Пригородный район Северной Осетии не приемлет поспешных решений или о чем вообще разговор, друзья-товарищи…

Пригородный район Северной Осетии не приемлет поспешных решений или о чем вообще разговор, друзья-товарищи…Притязания ингушей на Пригородный район РСО-Алании и город Владикавказ имеют давнюю и устойчивую традицию. Это уже часть национальной идеологии народа и основа экстремистских воззрений определенного сегмента ингушского социума. Периодически эти реваншистские настроения выливаются в кровавые действия. События осени 1992 года, когда ингушские молодчики попытались вооруженным путем захватить села Пригородного района тому свидетельство. Впрочем, сегодня наряду с открытой демонстрацией агрессивности, прослеживается новая тенденция – намерение реализовать долгосрочный план «мирной» аннексии Пригородного района.

Стратегия опасений

В начале августа Президент В.Путин встретился с главой РСО-Алания В.Битаровым. На встрече обсуждались обширные вопросы социально-экономического развития Северной Осетии. Но нам бы хотелось обратить внимание на один эпизод беседы.

Говоря о состоянии дел в РСО-Алании В.Битаров рассказал, что региональные власти принимают меры, чтобы «развивать республику исоблюдать спокойствие вреспублике». «Всвязи сэтим была проделана большая работа… Полтора года вели работу над анализом внутренних ресурсов республики, целевых ресурсов. Совместно сЛеонтьевским центром Санкт-Петербургасоздали рабочую группу справительством Республики, провели анализ иразработали стратегию социально-экономического развития Республики до2030года», – сказал В.Битаров во время встречи с Президентом России.

У общественности не только Северной, но и Южной Осетии вызывает настороженность упомянутая В.Битаровым «Стратегия социально-экономического развития РСО-Алания». И надо сказать, что этот документ активно обсуждается сегодня в социальных сетях. Формально все выглядит пристойно. В трехсотстраничном монументальном труде масса программ, цифр, графиков, описаний, предложений и прогнозов. Ожидается, что этот документ станет руководством к тому, как сделать регион процветающим и привлекательным для инвестиций. Но, как говорится, дьявол кроется в деталях, так как между строчек экономических выкладок просматриваются и политические мотивы.

Особое внимание экспертов вызвал небольшой раздел под амбициозным названием «Синергия РСО-Алания с регионами Северного Кавказа», в котором, по мнению критиков, красной линией проходит тема осетино-ингушских отношений и создание «единого центра принятия политических решений». В особенности вопросы вызывает приоритетная программа «Владикавказская агломерация» с участием населенных пунктов восточной части Пригородного района и «упрощение пропускного режима на пограничных постах в районе Чермена». В основе всех этих выкладок, полагают независимые эксперты, намерение создать общее экономическое пространство с Ингушетией в Пригородном районе, да еще с элементами совместного (!) администрирования.

При ознакомлении с этой информацией, активно распространяемой и в блогосфере, мы было подумали, что все это очередной этап информационной борьбы против главы Северной Осетии В.Битарова, что уже случалось. Но при внимательном изучении темы, стало очевидно, что определенные опасения по поводу вольного подхода к некоторым вопросам разработчиками Стратегии имеются.

Скрытый мотив?

Разработчики Стратегии всячески указывают на экономические приоритеты документа. Директор Агентства развития РСО-А, которому поручено претворять в жизнь Стратегию, П. Игнатьев в этом вопросе весьма категоричен. «Я буду говорить очевидные вещи. В современном мире невозможно выстраивать экономику региона без понимания экономического окружения и без взаимодействия. Экономическое сотрудничество с соседями, в том числе с Ингушетией, будет развиваться. В Северной Осетии есть бизнесмены, которые работают с Ингушетией. Я искренне не понимаю, какой смысл это отрицать? Бизнес будет работать так, как ему экономически выгодно. Оснований для сотрудничества достаточно. Либо у нас что-то не производится, и мы это закупаем у соседей, либо у нас это получается дороже. Из Осетии в Ингушетию мы тоже отправляем некоторые продукты производства и услуги оказываем. Торговый обмен есть. Еще раз, какой смысл отрицать очевидное?» – считает П.Игнатьев.

