Авеста

16-08-2016, 11:43, Книги [просмотров 454] [версия для печати]
  • Нравится
  • 2

АвестаВне всякого сомнения, самым великим осетином современности в научном мире является Василий Иванович Абаев – выдающийся ученый, специалист в области иранистики, языка, фольклора, этнографии и древней истории осетинского народа, академик РАЕН, член-корреспондент АН СССР, почетный член многих зарубежных академий, заслуженный деятель науки РФ, ГССР, РСО-А, РЮО. Авторитет его был непререкаем не только в научных кругах.

Он родился в селе Коб и считал себя больше южным осетином, любил приезжать в Цхинвал, где ему всегда были рады. Да и почести были соразмерными. В самом центре города установлен памятник В. Абаеву, вокруг которого разбит цветник. А в шаговой доступности от памятника ему построили дом, которому ученый был несказанно рад, поскольку другого дома у него не было. Строение это находилось на улице, сейчас носящей его имя. После смерти ученого здесь был открыт дом-музей Васо Абаева, который был разбомблен и сожжен в августе 2008 года. Сейчас на этом месте планируется возродить уже новый музейный комплекс.

Благодаря трудам В.И. Абаева достигнута определенная ясность в решении проблемы этногенеза осетин. Выдающейся заслугой ученого является доказательство ираноязычности скифов и сарматов, особая близость скифского языка к осетинскому. Ну а его уникальное исследование «Историко-этимологический словарь осетинского языка» не имеет аналогов в мировой науке. Труды Абаева углубили научное познание и по другим вопросам этнографии осетин. Его перу принадлежит работа об осетинской традиционной героической песне. Он крупнейший фольклорист-нартовед, давший научно аргументированную характеристику циклам, сюжетам и героям осетинского эпоса, ареальным и генетическим связям последнего, определивший место Нартиады в кругу мировых этнических произведений. Ему принадлежит заслуга научного издания текстов осетинского эпоса, записанных им самим в Южной Осетии. Наряду с В.Ф. Миллером и Ж. Дюмезилем Абаев научно обосновал принадлежность ядра Нартиады скифо-сарматскому миру. Он отметил исключительную ценность Нартского эпоса как исторического источника, назвав его «поэтизированной и фантастической автобиографией народа в древнейший, связанный с мифами и легендами, период его жизни. В нем отразилась история древнего быта и мировоззрение, народных доблестей и идеалов».

Василий Иванович прожил долгую жизнь, пройдя через царский режим, советскую власть и федеративную Россию. И с самых ранних лет он неустанно трудился, всецело посвятив себя науке, а именно – осетиноведению. Полностью погрузившись в науку, он отодвинул на второй план семью, житейские блага, карьерный рост. Он не гонялся за званиями, степенями, наградами. Все, что ему присуждалось, стало результатом стараний и хлопот его друзей и коллег. По большому счету у него не было своей школы, он к этому не стремился. Его учениками можно назвать разве что Магомеда Исаева, Виталия Гусалова и Зою Битарти, хотя многие ученые, воспитанные по лекциям и трудам ученого, могут причислить себя к этому ряду.

В.И. Абаева было трудно оторвать от исследовательской работы, ей он посвящал все свое время, не зная отдыха и не переключаясь на постороннее. Исключение составлял период в два десятка лет (с перерывами), когда он в секторе иранских языков Института языкознания АН СССР в Москве читал для студентов и аспирантов два лекционных курса, посвященных текстам Авесты и древнеперсидским текстам Ахеменидов, где дается объемная характеристика этих разноплановых в историко-генетическом, социо-лингвистическом, ареальном и других отношениях иранских языков древнего периода, демонстрируя при этом действенность его метода древних текстов на мертвых языках и конкретную реализацию его методических приемов.

Один из курсов лекций Васо Абаева по Авесте с октября 1982 по май 1983 года посещала Зоя Александровна Битарти. К тому времени она уже была кандидатом наук, и Василия Ивановича удивило такое желание. Но Зоя заявила, что хочет углубить свои знания по древним языкам и будет посещать лекции вместе с аспирантами на общих основаниях. Лекции проходили по пятницам в течение двух часов, а сам курс составил 28 лекций. На первую лекцию она принесла магнитофон, а на вопрос Васо ответила, что на факультете восточных языков она не училась, многое для нее внове, а записи помогут ей лучше готовиться к следующим лекциям. Что из себя представляла тогдашняя записывающая техника – хорошо известно. Но Зоя совершила настоящий подвижнический подвиг: полностью записала все лекции, а это почти 60 часов, что при расшифровке уложилось в целых 260 страниц.

