Транзит с условием фактического признания независимой Алании

Транзит с условием фактического признания независимой Алании«Через Абхазию и Южную Осетию наконец-то проложат торговые коридоры», – с таким кричащим, полным оптимизма заголовком недавно вышла статья в российской газете «Коммерсант». Материал был посвящен итогам переговоров в Праге заместителя министра иностранных дел РФ Г. Карасина и спецпредставителя премьер-министра Грузии, посла З. Абашидзе. Встреча состоялась в пятницу, 7 июля. Однако уже через два дня, 10 июля в Москве прошли консультации глав МИД России и Южной Осетии С.Лаврова и Д.Медоева. И итоги этих переговоров показали, что до того времени, когда по ТрансКАМу запылят трейлеры с иностранными номерами, еще очень далеко. Но обо всем по порядку.

Вопрос транзита через территорию РЮО был актуализирован в первой декаде февраля 2017 года после традиционной российско-грузинской встречи в формате «Карасин – Абашидзе». Это одна из немногих площадок, на которых все еще обсуждаются вопросы взаимоотношений между Россией и Грузией. В этот раз представители сторон сообщили о реанимации договора о торговых коридорах. Речь идет о «Соглашении между правительством Российской Федерации и правительством Грузии об основных принципах механизма таможенного администрирования и мониторинга торговли товарами» от 9 ноября 2011 года. Напомним, что данный Договор был оформлен в результате сложных переговоров по вступлению России в ВТО: после встречи с президентом США Б. Обамой тогдашний лидер Грузии М.Саакашвили снял вето на вступление РФ в организацию – но с условием, что через территории Абхазии и Южной Осетии пройдут торговые коридоры из России в Грузию, а стороны пригласят международных посредников, которые будут контролировать поток грузов и маркировать их.

Однако было понятно, что без согласия властей Республики, через территорию которой и должен будет проходить транзитный грузопоток, фактическая реализация Договора о транспортных коридорах невозможна. Предыдущий глава государства Л.Тибилов был сдержан в комментариях, заявив, что этот вопрос Южной Осетией не рассматривается, «поскольку официально к нам никто не обращался». Свое специальное заявление, более конкретное, сделал и МИД РЮО. Вместе с тем в Южной Осетии вероятность транзита считалась достаточно высокой, наверное, именно в связи с такой перспективой было высказано намерение организовать таможенный пост на границе с Грузией в Ленингорском районе.

То, что в Москве и Тбилиси намерены довести тему транзита до логического оформления, говорит и тот факт, что переговоры продолжились снова через несколько месяцев. Зураб Абашидзе и Григорий Карасин в Праге 7 июля договорились завершить консультации по имплементации (реализации) соглашения 2011 года и перейти к оформлению контрактов со швейцарской фирмой SGS, которая будет контролировать движение товаров и грузов из России в Грузию и обратно через «торговые коридоры» по территории Абхазии и Южной Осетии. Для этого в ближайшее время будет сформирована трехсторонняя российско-грузино-швейцарская рабочая группа по имплементации соглашения. «Мы договорились, что консультаций на этот счет больше не будет: пора перейти к оформлению конкретных соглашений», – об этом после завершения многочасовых переговоров в столице Чехии рассказал З. Абашидзе. По словам спецпредставителя грузинского премьера, ему остается обсудить с Карасиным сроки заключения контрактов (каждая страна – по отдельности) с SGS, представители которой встанут по обе стороны «торговых коридоров» для мониторинга движения грузов. С российской стороны в пограничном пункте Н.Зарамаг, а с грузинской – у селения Эргнет Горийского района или в селении Одзиси Мцхето-Тианетского района Грузии.

В русле транзитной темы прошла встреча и министров иностранных дел РФ и РЮО С.Лаврова и Д.Медоева. Высказывались предположения, что она была инициирована по причине беспокойства юго-осетинской стороны, которая хотела бы получить разъяснения по итогам переговоров Карасин – Абашидзе. Однако не надо забывать, что в соответствии с Договором о союзничестве и интеграции Россия и Южная Осетия «проводят согласованную внешнюю политику, которая предполагает взаимный учет интересов сторон».

