Об истинно-народном творце

9-03-2014, 21:05, Книги [просмотров 2832] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Об истинно-народном творцеУ каждого народа есть достойные представители, которыми по праву гордятся и называют славой нации. И вовсе не обязательно, чтобы они представляли элиту и были образцово образованы. Талант имеет природную, а не социальную основу, поэтому нередко проявляется неожиданно, спонтанно, зачастую нарушая каноны, и, видимо, потому не всегда бывает по достоинству оценен, или даже воспринят окружающими. Обладателей природным даром, в чем бы он ни проявился – будь то наука, искусство, литература, изобретательство, военное дело или еще что-либо иное – называют самородками. Таковыми они на деле и являются, потрясая в теле однородной массы масштабом и блеском граней.

Свои самородки были и есть и у нашего народа. Среди них, конечно же, многие поколения сказителей и интерпретаторов, донесших и сохранивших для человечества великий нартовский эпос… Истинным самородком, вне всякого сомнения, был и Сосланбек Едзиев, о ком, собственно, и пойдет сегодня речь. Его называют  художником-примитивистом, талантливым скульптором-самоучкой, искусство которого было близко народу. Но это во многом однобокая и поверхностная оценка данной личности. В этом легко убедиться, прочитав недавно увидевшее свет исследование «Сосланбек Едзиты», авторами которого являются супруги Кромвель Биазарти и Людмила Бязрова. Они считают героя своей книги предтечей современной национальной скульптуры осетин во всех ее формах: мемориальной, станковой, монументальной, декоративной. Собственно, об этом говорит каждая страница красочного, увлекательного и содержательного издания.

 

В плане известности и всеобщего почитания Сосланбеку Едзиеву, возможно, «повезло» не так как иным. И это при том, что имя его упоминается во всех справочниках о художниках Осетии, во всех исследованиях о культуре осетин. Еще в 1931 году в журнале «Большевистское искусство» вышла статья Махарбека Туганова – друга и сверстника художника – под названием «Скульптор-самоучка Сосланбек Едзиев». В 1975 году в Ленинграде выходит книга искусствоведа и писателя Анатолия Дзантиева «С.М. Едзиев». Он даже успел стать заслуженным деятелем искусств СОАССР, хотя и умер в далеком уже 1953 году. То, что Сосланбек редко оказывался в центре внимания и все, что в силу таланта полагалось ему по праву было не сполна получено, способствовало сразу несколько обстоятельств. Прежде всего, творил он вдали от городов и культурных центров – в селах Алагирского и Дигорского районов. Редко присутствовал на, как сейчас говорят, «тусовках» художников и культурных мероприятиях. Проблематичным было, вследствие особенностей его творчества, участие в выставках, где, собственно, художник может заявить о себе, обрести почитателей, сделать себе имя. Кроме того, его работы часто представляли собой могильные надгробия, в которых, очевидно, присутствовали религиозные мотивы. И то и другое в советские времена не приветствовалось. Кормился он не за счет худфонда, а за небольшую плату заказчиков, от которой нередко вообще отказывался.

Прежде чем перейти к рассказу о самой книге, несколько слов об ее авторах. Оба они профессиональные искусствоведы. Кромвель Кудзиевич долгое время читал лекции по эстетике, истории культуры, различным разделам осетиноведения. В начале 90-х годов был министром культуры Южной Осетии. Является автором многих статей и нескольких поэтических сборников. Людмила Владимировна до сих пор является научным сотрудником Художественного музея РСО-А им. М.Туганова, где в одно время работал и ее супруг.

То, что именно они стали авторами предлагаемого исследования – далеко не случайно. Творчеством Сосланбека Едзиева занимаются более полувека. Во многом способствовали популяризации художника, сохранению его творчества. Еще с конца 60-х годов организовали и участвовали в нескольких экспедициях в села Ход, Синдзикау, другие населенные пункты, где творил Едзиев. Результатом этих многотрудных поездок стало то, что были выявлены, зафиксированы и описаны скульптурные памятники самого Едзиева, его современников и последователей. Для музейной коллекции были приобретены станковые работы скульптора, что, возможно, спасло их от исчезновения. Были записаны беседы с людьми, знавшими Едзиева, собраны материалы, проливающие свет на жизнь и творчество мастера.

По словам авторов, рукопись книги была готова еще в 1989 году. Но уже тогда разваливался Союз и было не до книгопечатания, затем стали появляться новые обстоятельства, требующие финансовых затрат, что оттягивало выпуск издания. Но, как говорят, хорошо то, что хорошо кончается. Можно сказать, что книга дала старт культурной программе, посвященной 150-летию со дня рождения Сосланбека Едзиева.

