Грузия – Южная Осетия. Есть ли закулисье в отношении двух стран?

Грузия – Южная Осетия. Есть ли закулисье в отношении двух стран?При всей категоричности утверждения о том, что вопросы, связанные с Грузией, не представляют для нас первостепенной важности, контакты с представителями этой страны все же осуществляются. Это происходит на официальном уровне в рамках Женевских дискуссий и Механизма по предотвращению и реагированию на инциденты (МПРИ), и неофициально – на платформе неправительственных организаций. Однако анализ имеющейся информации позволяет предполагать еще одну возможность для встреч представителей двух стран, при этом скрытую от широкой общественности. Об этом, в частности, недавно заявила и представитель грузинской стороны – экс-министр по вопросам примирения и гражданского равенства (иными словами по вопросам Южной Осетии и Абхазии). Но сначала об известных переговорных площадках.

Опыт Женевы

Встречи в Женеве (Швейцария) являются важным международным форумом для обеспечения предсказуемости ситуации в регионе, об этом свидетельствует и их официальное наименование – «Женевские дискуссии по безопасности и стабильности в Закавказье». Но главная сторона этого международного формата – поддержание прямого диалога Абхазии и Южной Осетии с Грузией.

Первая встреча на берегах Женевского озера состоялась 15 октября 2008 года в рамках договоренностей Медведева – Саркози. В них участвуют представители Южной Осетии, России, Абхазии, Грузии, США при сопредседательстве ЕС, ООН и ОБСЕ. Обсуждение изначально ведется в формате двух рабочих групп – по вопросам безопасности и гуманитарной проблематики. Главной задачей Женевских дискуссий является обеспечение прочной безопасности на территориях независимых Абхазии и Южной Осетии. Но с этим, несмотря на то, что обсуждение ведется уже более десяти лет, пока получается не очень. В частности, делегации Абхазии и Южной Осетии настаивают на необходимости подписания с Грузией юридически обязывающих соглашений о неприменении силы. Россия поддерживает такой подход и готова выступить гарантом обязательств о неприменении силы (в т.ч. совместно с США и ЕС). Тбилиси требует таких обязательств от России, при этом сама от подписания соглашений с Южной Осетией и Абхазией отказывается.

В 2009 году была достигнута договоренность о создании на границах Абхазии и Южной Осетии с Грузией совместных механизмов предотвращения и реагирования на инциденты (МПРИ). В апреле 2009 г. механизм запущен на грузино-югоосетинской границе (с. Эргнет), в июле – на грузино-абхазской (город Гал). МПРИ подразумевают проведение ежемесячных встреч для решения возникающих споров и инцидентов. Создана круглосуточная «горячая линия» связи. В работе механизмов участвуют представители местных структур, отвечающих за правопорядок и безопасность, включая российских военных и пограничников, а также Мониторинговая миссия ЕС.

Эффективность Женевских дискуссий подрывается ежегодным внесением Грузией в Генеральную Ассамблею ООН крайне политизированного проекта резолюции по беженцам и внутренне перемещенным лицам. При этом США отказывают представителям Абхазии и Южной Осетии во въездных визах, лишая их возможности участвовать в обсуждении вопроса. В этой связи с 2011 года абхазская и юго-осетинская стороны отказываются рассматривать данную проблематику в рамках Женевских дискуссий. В результате пункт о возвращении беженцев стал еще одним «камнем преткновения» для успешной деятельности гуманитарной группы в Женеве. Тем не менее, диалог в Женевском формате считается полезным и его участники выступают за его продолжение.

Лейденская банка

Термин, вынесенный в подзаголовок статьи, обозначает первый электрический конденсатор, изобретенный голландским ученым Питером ван Мушенбруком и его учеником Кюнеусом в 1745 в городе Лейдене (Голландия). Спустя ровно 245 лет название этого города в Южной Осетии отозвалось политическим резонансом.

В июле 2010 года представители «Грузино-осетинского гражданского форума», состоявшегося в голландском городе Лейден, подписали обращение к участникам Женевских дискуссий, в котором изложили свое видение налаживания грузино-осетинского диалога. Из 22 подписантов десять человек были осетины, из них семь – граждане РЮО.

В числе предложений, которые были указаны в тексте обращения: предоставить возможность для посещения людьми религиозных святынь и кладбищ по обе стороны разделительной линии между Грузией и Южной Осетией; доступ к полям и пастбищам для жителей осетинских и грузинских сел, который оказался ограничен после войны; возобновление экономических и торговых связей... Отдельной статьей шел призыв обеспечить доступ иностранным гуманитарным организациям в Южную Осетию. «После войны там работает только одна международная организация – Международный комитет Красного креста. В то же время местное население остро нуждается в помощи для решения гуманитарных проблем: восстановление жилья, постконфликтная психологическая реабилитация, поддержка бизнес-инициатив. Призываем власти всех сторон обеспечить свободу доступа гуманитарных организаций в регион, причем организации сами должны иметь возможность решать, въезд с какой стороны будет для них наиболее удобным», – указывали участники «Грузино-осетинского гражданского форума».

