Быть или не быть частной собственности на землю в Южной Осетии – дилемма, не требующая спешки в своем разрешении

Быть или не быть частной собственности на землю в Южной Осетии – дилемма, не требующая спешки в своем разрешенииВопрос собственности на землю сегодня в Южной Осетии не стоит на повестке дня. Но мы должны понимать, что его актуализация произойдет неизбежно. Вместе с тем, и это приходится констатировать с сожалением, де-факто часть земель в Республике уже находится в частном владении. Хотя юридически, как таковой, частной собственности на землю в нашей стране не существует.

В Парламенте Южной Осетии на одном из заседаний парламентского Комитета по экономике, малому предпринимательству и сельскому хозяйству состоялось рассмотрение проекта закона «О внесении изменений в закон Республики Южная Осетия «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество, сделок с ним и кадастровом учете». Во время обсуждения глава Комитета Инал Джиоев поинтересовался у министра юстиции З.Лалиевой, принимавшей участие в заседании, как принятие данного проекта закона повлияет на курортную зону Дзауского района. «Насколько я знаю, курортная зона является собственностью государства, а не района. В Дзауском же районе эти земли раздаются направо и налево, хотя 25 лет их никто не трогал, так на каком основании это делается и существует ли для этих действий какая-либо нормативно-правовая база?», – задал вопрос И.Джиоев.

Как отметила Залина Лалиева, на сегодняшний день в Минюсте пока идет реформа, которая и должна разграничить сферы полномочий и определить границы каждой административной единицы.«После проведения реформы мы будем иметь ответ, какой статус – республиканский или административный, будет иметь то или иное здание или территория. А пока что, согласно Конституции, все земли Южной Осетии являются государственной собственностью и не могут быть проданы. По закону они могут передаваться только в аренду или пожизненное пользование, и то только те земли, которые имеют административный статус», – пояснила глава Минюста.

По ее словам, на сегодняшний день, все земли в Южной Осетии находятся в собственности государства, и, соответственно, главы администраций районов не могут распоряжаться республиканской собственностью.

Необходимо отметить, что проблема землевладения и землепользования в Южной Осетии, как, впрочем, в любой горной стране, стоит очень остро. Территория РЮО составляет всего 3900 квадратных километров, из них только 800 кв км пригодны для жизнедеятельности человека. При этом 85% территории находится на высоте более 1000 метров над уровнем моря, что делает проблемным любое сельхозпроизводство.

Земли пригодной для сельского хозяйства в Осетии всегда было недостаточно. Издавна существовала поговорка: «Земля стоит столько, сколько на ней может разместиться быков». Это с учетом того, что в горах единицей измерения ценностей являлась тягловая сила. Земля была настолько ценной, что ее разрешалось передавать другому владельцу только в качестве платы за кровь убитого. В другой форме – скажем, выкуп за невесту или дарение, она не практиковалась. Да и собственно продажа земли была редким явлением.

Частная собственность на землю была отменена Советской властью. Считается, что сделано это было в политических целях, чтобы изжить зажиточную прослойку на селе. Богатые землевладельцы, а позже и середняки не горели желанием поддерживать власть большевиков, поэтому должны были быть ликвидированы как явление действительности. А те земельные владения, которые имелись в пользовании граждан – были как временная собственность, за пользование которой взимался земельный налог. И хотя до Октябрьского восстания 1917 года большевики ратовали именно за частную земельную собственность для крестьян: «Земля крестьянам, фабрики – рабочим!» – этот лозунг так и остался формальностью, вся собственность стала государственной и к ней, те же крестьяне и рабочие отношение имели исключительно опосредственное.

В Российской Федерации право на индивидуальное владение землей было возвращено гражданам в 1993 году. Неоднократно предложения о вводе частной собственности на землю звучали и в Южной Осетии. Но поддержки эта инициатива не получила. Наиболее последовательным противником приватизации земельных ресурсов на государственном уровне выступала Компартия РЮО. Основанием для этого, в частности, было и то, что землю через подставных лиц могут скупить иностранцы, в том числе и представители грузинского бизнеса. А это уже возможность влиять на экономическую сферу нашего государства.