Книга «Сосланбек Едзиты» многопланова. С одной стороны – это рассказ о самом художнике. Кроме того, перед нами добротно выполненный и объемный художественный альбом. Наконец, это полноценное искусствоведческое исследование, выполненное по всем правилам работ данной направленности. А все вместе взятое – солидный, добротный и достойный знак памяти большому Мастеру.

Что касается биографических данных художника, то здесь авторы сделали ряд весьма важных уточнений. Одно из них касается года рождения Едзиева. Во многих справочниках указано, что родился он то ли в 1878, то ли 1879 году. Но сам скульптор датировал свои работы, а иногда давал пояснительные тексты. Первая из датированных им стел создана не позднее 1887 года. Понятно, что создать ее в восьмилетнем возрасте он просто не мог. Племянник Сосланбека – Угалук – утверждает, что вырубать надгробия его дядя начал в двенадцать лет. К тому же мнению приходит в своей статье и Махарбек Туганов. По словам научного сотрудника Санкт-Петербургского государственного музея этнографии Е.Н. Студеницкой, она посетила художника в 1938 году, тогда уже ему было за семьдесят.

Другое уточнение касается отчества Едзиева. В справочниках он указывается как Михайлович. Но авторы книги, на основании бесед с односельчанами и родственниками, установили, что близкие называют отца Сосланбека Тотеко, а чаще – Дзиг.

Надо сказать, что биография С. Едзиева основана не столько на документах, сколько на домыслах, легендах, в ней много мистического, хотя по нынешним меркам, он был чуть ли не нашим современником – скончался в один год со Сталиным. Родился же в селе Ход, что находится на горе над Садоном. В начале ХХ века здесь проживало до тысячи человек. А прославилось село тем, что в нем побывал Великий Князь Георгий Александрович, после чего здесь появились церковь и церковно-приходская школа. Здесь же, к слову, находится и природный памятник – огромный валун Тхост, который жители села связывают с именем Уастырджы. Отсюда и одна из легенд о Сосланбеке Едзиеве, рассказанная старожилом села Сона Рамоновой.

На древнем валуне Тхост, лежавшем недалеко от разрушенной церкви и сейчас можно увидеть едва различимое изображение тура и головы барана. Камень слоистый, и контуры животных процарапаны по верхнему темному слою до следующего светлого. Их можно было бы принять за причудливую игру природы, но, по рассказу Сона, это первое прикосновение резца Сосланбека, первое свидетельство пробуждения в нем скульптора. Согласно легенде, эти изображения проступили на валуне изначально, так как «были подарены селу самим Лагты Дзуар». Сосланбек лишь «освободил» их, выявил до конца, придав образам священных животных завершенность.

К работе с камнем Сосланбека приобщил отец, который строил дома. Но очень скоро сын пошел дальше – к навыкам родителя прибавился дар видения в природной форме образ, что создало своеобразный синтез архитектуры и скульптуры в виде склепов (заппадз), погребений (цырт). Больше всего работ сохранилось в селах Ход и Синдзикау, где жил мастер, но его памятники встречаются в Дигоре, Кора, Урсдоне, Ардоне.

Трудно сказать, насколько был образован Сосланбек Едзиев, но очевидно, что он, как натура творческая, был любопытен, стремился к знаниям, ко многому восприимчив. По крайней мере, он был хорошо знаком с фресками Нузальской церкви, росписями и иконами Алагирского собора, творчеством Коста Хетагурова и Махарбека Туганова. Воспитывался он на народных сказаниях, религиозных традициях. Отсюда в его творчестве одной из основных фигур является Уастырджы. По словам той же Е.Н. Студенецкой, в день знакомства с Едзиевым она видела у него книгу Вильгельма Вегнера «Эллада.  Очерки и картины Древней Греции», 1900 года издания. Этот факт подтверждается также тем, что есть у него выполненный в дереве сюжет «Тесей и Минотавр», который иначе как взятым из указанной книги появиться не мог.

Авторы книги пытаются понять, был ли счастлив этот человек, или это натура трагическая? Скорее всего, в его жизни хватало всякого. Власти его особо не преследовали, односельчане – любили. Через жизнь прошло несколько войн, в результате в последней из которых он потерял двух сыновей. Что интересно, в его работах нет подавленности, тревоги. Даже надгробья излучают покой, смирение, любовь и порой некоторое лукавство.

Работал художником по камню и дереву. Камень часто расписывал, используя разный цвет для вполне определенных целей – фон, одежда, атрибуты, отдельные предметы, части лица. Его персонажи для пущей убедительности снабжены отдельными атрибутами, будь то кинжал, кувшин, плеть, гармонь, молот, либо иное.