При этом, он же высказал понимание критического отношения к этой Стратегии со стороны части осетинского сообщества. «Я понимаю сложность истории отношений с восточным соседом. Но эта сложность не отменяет имеющихся уже сегодня экономических и социальных связей, возможностей для улучшения качества жизни людей в обеих республиках. Есть ингуши, которые живут в Осетии, есть осетины, которые живут в Ингушетии – это факт», – уверен П.Игнатьев.

В этом утверждении нас удивил пассаж об осетинах, «которые живу в Ингушетии». Уже одно это свидетельствует о том, что П.Игнатьев не осознает полностью всех аспектов ситуации в регионе.

В высказываниях т.н. «смотрящего» П.Игнатьева есть свои подводные камни. Конечно же, развивать экономические связи с соседями необходимо и этим успешно занимаются отдельные северо-осетинские бизнесмены. Но не понятно, почему Стратегия развития Северной Осетии отдает приоритет сотрудничеству именно с Ингушетией. Почему аналогичный акцент не делается на деловых связях, прежде всего, с Кабардино-Балкарией, которая всегда приводится в пример при упоминании сельского хозяйства и промышленности, или активно развивающейся Чечней? Неужели только в экономическом сотрудничестве с восточным соседом заключается потенциал и путь к экономическому успеху для севера Осетии? Без вариантов?

Еще большее удивление у критиков Стратегии вызывает положение о созданииединого центра принятия политических решений, подразумевающий участие представителей РСО-Алании и Ингушетии. Понятно, если бы создавался какой-то координационный ситуационный центр, который бы «гасил» конфликты на бытовой почве, возникающие в Пригородном районе. Например, из числа сотрудников правоохранительных органов общественности и особенно старейшин двух республик. Так нет же, предполагается создание центра принятия именно политических решений (!). Какие решения могут принимать в отношении Осетии представители Ингушетии?! О чем вообще разговор?!. Надо ли говорить, что после этого пункт о «выявлении общих интересов системы расселения» осетинских селений с ингушским населением Чермен, Майский, Новое, с ингушской же Назранью уже не вызывает удивление.

Эволюция документа

Очевидно, критика достигла и кабинетов, где разрабатывалась стратегия. Поэтому П.Игнатьев в интервью информационному порталу «15 регион» говорит уже о создании Республиканского Координационного центра: «В следующей версии для ясности Координационный Центр будет называться Республиканским Координационным Центром». Этим уже как бы подчеркивается, что обсуждаемый орган будет не единым осетино-ингушским, а чисто осетинским. Игнатьев утверждает, что «изначально речь не шла, а также не будет идти и дальше ни о политической, ни тем более о географической интеграции».

Однако «Стратегия развития РСО-Алания до 2030 года» в ее начальной редакции абсолютно конкретна: Основной задачей рассматриваемого этапа стратегического планирования является нормализация и активизация межрегиональных отношений между Республикой Северная Осетия-Алания и Республикой Ингушетия. Первоочередная задача текущего этапа – формирование единого центра принятия политических решений (координационного органа) и мониторинга реализации мероприятий». Может быть, П.Игнатьев имеет ввиду какую-то другую Стратегию? Дело в том, что в том проекте, который размещен на сайте Правительства РСО-Алания от 29 августа 2018 года мы видим новую редакцию Стратегии. И здесь уже нет абзаца о центре принятия политических решений.

И еще. Разработчики Стратегии настолько уверились в отсутствии экстремистского подполья в Ингушетии, что предлагали в первоначальном варианте даже упростить режим пропуска на границе Северной Осетии и Ингушетии. А ведь последний крупный теракт во Владикавказе произошел относительно недавно, в сентябре 2013 года, мы уже не говорим о многочисленных диверсиях на пропускном посту между Ингушетией и Северной Осетией. Но П.Игнатьев приводит по этому поводу свои аргументы, далекие от понимания всего спектра проблемы. «Пропускную систему нужно оптимизировать, чтобы не стоять на пропускном пункте (у с.Чермен – прим.ред.) несколько часов, как на Верхнем Ларсе. Существующий способ реализации мер безопасности не создает Северной Осетии имидж туристически привлекательного места», – считает чиновник, которому вменяется в обязанность претворять положения документа на практике.