Эти опасения подтверждались и косвенными фактами. Так, в 90-ы годы введение частной собственности в Республике лоббировалось определенными силами. Этот вопрос был вынесен на заседание Парламента, но не был одобрен большинством депутатов. Как рассказывал депутат, глава Компартии РЮО, С.Кочиев, не успел он выйти из зала заседаний, где шло голосование и дойти через коридор до своего рабочего кабинета, как раздался звонок из Тбилиси. Звонил тогдашний глава грузинских коммунистов Пантелеймон Георгадзе, его интересовало то, по какой причине югоосетинские депутаты отклонили законопроект о земле.

В соседней Грузии частная собственность была введена практически сразу же после десоветизации страны. Однако, особого процветания грузинские крестьяне не достигли. Большая часть земель была перекуплена крупными собственниками, хотя менталитет грузинского крестьянина-глехи с трудом мирился с мыслью о потере земли. Сегодня в соседней стране землей владеют собственники из Казахстана, Индии, Великобритании, США и даже… Южно-Африканской Республики. Таковы опасности ввода частной собственности на землю.

В связи с перспективой привлечения в Республикусторонних инвестиций вопрос необходимости введения частного землевладения в последние годы актуализировался. На необходимость изменения законодательства РЮО в этой области указывалось неоднократно и российской стороной. В свое время, говоря об адаптации законодательства в сфере землевладения ксовременным требованиям, экс-заместитель министра регионального развития России С.Верещагин отметил: «С нашей точки зрения, законодательство РЮО требует серьезных доработок. Нет системы земельного кадастра. Земля государственная. Никакой инвестор не придет сюда, не будучи уверенным, что завтра эту землю не экспроприируют… Российский бизнесмен готов прийти на понятные правила игры, это – земля, налоговые преференции, административная помощь и персонал…».

Позицию российской стороны понять можно. Владение участком земли, на котором расположено производство, один из механизмов защиты инвестиций. Вместе с тем позволим себе заметить, что отсутствие частной собственности на землю не является таким уж ощутимым препятствием для инвестора. На самом деле инвестора ограничивают не только вопросы юридического оформления, но, прежде всего, вопросы, связанные с его ежедневной экономической деятельностью. Это контроль со стороны различных ведомств, необходимость отчитываться перед разного рода службами, соответственно, все это налагает коррупционный оттенок на потенциальную экономическую деятельность. Поэтому проблема не столько в отсутствии част ной собственности на землю, сколько в экономическом климате региона. Иными словами, для инвестора, намеревающегося построить в Республике фабрику, важно не столько наличие окончательно либерализованного экономического законодательства, сколько строгое исполнение уже принятых законов.

Отметим, что отсутствие частной собственности на землю отнюдь не является препятствием для развития экономики. Отдельно вэтом аспекте можно рассмотреть Китай– страну победившего социализма, ведущую экономику мира, где досих пор существует однопартийная система. Частной собственности наземлю вКитае нет. Владеть землей нельзя, однако можно купить право ееиспользования на50 лет и даже на70 лет. Тоесть китайские коммунисты, попросту заменили формулировки взаконодательстве, нонаделили граждан правом вкладывать частный капитал вземлю.

В Южной Осетии землю пока можно взять в бессрочное пользование или арендовать у государства сроком на 49 лет. При этом, стоимость аренды земли здесь одна из самых низких на постсоветском пространстве. Однако, полагаем, что вопрос частного владения землей в РЮО на законодательном уровне будет решен не скоро. И, прежде всего, по причине общественного настроя, категорически не приемлющего раздачу земель. Впрочем, такое восприятие частной собственности на землю характерно для всего постсоветского пространства. Это сложный комплекс из представлений, доставшихся в наследство от советской эпохи, и современных страхов в сочетании со слабой экономикой, несовершенным законодательством. Поэтому в условиях, когда ни государство, ни общество не готовы к частной собственности в сфере землепользования, форсировать земельную реформу ни к чему – вместо преобразования можно получить вал имущественных или даже социальных конфликтов. Да и в Грузии очень ждут такого нашего решения…

Л.Джиоев


Опубликованно: 03-12-2018, 12:53
Документ: Аналитика > http://respublikarso.org/analytics/2321-byt-ili-ne-byt-chastnoy-sobstvennosti-na-zemlyu-v-yuzhnoy-osetii-dilemma-ne-trebuyuschaya-speshki-v-svoem-razreshenii.html

Copyright © respublikarso.org
При копировании материалов, гиперссылка обязательна.

Вернуться назад