной. В эти периоды народ голодал, подвергался эпидемиям, был уязвим для врагов и его численность сокращалась. Фактологически это созвучно с историей Аланского царства. В пору его расцвета аланы добирались до Британских островов и севера Африки на запад и до Китая на восток, оставляя по пути продвижения свой след. В ту пору число алан могло достигать от двух до четырех миллионов. Но Аланское царство было разгромлено, а сами они загнаны в горы, их численность упала до нескольких десятков тысяч. Все это нашло отражение в нартских сказаниях.

Рождаемость в нартском обществе была высокой. В текстах эпоса обычно указывается сколько сыновей было у того или иного персонажа, и от этого можно судить об общем уровне рождаемости. Семь братьев и две сестры были у Дзерассы («Красавица Дзерасса»). Семь сыновей было у старухи из сказания «Безымянный сын Урызмага». Семью сыновьями был горд и Сырдон. Семь сыновей было у нарта Бурафарныга («Игры маленького Батрадза»). Семь братьев было у Аколы-красавицы («Симд Нартов»)… По семь сыновей называются у Уастырджы и у повелителя грома Уацилла («Смерть Батрадза»)... А в одном из сказаний сыновей у Уастырджы оказывается и вовсе целых восемнадцать. И все это только сыновья, дочери сказителями редко брались в расчет. Хотя упоминания дочерей тоже встречается, к примеру, шесть сыновей и одна дочь были у Алымбега («Сослан и Тотрадз»). Кроме того, не редки были двойняшки (Ахсар и Ахсартаг, Уырызмаг и Хамыц). У того же Сырдона было три сына-близнеца.

Все это говорит о высоких показателях рождаемости в нартском обществе. Но и она не достигала верхних показателей естественной рождаемости. Не все нарты женились в молодом возрасте, необходимо было обрести некое бытовое благополучие, достаток. Другие уходили в длительные балцы (иногда три и более лет) и были оторваны от жен. Кроме того, выполнялись некие религиозные предписания, когда супружеская близость не одобрялась. Учтем и то, что многие нарты умирали или погибали в расцвете сил, не использовав до конца свой детородный потенциал. В этом плане соседние народы были более раскрепощены. Так, у Сосрыквы из нартского эпоса абхаз было девяносто девять(!) братьев. В других кавказских нартских эпосах также наблюдается подобная тенденция.

В сказаниях также есть свидетельства того, что некоторые браки оказывались бездетными («Как Батрадз избил дзуара нартов»). Еще больше эпизодов о том, что сироты не оставались без надзора, их брали на воспитание наиболее достаточные члены общины. Бытовали и обычаи аталычества. Наиболее ярко это описано в сказании «Айсана»: «У нарта Урызмага родился сын, и раскатом грома дошла эта весть до небесного Сафа. «Кто устроит пир в честь новорожденного, тот может взять его на воспитание!».

Высокая рождаемость в нартском обществе сопровождалась и высокими показателями смертности. Мало кто из доблестных нартов доживал до возраста старения. Из таковых, да и то с натяжкой, можно назвать Уархага, Урызмага, Дзега, Магуйлага и некоторых других. Славные Сослан, Батрадз, Ахсар, Ахсартаг и многие другие погибали раньше предназначенного срока. В обществах военной демократии, когда войны и набеги были обычным явлением, преждевременная смерть могла настигнуть каждого. Уносили жизни и природные явления: лавины, камнепады, морозы. Повальную гибель народа приносили эпидемии. В сказаниях о нартах эта погибель присутствует, но она отражена в проявлениях борьбы духа со злом. Очередная эпидемия с сокращением населения в эпосе отражена в виде упадка славного племени, когда наглая сука Сырдона прибегала на Ныхас, прыгала через «головы нартов: кому рот оближет, у кого обувь сгрызет или перегрызет пояс». Это показатель полного упадка, связанного со всеобщей подверженностью болезни. И это при том, что народная медицина древнего осетинского общества находилась на достаточно высокой стадии развития.

Здесь следует сказать и о высокой детской (младенческой) смертности в нартском обществе. Это очевидное проявление нашло отражение в нескольких сказаниях, самым ярким из которых является «Безымянный сын Урызмага». Не успели дать имена своим сыновьям также нарты Дзылау и Бзар. Это свидетельствует о том, что те умерли в младенческом возрасте, когда им даже не успели дать имена. Кроме того, повествование указывает, что все дети Сатаны умерли в детстве. При этом в эпосе неоднократно присутствует мотив, что дети взрослели необычайно быстро. Это свидетельство акселерации и раннего достижения самостоятельности, чему способствовали условия и быт нартского общества. За три десятка лет нартские мужи успевали родиться, повзрослеть, влиться в число достойнейших, совершить подвиги и умереть. По текстам, «за день вырастали они на вершок, а за ночь – на целую пядь».

Можно предположить, что рождаемость того общества могла достигать 50-55 промилле (число родившихся или умерших за год на каждую 1000 человек населения), тогда как смертность – 40-45 случаев на тысячу человек в год. Это создавало прирост населения, поскольку сальдо воспроизводства было положительным. Но в неблагоприятные годы (эпидемии, войны, голод) могли существенно влиять на ситуацию и наблюдались периоды депопуляции. Средний возраст населения, главным образом из-за высокой детской смертности, не превышал 35 лет. При этом женщины жили значительно дольше мужчин (40-45 лет против 28-32 года). Вдов в нартском обществе было значительно больше вдовцов (самым известным из последних следует считать Хамыца). Поэтому отмечаются случаи левирата и воспитания чужих детей (Сатана воспитала нерожденных ею главных героев эпоса Сослана и Батрадза).