Отметим, что в новой редакции положение о упрощении пропускного режима в районе селения Чермен звучит уже несколько иначе – «поддержание необходимого уровня безопасности на участке автомобильной дороги федерального значения «Кавказ» в районе населенного пункта с.Чермен». Нет в проекте теперь упоминания и «об общих экономических интересах» населенных пунктов Пригородного района с ингушским населением и Назранью.

При этом, относительно тезиса о «туристически привлекательном месте», обозначенного П.Игнатьевым, были серьезные сомнения относительно того, что со стороны Ингушетии в РСО-Аланию и обратно идет существенный туристический трафик. А вот со стороны Кабардино-Балкарии (КБР) этот поток есть, однако разработчики Стратегии не педалируют упрощение режима пропуска на посту на административной границе с КБР. Все, кто проезжал через этот пункт контроля согласятся, что именно здесь и возникают сложности у туристов, направляющихся из других регионов России в Северную Аланию.

Двойственность политики умиротворения

Неудивительно, что все положения Стратегии, на которые мы указали выше, дали некоторым экспертам в Северной Осетии основание считать этот документ с «двойным дном». «Нисколько не умаляя важности сохранения спокойствия в регионе, считаем, что в данном виде Стратегия больше похожа на удачное лоббирование Ингушетией собственных интересов в Москве при политическом попустительстве властей республики», – пишет аналитик информационного агентства «Градус».

В этой ситуации необходимо понимать, что В.Битаров формально чиновник, которого на руководство регионом поставил федеральный центр. И в своих действиях он должен руководствоваться, прежде всего, интересами федеральной политики. А в Москве справедливо полагают, что в регионе должен быть приоритет безопасности. На этом аспекте сделал акцент и сам В.Битаров на встрече с Путиным, отметив, что северо-осетинские власти «принимают меры, чтобы развивать республику исоблюдать спокойствие вреспублике».

Мы далеки от того, чтобы думать, что В.Битаров допускает даже мысль о территориальных уступках. В беседе с руководителями северо-осетинских СМИ он коснулся этой темы, назвав подобные предположения, высказываемые в прессе, домыслами. «Перестаньте читать бред. Кто на себя возьмет такую ответственность, будучи осетином или даже руководителем республики, чтобы хотя бы один квадратный метр из республики передать кому-то? Я думаю, что никто!» – был категоричен глава Северной Осетии. При этом он отметил, что для него главное, чтобы «матери, проживающие в Пригородном районе, отпускали своих сыновей из дома и знали, что они вернутся домой». И отметил, что два народа всегда жили, и будут жить вместе.

Однако хотелось бы, чтобы желание установить межнациональную гармонию в Пригородном районе, где проживают ингуши, не превратилось в политику уступок. А то, что такая политика постепенно обретает свои контуры, свидетельствуют не только положения Стратегии. В этом русле и недавний призыв одного из чиновников, предложившего интегрировать жителей ингушской национальности во властные структуры Северной Осетии. Едва ли это был призыв, основанный только на внезапном импульсе.

По переписи населения 2010 года осетины в РСО-Алании составляют 64,5% (459 688 человек), русские 20,6% (147 090 человек), ингуши 4,0% (28 336 человек), армяне 2,3% (16 235 человек), кумыки 2,3% (16 092 человек) и грузины 1,3% (9 095 человек). При этом в Пригородном районе – месте компактного проживания ингушей в Северной Осетии – этот народ имеет свое полноценное представительство. Так, в двух населенных пунктах Пригородного района (с.Майское и с. Куртат) должности глав занимают лица ингушской национальности, количество сотрудников ингушской национальности в администрациях сельских поселений и района составляет 9 человек. Также в 5 школах Пригородного района должности директоров занимают ингуши, а количество учителей ингушской национальности достигает цифры 182 человека. Далее, количество медицинских работников ингушской национальности в Пригородном районе составляет 18 человек – 4 врача, 11 медсестер, 3 санитарки. Количество сотрудников-ингушей РУВД в населенных пунктах Пригородного района составляет 68 человек. Может ли тот же П.Игнатьев привести примеры подобного представительства осетин в Ингушетии, раз уж, по его мнению, там проживают осетины?

Опасность иллюзий

Ни один здравомыслящий человек не может быть против участия гражданина своей республики в жизни сообщества, где он проживает. В том числе и ингушей. Но дело в том, что в определенных кругах нашего восточного соседа подобное представительство рассматривается, как возможность через участие во властных структурах РСО-Алании, повлиять именно на судьбу Пригородного района.