Еще при жизни ученого З. Битарти решила издать записанные лекции и обратилась за разрешением к Василию Ивановичу. Тот, после колебаний, дал согласие. К работе подключилась и дочь Зои Александровны Зарина Харебати, кандидат наук, которая работала на кафедре иранской филологии. Но она очень рано ушла от нас, что также отодвинуло осуществление проекта на неопределенное время. Были трудности и с финансированием. Но Зоя решила довести до конца задуманное. За девять месяцев (!) были переписаны и распечатаны все 28 лекций. Учитывая сложность текстов и качество записи это поистине титанический труд. За помощью она обратилась к авестологу Софье Петровне Виноградовой – аспирантке В.И. Абаева – и та, несмотря на загруженность, сделала все от нее зависящее.

И вот на днях издательство «Республика» осуществило выпуск книги «Авеста. Лекции профессора В.И. Абаева с анализом и комментариями». Составителями ее стали кандидаты филологических наук З.А. Битарти и С.П. Виноградова. Издание рекомендовано к печати решением ученого Совета ЮОНИИ им. З.Н. Ванеева и осуществлено согласно проекту гранта Российского гуманитарного научного фонда. Прежде чем сказать несколько слов о самой книге, следует сделать небольшое отступление.

Что же собой представляет Авеста? Это свод религиозных канонических текстов зороастризма, приписываемых полулегендарному Зороастру (Заратустре), являющихся частью первоначального утраченного оригинала. Основные тексты Авесты содержат разделы: «Ясно» («Молитвословие») – литературные тексты; отдельные главы из Ясны известны под названием «Гат» («Песнопения»), по языку и стилю восходящих к более архаичному времени, чем остальной текст канона; «Яшт» («Жертвоприношения») – священные гимны, обращенные к отдельным божествам; «Вендидат» («Защита от демонов») – религиозные и ритуальные установки, содержащие мифологические и легендарные сведения.

Учение Авесты является продолжением древнеарийских традиций и верований четырехтысячной давности, отражавших интересы оседлых ираноязычных племен. Учение Зороастра частично вошло и в более позднюю культуру народов Евразии, отдельные идеи, термины и т.п., наблюдаются и в современной осетинской культуре, в частности, учение Зороастра и осетинские верования строятся на принципах антропоцентризма, когда религия преследует чисто человеческие цели. Специалисты отмечают родство языка Авесты с осетинским и пуштинским языками. По мнению С.П. Виноградовой наиболее вероятное время кодификации свода – IV-VI вв. Авесте предшествовала устная традиция передачи текстов на уже мертвом языке в течение многих веков.

Язык Авесты – зендский язык – один из древних иранских языков, язык богослужения в зороастрийских общинах.

Следует напомнить о фигуре самого Зороастра и об его учении – зороастризме. Традиционно его деятельность относят к VII-VIвекам до нашей эры, но есть и более древние датировки. Ученые локализуют его в древних областях Восточного Ирана и Средней Азии – Бактрии, Согде, Хорезме. Из Авесты известно, что Зороастр много странствовал, а в конце жизни его учение обрело поддержку среди персидских жрецов-магов. Родовое имя Зороастра было Спитама. По мнению В.И. Абаева оно имеет прямую связь с названием одного из осетинских аристократических родов – Сидамонта. Большую известность эта полулегендарная личность получила после выхода в свет книги великого немецкого философа, поэта и музыканта Фридриха Ницше «Так говорил Заратустра». На русский язык книга была переведена в 1900 году.

Зороастризм – религия древних иранцев. В основе учения зороастрийцев лежит вера в противоборстве двух сил – Светлой и Темной, где первая должна побеждать. Человек должен в своей жизни помогать благими делами, словами и мыслями своему творцу и приближать конечную победу Добра и Истины над Злом и Ложью. Большую роль в ритуальной практике зороастрийцев играл священный огонь, поэтому приверженцев этого учения называют «огнепоклонниками». Почитание Огня, Солнца, Света в Зороастризме восходит в общеиндоевропейской традиции и имеет параллели в культуре осетин (Гомарт). В настоящее время Зороастризм исповедуют персы, выселенные в Индию после принятия ислама народами Ирана, Азербайджана, Средней Азии.

Теперь о самой книге. Структурно она подразделена на три части. Первую, вводную часть издания составляют «Мои воспоминания о великом осетине ХХ века – Васо Абаеве», которую написала один из составителей книги Зоя Битарти. И это вполне понятно и справедливо, поскольку она лично хорошо знала корифея осетиноведения. Еще в 1963 году она впервые, будучи студенткой второго курса, слушала научный доклад Василия Ивановича, и была настолько впечатлена, что твердо определилась в выборе профессии: филолог-осетиновед. К тому же именно З. Битарти, как уже было сказано, записала лекции, расшифровала и выступила с идеей опубликовать их одной книгой. На осуществление проекта ушло более 30 лет, но результат этого стоил.