В Цхинвале власти посчитали, что это заявление, поддержанное гражданами РЮО, «нанесло вред государственным интересам РЮО и позициям юго-осетинской делегации на Женевских дискуссиях по безопасности в Закавказье». Особенно возмутило представителей власти то, что в обращении форума предлагается всем участникам дискуссий не ставить предварительных условий об определении статуса Южной Осетии. В Цхинвале посчитали, что такой подход дает возможность поставить под сомнение существующий статус РЮО.

Участники грузино-осетинского форумане отделались словесным порицанием, через несколько дней один из подписантов, общественник Тимур Цхурбати был избит группой местных жителей. Добавим, что все участники Лейденского обращения были представителями неправительственных организаций (НПО). В те годы эта сфера была достаточно многочисленной по причине своей финансовой привлекательности. Зарубежные гранты давали возможность относительного безбедного существования.

История бытования НПО в Республике начинается в 1995 году, когда юго-осетинских общественников пригласили в город Батуми (Грузия). Целью было наладить контакты и взаимоотношения через создание институтов с определенным уклоном: по правам человека, конфликтологии, политологии, по проблемам беженцев и т.д. Они финансировались международными фондами и преследовали одну цель – вернуть наших граждан в Грузию. При этом в грузино-осетинских встречах на международных площадках принимали участие как общественники, так и политики.

В последние годы юго-осетинский сегмент неправительственных организаций, получавших западные гранты через Грузию, существенно сузился. Многие руководители НПО закрыли свои организации, сделав это с как можно большим общественным резонансом в соцсетях. Сегодня некоторые из прежних грантополучателей стали руководителями учебных заведений, преподавателями ЮОГУ, журналистами и т.д. И лишь единицы еще остаются в обойме НПО. При этом отметим, что некоторые юго-осетинские неправительственные организации параллельно были зарегистрированы и в Минюсте Грузии и, возможно, по сегодняшний день еще считаются действующими.

Тайны Тбилисского двора

В январе 2017 года министерство по вопросам примирения и гражданского равноправия (ранее министерство по вопросам реинтеграции, а изначально министерство по вопросам урегулирования конфликтов) объявило о так называемой «программе мирной политики Грузии», а в апреле 2018 года Тбилиси провозгласил обращенную к Южной Осетии и Абхазии инициативу под названием «Шаг к лучшему будущему». Официальной целью этой инициативы было объявлено улучшение гуманитарного и социально-экономического положения жителей, вышедших из состава советской Грузии республик. При этом долгие годы считалось, что все эти проекты заканчивались лишь освоением средств, выделяемых западными спонсорами. Но теперь появились сомнения, что все только этим и ограничивалось...

О том, что существуют неофициальные контакты между грузинскими и осетинскими представителями под эгидой официальных властей Грузии заявила экс-министр по вопросам примирения и гражданского равенства Кетеван Цихелашвили. Сделала она это в прошлом месяце на прощальной пресс-конференции для СМИ перед тем, как отбыть на новое место службы послом Грузии в Германии. «За последние 2 года я участвовала в 40 закрытых заседаниях, в таких, которые сами по себе имеют потенциал перерасти в еще более широкий диалог и мирный процесс между грузинами и осетинами», – заявила экс-министр.

По словам Цихелашвили, ни на одном этапе за последние годы, особенно с 2008 года, не было так много грузино-абхазских и грузино-осетинских контактов на всех уровнях, как сегодня. «Вырастали колючие проволоки, но параллельно с этим росли и контакты. Иногда звучит и единичная критика, когда говорят, что этих контактов нет. Они используют ту данность, что часто мы не можем говорить об этих контактах, содержании, месте встреч… Те, кто критикует нас, возможно, это та категория, которая не имеет информации, и это объективно понятно, поскольку мы не всегда можем говорить публично, но есть люди, которые очень хорошо знают, что такие контакты есть», – пояснила бывший грузинский министр. При этом Цихелашвили особо отметила, что существует и обратная связь. «Наиболее важными для меня являются отзывы, которые мы имеем сегодня от абхазского и осетинского общества. Множество встреч, которые состоялись по их инициативе, к тому же и на фоне Covid, мы все сейчас переключены на видеоформат, теперь мы можем говорить об определенных конкретных проектах, в особенности о торговых проектах. Существует интерес, высокий, конкретный, который имеет и имя, и фамилию, но я не могу вам назвать ни одну фамилию», – рассказала экс-министр…

Таким образом, мы видим, что помимо формата Женевы, МПРИ, площадок НПО существует и теневой формат. По крайней мере, на этом настаивает и утверждает грузинская сторона. А это уже существенная угроза для нашего государства, так как посредством подобных контактов однозначно формируется прослойка агентов влияния Грузии в нашем обществе. Тем более, что подобное в нашей новейшей истории мы уже проходили. Так что для соответствующих структур нашего государства это заявление экс-министра Грузии немалый фронт для беспристрастной работы. При этом подобные утверждения либо надо подтвердить, либо опровергнуть.

Л.Джиоев


Опубликованно: 29-07-2020, 15:22
Документ: Аналитика > http://respublikarso.org/analytics/3248-gruziya-yuzhnaya-osetiya-est-li-zakulise-v-otnoshenii-dvuh-stran.html

Copyright © respublikarso.org
При копировании материалов, гиперссылка обязательна.

Вернуться назад