Понятно, что всевозможные аналитики или «знатоки», типа того же П.Игнатьева, это наше утверждение могут посчитать опасным заблуждением. Но, извините, то, что ингуши ставят одним из своих национальных приоритетов возврат Пригородного района в состав Ингушетии, не скрывает и руководство этой Республики. Об этом, в частности, заявляет глава Ингушетии Ю.Евкуров. Цитируем: «…Точку в этом конфликте (ингушско-осетинском – прим.ред.) можно поставить только тогда, когда Пригородный район вернется обратно в состав Ингушетии, когда он будет ингушским. …Я подчеркиваю еще раз – точка может быть поставлена тогда, и это не мое мнение… Я это подчеркивал и говорю, что пока жив хоть один ингуш на свете, он никогда не согласится, что эта земля другой республики, другого народа. Это наша земля, и, конечно, все это понимают», – сказал глава Ингушетии в интервью «Эхо Москвы». Какие еще вам нужны доводы, господа стратеги?

При этом в данном высказывании есть два пункт, на которые бы хотелось обратить внимание. Первое то, что хороший юрист найдет в высказывании Ю.Евкурова утверждение о неизбежности перекройки внутренних границ России, что уже отдает экстремизмом. Второе – уверенность политика в том, что «все понимают», кому принадлежит Пригородный район РСО-Алании. Но, товарищ Евкуров, это далеко не так. Приведем мнение человека, который представляет родственный ингушам народ, президента Чеченской Республики Р.Кадырова.

В эфире телеканала «Грозный» он назвал Пригородный район исконной землей осетин и призвал ингушей оставить на него свои притязания.«Ингуши наши кровные братья, но им вечно не хватает земли. Мы прекрасно помним, что именно в Назрани затеяли конфликт 92-го года, который позже ингушами был назван геноцидом», – сказал Кадыров, говоря о событиях осени 1992 года. Глава Чечни также отметил, что с Пригородным районом Северной Осетии, которые ингуши считают своим,«не все так просто,поэтому ингушам стоило бы оставить осетин в покое и жить в мире со всеми, в том числе и с нами», – убежден чеченский лидер. По словам Кадырова, некоторое время Пригородный район принадлежал Ингушетии. «Но исторически – это исконная земля осетин», – заявил Кадыров.

Нынешний ингушский расклад, подходящий под шахматный «армагеддон»1, весьма понятен. Потерпев крах планов насильственного захвата Пригородного района в 1992 году, ингушские национал-реваншисты меняют тактику. И фактически вступают в последний, но затяжной бой. Отсюда стройка Аланских ворот, «возрожденный» Магас, памятники аланским воинам, пересмотр своей истории… Своей главной задачей (и об этом говорится открыто) ингуши видят и в изменении демографической ситуации в Пригородном районе. И имеющиеся данные о росте численности ингушского населения здесь говорят о том, что этот процесс идет по нарастающей. Ну а после достижения абсолюта неизбежно как раз и будет поставлен вопрос о статусе района. А к тому времени вариант прямого управления Пригородным районом федеральными структурами уже не будет казаться фантастикой. Тем более, если к этому решению центр подтолкнет инспирированная межэтническая напряженность… Таковы пока неутешительные прогнозы. Поэтому, в заключение хочется еще раз высказать надежду, что непонятные усилия по сохранению спокойствия в регионе невзначай не создадут почву для реализации территориальных притязаний на наши земли. Потому что очередной цугцвангКавказ может уже не выдержать…

Пригородный район Северной Осетии не приемлет поспешных решений или о чем вообще разговор, друзья-товарищи…

Л.Джиоев

1«Армагеддон» в шахматах– решающая партия, при которой белых устраивает только выигрыш, в случае ничьей, чёрные признаются выигравшей стороной.


Опубликованно: 17-09-2018, 16:29
Документ: Аналитика > http://respublikarso.org/analytics/2213-prigorodnyy-rayon-severnoy-osetii-ne-priemlet-pospeshnyh-resheniy-ili-o-chem-voobsche-razgovor-druzya-tovarischi.html

Copyright © respublikarso.org
При копировании материалов, гиперссылка обязательна.

Вернуться назад