Воспоминания разбиты на четыре эпизода. В них много личного, пережитого. Есть здесь и ситуации, которые открывают нам Васо Абаева с новых сторон, хотя казалось, что все о нем уже написано и проговорено. Например, он каждый день для укрепления памяти заучивал наизусть тексты из Овидия на древнегреческом языке. Также приводится распорядок дня ученого, когда ему было уже за 70 лет, описывается интерьер его квартиры. К слову, именно Зоя Александровна уговорила Василия Ивановича переехать в Цхинвал. С третьего раза был получен положительный ответ. Потом были походы на самый верх юго-осетинского руководства с ходатайством о постройке жилья для ученого. За короткий срок в центре города был поставлен финский дом, а она, вместе с Людвигом Чибировым и Григорием Котаевым за шесть месяцев полностью обустроили его.

В «свой домик» Васо вселился в 1982 году. Здесь он чувствовал себя комфортно, любил здесь жить, удивлялся и радовался тому, что у него есть своя собственность. До начала известных событий он ежегодно приезжал сюда на несколько месяцев. Его посещали друзья и знакомые, с которыми он проводил веселые и содержательные беседы. С ним консультировались, просили совета. Это был совершенно необычный период в жизни юго-осетинской интеллигенции. В один из дней он попросил записать на магнитофон и задиктовал свое завещание: «Всю свою библиотеку я хочу подарить Южной Осетии. Это будет скромный знак моей благодарности Южной Осетии, общественности Южной Осетии за все, что она для меня сделала».

Еще один эпизод касается известного интервью Василия Ивановича одному грузинскому изданию, где он говорит о том, что Южная Осетия административно входит в Грузию и особых причин отделяться нет. Многие помнят, какой резонанс вызвало такое заявление. Приводится диалог между Абаевым и Битарти по этому вопросу, непростая, острая полемика. Как бы то ни было, больше он интервью грузинским СМИ не давал, а вскоре разразился статьей «Патология национализма». К этому же периоду относится фраза ученого: «Оказывается и политика интересная наука, а я всю жизнь занимался приставками и суффиксами».

Второй раздел книги представляет собой собственно лекции Василия Ивановича. Все они четко датированы. Приводится живая речь лектора без всякого рецензирования. Поэтому его излюбленное «вот» может встретиться в предложении до трех раз. Оттого создается впечатление, что видишь живого Гения и слушаешь его отточенную метафоричную речь.

Собственно, это были не лекции в чистом виде, а сочетание трех разных жанров. Это и лекция, предполагающая начитывание некоторой информации. Это и семинарское занятие, носящее интерактивный характер, с преимущественным упором на активность присутствующих. Это и собственно аналитическая, исследовательская работа над текстом, что предполагает индивидуальный характер работы.

Послесловие книги написано С.П. Виноградовой, которая более года скрупулезно и вдумчиво работала над текстами, много раз прослушивая записанный материал. Она пишет: «Данный проект включает в себя подготовку полного курса лекций В.И. Абаева, посвященных «Авесте», в виде монографии и ее опубликование. Таким образом, авестийский лекционный цикл В.И. Абаева будет введен в широкий научный обиход и, став широкодоступным, послужит научным, учебным и справочным пособием для вузовского и послевузовского образования в области иранской филологии, истории, других гуманитарных дисциплин, а также пособием по методике исследования текстов на мертвых языках.

Другого такого лекционного цикла, представляющего собой одновременно и строго научное исследование и полноценное учебное пособие нам неизвестно. Лекции В.И. Абаева подготовили несколько поколений иранистов-аспирантов и научных сотрудников из разных учебных и научных заведений бывшего СССР. И спустя десятилетия лекции В.И. Абаева остаются непревзойденным образцом комплексной междисциплинарной методологии анализа текста на мертвом языке в лингвистическом и экстралингвистическом плане. В них В.И. Абаев формулирует принципы анализа древних текстов по следующим пяти аспектам, «лингвистическому», «филологическому», «текстологическому», «идеологическому» и «реально-историческому»; и применяет эти принципы на практике в ходе анализа древнейших из известных нам текстов на одном из вымерших иранских языков древности – авестийском языке. Это язык священного писания зороастрийцев «Авесты», которая стала «книгой», обрела письменную форму спустя тысячу лет после того, как сформировалась сама религия, остающаяся живой и поныне».

В результате терпения, вдумчивой и упорной работы появился еще один памятник Василию Ивановичу, не имеющий аналога. Правда в 1990 году в Душанбе была издана книга В.И. Абаева «Авеста», но это другая история. Эти тексты в отпечатанном и отредактированном виде передал издателям сам автор.

Следует отметить, что в запасниках Зои Битарти есть еще один цикл лекций В.И. Абаева числом 22, опять же записанных на магнитофонную пленку и посвященных древне-персидскому языку. Учитывая упорный и последовательный характер Зои Александровны, можно предположить, что и этот свод будет должным образом доработан и дойдет до исследователей и всех интересующихся древними языками.

Остается добавить, что книга «Авеста. Лекции профессора В.И. Абаева (1982-1983 гг.)» с анализом и комментариями» хорошо оформлена, качественно отпечатана, снабжена фотографиями. Тираж ее 200 экземпляров.

Батрадз Харебов

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 

Популярно