То, что тема транзита на переговорах в Москве была центральной, показала и совместная пресс-конференция, на которой разговор о транспортных коридорах превалировал. «Мы подробно информировали наших друзей, в том числе в свете итогов прошедшей накануне встречи Григория Карасина, и Зураба Абашидзе в Праге. Мы с Дмитрием Николаевичем Медоевым обменялись мнениями по аспектам, связанным с организацией транзиторной торговли в регионе. Такие планы есть, они вроде бы вызывают достаточно высокий интерес, и представители Южной Осетии подтвердили готовность участвовать в этой работе. Мы высоко ценим такую конструктивную позицию Южной Осетии, без которой, это всем понятно, проект транзита реализован быть не может», – сообщил министр иностранных дел России Сергей Лавров.

Позицию руководства Государства Алания по вопросу транзита высказал и глава МИД РЮО. «Хочу определенно заявить, что Президент Республики Южная Осетия, находясь на Санкт-Петербургском экономическом форуме, сделал по этому поводу важное заявление, на котором Южная Осетия будет стоять: Южная Осетия готова участвовать в этом проекте в качестве равноправной стороны, и если такой подход будет приемлем для других, то мы не видим никаких препятствий для участия в этом проекте», – отметил Д.Медоев.

Вопрос организации транзита грузов стоит давно. Другое дело, что каждая из сторон, участвующих в создании транспортного коридора имеет на этот счет свое видение «плюсов» и «минусов».

Россия

Есть мнение, что Москва инициирует этот вопрос, в первую очередь, в связи с важным для нее сообщением с другим своим союзником в Закавказье – Арменией, которая, по причине своей оторванности от РФ, постепенно «дрейфует» в сторону Запада.

Однако, существует мнение, подвергающее сомнению приоритет транспортного сообщения для Еревана именно в российском направлении. Действительно, в настоящее время существует несколько альтернативных транспортных путей, связывающих Армению с внешним миром. Помимо транспортного коридора через Верхний Ларс, есть еще морской путь Батуми-Новороссийск. Турецкий транзит идет через Черное море, а вскоре будет и Иранский транзит. В этом направлении, помимо морского пути через Каспий, достигнуто принципиальное соглашение о сухопутном транзите из Ирана через Азербайджан на Дагестан.

Но, без сомнения, именно транспортная связь с Россией еще долгое время будет оставаться для Еревана приоритетной. И дело здесь, конечно же, не столько в экономике, сколько в политической и гуманитарной сфере. Не надо забывать, что Ереван не только стратегически связан с Россией, здесь проживает большая армянская диаспора, которая активно участвует в экономической и политической жизни страны.

И еще немаловажный фактор. Сегодня Москва по возможности старается наладить нормальные взаимоотношения с Тбилиси. Прежде всего, в сфере экономики и культурных связей. В последние годы заметен рост торгового товарооборота, за первые пять месяцев нынешнего года он увеличился на 40% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Грузинский экспорт в РФ увеличился в 3,3 раза. Для дальнейших позитивных изменений в этом направлении транзит через РЮО просто необходим, так как в зимний период перевалка грузов из Грузии в Россию крайне затруднена по Военно-грузинской дороге.

Грузия

Кажется, что менее всего пользы от открытия транзита через Абхазию и Южную Осетию у Тбилиси. Прежде всего, по причине того, что исполнение Соглашения о транспортных коридорах предполагает признание Южной Осетии и Абхазии самостоятельной таможенной территорией. Даже если Тбилиси это не будет признавать де-юре, это произойдет де-факто, с того момента как только трейлеры пересекут пограничный пост и въедут на территорию РЮО. Любой большегрузный автомобиль или пассажирский автобус с грузинскими номерами становится объектом для оформления юго-осетинской таможни. Хотя вероятнее всего грузинские власти категорически запретят своим грузоперевозчикам проезжать по территории РЮО. Но как бы то ни было, даже сам факт организации грузинской таможни на линии разграничения с РЮО, означает признание существования государственной границы. Ведь таможня никогда не ставится на линии разделения между внутригосударственными территориями, каковой в Тбилиси считают Южную Осетию.