В книге рассказано о главном творении всей жизни Сосланбека Едзиева – монументальной композиции «Зайлагмар Уастырджы». Мастер приступил к ней уже в почтенном возрасте – в 70 лет. С этим памятником связана самая поэтическая легенда. И тут предоставим слово авторам. «Три дня поднимался Сосланбек на гору к огромному валуну  древнего святилища Уастырджы, чтобы начать свою работу – молитву в камне. Но камень не слушался, не подчинялся. После трехдневных неудач художник пришел в смятение, его стали одолевать сомнения: сам Уастырджы не верил или сомневался в победе, поэтому отказывал ему в покровительстве, в благоденствии на осуществление замысла. Совсем отчаявшемуся художнику во сне явился Уастырджы. Узнав о причине глубокой печали мастера, сказал: «Иди завтра вновь, твоя работа пойдет!» Действительно, после этого явления все трудности остались позади. По словам старого жителя Синдзикау, резчика Дауки, знавшего эту историю от самого Едзиева, «камень стал податлив, как глина, работа пошла легко и споро». Каменная скульптура стоит на вершине горы Хурхох. С нее далеко обозреваются окрестные села, река Урсдон, предгорная равнина и горы – земля, находящаяся под защитой святилища.

Тайной покрыта и сама личность художника. По сохранившимся фотографиям трудно понять, как он, собственно, выглядел. Сам себя он изобразил в нескольких скульптурных автопортретах, но в них себя еще более «засекретил». Спасает положение великолепный рисунок Махарбека Туганова, выполненный в 1949 году. На нас одновременно смотрят мудрец, творец и хитрец…

Несомненным достоинством предлагаемой книги является то, что помимо рассказа о самом Сосланбеке Едзиеве, речь в ней идет о других народных скульпторах – современников и учеников мастера. Среди первых особым талантом отличались отец и сын Темрук и Темболат Темираевы. Среди вторых – братья Зелимхан и Кайсын Кайтуковы, Сико Каркусов. Они значительно расширили географию едзиевского наследия, включив в него помимо Ход и Синдзикау еще и Ханаз, Задалеск, Дигорское ущелье, Юг Осетии.

Творчество Сосланбека Едзиева повлияло и на современных осетинских художников. Даже такие известные и самобытные из них как Хсар Гассиев и Юрий Абисалов «имеют в уме» старого самобытного мастера.

Книга «Сосланбек Едзиев» – это не только память, но и тревожное предупреждение – наследию художника грозит серьезная опасность. Большинство памятников находятся под открытым небом, разбросаны по разным местам. И если фактически у них есть хозяева, в нынешнем положении они беззащитны. Страдает даже камень, не говоря уже о краске, которая осыпается. При этом попытки «реставрации» еще более усугубляют ситуацию. Целое кладбище в селе Урсдон ушло… под фундамент промышленного объекта. Сгорели оба дома Едзиева – алагирский и синдзикауский, остались лишь стены с рельефами. Вот что говорят авторы книги: «Жизнь художника не заканчивается его смертью. Он продолжает жить в своих творениях. Сосланбек Едзиев остался в своем автопортрете, напоминающем тип средневекового «Скорбящего Христа», в малом числе стел, с почти утраченными изображениями, в рельефах своего дома. Художник умирает еще и еще раз с каждой новой смертью своего произведения. К великому прискорбию сегодня мы имеем лишь небольшую группу станковых и декоративных скульптур в Художественном музее имени М.Туганова и зафиксированные изображения исчезнувших стел, которые представлены в данном альбоме. Этот факт – укор многим представителям осетинской культуры, как наделенным официальной властью, так и свободным от нее».

Нет никакого сомнения, что все те, кому попадет в руки книга «Сосланбек Едзиты», получат эстетическое удовольствие. Причем, она будет интересна не только для художников или деятелей культуры, но и для самого широкого круга читателей. Одни откроют для себя Большого Мастера, другие – узнают для себя много нового, третьи – еще раз убедятся в том, насколько богата и разнообразна осетинская культура. И все они будут благодарны Кромвелю Биазарти и Людмиле Бязровой за проделанную работу, за долгий, кропотливый подвижнический труд.

Остается добавить, что книга посвящается второму тысячелетию аланского православия. Она увидела свет благодаря поддержке игуменьи Аланского Богоявленского женского монастыря Нонны (Багаевой), помощи священника Саввы Гаглоева и Олега Цопанова. Книга вышло тиражом 1500 экземпляров.

 

Батрадз Харебов

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Октябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Популярно