Быт и жизнь в нартском обществе очень четко подметил в свое время В.И. Абаев: «Презрение к смерти как-то очень естественно и просто сочеталось у нартов с любовью к жизни и ее радостям. После тягот и опасностей войны, далеких набегов и охоты они всей душой отдавались разгульному веселью. Захватив богатую добычу, нарты ничего не откладывали на черный день. Весь добытый скот немедленно шел на всенародное угощение. Устраивать щедрые и обильные пирушки для всего народа было, по всей видимости, делом чести для виднейших нартов, которое они делали при всякой возможности. Неумение и нежелание делать запасы и откладывать на черный день приводило к тому, что нарты легко переходили от одной крайности к другой: за неумеренными всеобщими пирушками следовал нередко столь же всеобщий голод, доводивший «сынов Солнца» до полного истощения. Сказаниям, описывающим нартовские пиры и веселье, противостоят другие сказания (таких не меньше), с описанием всеобщего голода и истощения. Нет, однако, никаких указаний, что бы в период такой депрессии нарты падали духом или изменяли своим привычкам. При первойвозможности, после первого же удачного «балца», эти неукротимые люди вновь предавались своему необузданному веселью».

Нартские тексты указывают на то, что вступление в брак становилось главной целью каждого героя эпоса. Процесс сватовства и бракосочетания доходит до нас через несколько наслоений различных эпох. Более ранний содержит элементы выкупа за невесту и свода приданного за нее. В архаичных вариантах мужающие нарты добывают своих жен в походах, часть через прямой захват, это избавляло от выкупа. При этом силовая составляющая не являлась определяющей, чаще была договоренность и полное взаимопонимание. Нарты роднились не только с соседними племенами, но и с представителями других стихий. К примеру, Дзерасса – из донбеттыров, Быценон – из подземных жителей, Ацырухс – дочь Солнца. Да и все другие нартские невестки были знатного и сказочного происхождения.

Не могли не появиться в эпосе случаи двоеженства и многоженства («Уастырджы и нарт Маргудз Безносый», «Дочь Алымбега из рода Алыта»). Но это никак не является указанием на близость к традициям ислама. Здесь скорее отражение имущественного расслоения общества, когда самые обеспеченные могли содержать сразу несколько жен. К слову, у того же Алымбега было, по преданиям, семь жен.

В текстах сказаний проходят и такие бытовые составляющие архаичного общества как инцест и левират. Связано это было со многими обстоятельствами и бытом общинного строя. Родство с ближними по крови зафиксировано у всех народов мира, но у каждого есть свои определения и нюансы такого порядка. И если не есть объяснения этому в самих сказаниях, то в таких из них, как «Как Урызмаг и Хамыц нашли деда своего Уархага», «Как Сатана стала женой Урызмага» такое супружество объясняется вполне обычно и особо не осуждается. Так же как и моменты левирата.

Несмотря на патриархальный уклад, судя по нартским текстам, не был редким явлением в их обществе и развод. Причем инициатором его могли выступить как муж, так и жена. Любопытный сюжет, к примеру, разыгрывается в кадаге «Как Урызмаг разводился с Сатаной». А в сказании «Как Сослан женился на Косер» брака как такового вообще не случилось.

Вообще семья у нартов, как и у предков осетин, институт священный, где царит порядок, где все подчинено строгим правилам и порядкам, где непреклонно соблюдается семейная иерархия. Но прежде всего, все построено на полном понимании, взаимопомощи и взаимовыручке. «Щедрость, гостеприимство, супружеская и родительская любовь – обеспечивают блаженство на том свете», – пишет В.И.Абаев. В комментариях к нартским текстам Б.А.Калоев пишет: «Строгий порядок сохранился у осетин и при семейных разделах, в которых непременно участвовали близкие родственники семьи. Здесь речь идет о тех больших патриархальных семьях, которые имели у осетин еще в XIX веке широкое распространение. Такая семья объединяла несколько поколений, численность ее часто достигала 60-100 чел. Ее возглавлял старший по возрасту (отец или брат), права которого строго ограничивались семейным советом… Семья распадалась обычно после смерти ее главы. Большую роль в ней играла и афсин – старшая женщина, хозяйка кладовой, где хранились продукты семьи. Ее часто сравнивали по доброте и щедрости со знаменитой нартской героиней Сатаной. «Она наша Сатана» – говорили о ней».

Что касается миграции нартского населения, то она была, судя по текстам, достаточно высокой. Нарты,как и их исторические прототипы предки осетин – скифы, сарматы и аланы, не были кочевыми племенами, но регулярно отправлялись в длительные и далекие походы – балцы. При этом их родина, главное место проживания, оставалась одной и той же – предгорья Кавказа. Они оставили свой след по пути своего следования, как уже отмечалось выше, от севера Африки до Скандинавии, и от Кавказа и Ближнего Востока до Китая. Об этом свидетельствуют многочисленные археологические находки, топонимы и гидронимы, имена собственные, сходство эпизодов и героев нартского эпоса с эпосами народов, там проживающих. Числовые характеристики миграционных потоков определить трудно, но, надо полагать, что они были достаточно внушительные, судя по тем следам, которые эти мигранты оставили и которых с каждым днем становится все больше.

Батрадз Харебов

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 

Популярно