Поэтому выдвигается предположение, что грузинская сторона не собирается реализовать Соглашение о транспортных коридорах, так как это предполагает внутриполитические проблемы для действующей в Грузии власти. Однако то, что официальный представитель Тбилиси активно участвует в переговорах по транзиту, при кажущейся незаинтересованности Грузии в этом вопросе, позволяет предположить, что преференции от этого Соглашения для грузинской стороны все же предполагаются. Никто не убедит нас в том, что З.Абашидзе дважды встречался с Карасиным в течение полугода по вопросу транзита только ради «галочки».

Южная Осетия

Прошедший в начале июня Петербургский международный экономический форум отметился для Южной Осетии не только различными встречами и налаживанием контактов на высшем уровне, но и рядом заявлений Президента РЮО А.Бибилова. В частности, об обязательном условии возможности возобновления транзита через территорию Южной Осетии. Глава государства заявил, что Цхинвал готов обеспечить транзит грузов между Россией и странами Закавказья, но только как равноправный партнер. «Речь идет об открытии дороги, которая соединяет не только Грузию, но и Армению, Азербайджан, Иран, Турцию… Но мы должны понимать, что в этом проекте, не знаю, согласится или не согласится грузинская сторона, в любом случае Южная Осетия должна быть представлена как полноценный партнер, как государство, через которое проходит эта транзитная дорога, и, соответственно, отношения должны быть построены на этом равноправии», – пояснил Бибилов.

В случае реализации Соглашения о транспортных коридорах через территорию РЮО грузы будут проходить не только из Армении, Турции или Ирана, но и из самой Грузии. Все это создаст возможность для поступления существенных таможенных поступлений в казну страны. Будет развиваться и придорожная инфраструктура.

Собственно говоря, положительные и отрицательные стороны транзита для нас известны. В период руководства новой Грузией Эдуардом Шеварднадзе через Южную Осетию шел полноценный поток грузов: спирт, сигареты, продовольствие, ГСМ. Символом этого времени стал торговый рынок, устроенный у пограничного с РЮО грузинского селения Эргнет. Поэтому хотелось бы указать и на отрицательные явления, сопутствующие этому начинанию.

Для нас открытие транзита, в первую очередь, связано с вопросами безопасности, и, кто бы какие заверения не делал, открытие свободного транспортного сообщения и, как следствие, возможность доступа на территорию РЮО будет использовано грузинскими спецслужбами. А это агентурная вербовка, теракты, похищение людей… Кроме того, беспокойство вызывает и неизбежная криминализация сферы контроля за транспортными потоками. Снова утвердится и такое понятие, как «сопровождение», когда добровольно или вынужденно грузоперевозки нанимают сопровождающих из числа местных жителей. Этакий неформальный рэкет. В этом же ряду и проблемы экологии, в виде загазованности территории вдоль автотрассы, которые являются не менее актуальными.

Необходимо учитывать и еще немаловажный нюанс. Соглашение о транспортных коридорах предусматривает «физическое присутствие» сотрудников компании третьей страны на границе РФ и Южной Осетией (КПП «Нижний Зарамаг»), где иностранцы смогут мониторить движение любых, в том числе военных грузов. А это уже фактически контроль за всем, что будет завозиться в страну. Едва ли можно быть уверенным, что швейцарцы будут соблюдать конфиденциальность получаемой информации, ведь соглашение предусматривает именно получение сторонами (Россия и Грузия) всей информации по перемещаемым через границу грузам. И получается, что Тбилиси, не прикладывая никаких усилий, будет через швейцарского посредника полностью осведомлен о том, насколько наша армия обеспечена завозимыми боеприпасами, а страна продовольствием и ГСМ.

Пока что практическая реализация Соглашения о транзите зависит от решения Цхинвала и Сухума. На встрече с журналистами, на вопрос участия РЮО и Абхазии в реализации договоренностей, З.Абашидзе ответил: «Соглашение 2011 года заключено между двумя странами – Россией и Грузией, и третьей стороной может стать лишь Швейцария». Однако, как однозначно ясно из слов Президента РЮО, без согласия Цхинвала для транспортного потока никогда не будет включен «зеленый свет».

Джиоты Л.


Опубликованно: 24-07-2017, 15:58
Документ: Аналитика > http://respublikarso.org/analytics/1693-tranzit-s-usloviem-fakticheskogo-priznaniya-nezavisimoy-alanii.html

Copyright © respublikarso.org
При копировании материалов, гиперссылка обязательна.

Вернуться назад