В храмах Ленингорского района Южной Осетии служат священники грузинской православной церкви

13-01-2015, 19:19, Аналитика [просмотров 1805] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

В храмах Ленингорского района Южной Осетии служат священники грузинской православной церквиМы уже не раз обращались к теме данной несуразицы, выведенной в заголовок. Между тем в храмах Ленингорского района Южной Осетии до сих пор проводят службы священнослужители, которые подчиняются Грузинской православной церкви и не имеют никакого отношения к Аланской Епархии Южной Осетии. Представители Аланской Епархии сюда не вхожи и службы не проводят. В селе Икота Ленингорского района расположен женский монастырь с настоятельницей игуменьей Соломеей. В населенном пункте Ларгвис, в 14 километрах от Ленингора расположен еще один православный храм c настоятелем храма владыкой Исая. Третий храм расположен в селе Циркол Ленингорского района (храм относится к 9 в.), где службы проводит отец Теодор. В самом районном центре в Ленингоре есть храм Успения Пресвятой Богородицы, где все службы проводит отец Антон. Подчиняясь грузинской православной церкви, местные священнослужители во время воскресных служб упоминают прихожанам, что им «приходится служить Всевышнему Господу в условиях российской оккупации».

В общении с корреспондентом газеты «Республика» сотрудник силовых структур, командированный в Ленингор из Цхинвала, рассказал, что при попытке пообщаться с грузинским священнослужителем  владыкой  Исая,  тот  обозвал его «оккупантом» и закрыл перед ним двери храма.

Так же недружелюбно отнеслись к визиту корреспондента издания и в женском монастыре Грузинской православной церкви (ГПЦ) в селе Икота. При попытке пообщаться с монахинями, одна из них сославшись на то, что не разговаривает и не понимает никакой язык, кроме грузинского, на ломаном русском довольно резко попросила журналиста покинуть территорию храма. На предложение журналиста прийти в храм с переводчиком здесь также выразили сдержанный отказ.

«Сейчас здесь нет игуменьи, и без нее мы бы не хотели ни с кем из посторонних разговаривать. Тем более вы не одеты в платье, что не позволяет вам находиться здесь», – обосновала свой отказ монахиня женского монастыря, так и не ответив, когда можно будет увидеться с игуменьей Соломеей для общения.

В администрации Ленингорского района нам пояснили, что игуменье Соломее более неприятны русские, чем осетины. «В общении со мной настоятельница женского монастыря объяснила мне, что если бы в грузино-осетинский конфликт не вмешались русские, то грузины свободнее нашли бы общий язык с осетинами и договорились о дальнейшем мирном сосуществовании», – сказал нам собеседник, добавив при этом, что наиболее корректно и вежливо к игуменье относятся именно русские, проживающие на территории района.

Священнослужители Аланской Епархии осведомлены о работе грузинских священнослужителей на территории Южной Осетии, но считают, что решение данного вопроса находится в прерогативе руководства и властей Южной Осетии. «На территории этого района действует храм Грузинской православной церкви, а также женский монастырь ГПЦ. Кроме того, на территории военной базы в Ленингоре построен храм Русской православной церкви. Но вся Южная Осетия – это каноническая территория Аланской Епархии, и о всех своих юрисдикциях, при которых они осуществляют свою деятельность, они должны уведомлять Аланскую Епархию. При этом, как известно, патриарх Кирилл заявлял, что Южная Осетия – это каноническая территория Грузинской православной церкви. Этот вопрос должно решить государство. Это не в нашей компетенции. Наше дело молиться и окормлять людей. И когда нам пытаются навязать эту борьбу, мы отказываемся вмешиваться в какие-то политические игры и взваливать на наши плечи решение политических задач в корне неправильно. Насчет функционирования грузинских храмов – это отношения государств – Южная Осетия, Грузия и Россия», – сказал в интервью нашему корреспонденту благочинный Цхинвальских церквей отец Иаков, отметив, что Аланская Епархия и так работает на пределе своих сил.

«Вся зарплата наших священников иногда уходит на строительство того или иного хозяйственного объекта Епархии, которая существует за счет церковной лавки и пожертвований. Штат постоянных служащих в храме 30 человек, а с рабочими доходит и до 40. Если раньше нам посильную помощь оказывал Греческий синод, то сейчас им самим приходится тяжело из-за экономического кризиса, разворачивающегося там».

Священнослужители Аланской Епархии настаивают, что Южная Осетия – это территория Аланской Епархии, а политическое руководство должно четко сформулировать свою позицию относительно канонической территории юго-осетинского государства.

Руководство Южной Осетии нельзя сказать, что форсирует данный вопрос, но держит его как бы «на карандаше». К примеру, священнослужители грузинской православной церкви не попали в списки жителей приграничных сел, получивших новые пропуска, позволяющие пересекать границу с Грузией. Напомним, что с мая 2014 года в Южной Осетии были введены новые пропуска для пересечения границы Республики в упрощенном порядке. Основанием для введения новых документов для Погранслужбы КГБ РЮО послужил тот факт, что в прежние годы пропусков было выдано больше, чем число проживающих в Ленингоре жителей. По словам экс-руководителя Погранслужбы Сергея Колбина, «в Ленингорском районе, где постоянно проживает порядка четырех тысяч человек, было выдано до 6,5 тысяч пропусков».

С введением новых пропусков, очень многие в Ленингоре не получили пропусков по причине того, что они не проживают постоянно на территории района. В их число, естественно, попали и священнослужители грузинской православной церкви. «Выехать в Грузию священнослужители ГПЦ, проводящие службы на территории Ленингорского района Южной Осетии смогут, а вот обратно въехать в Ленингор за неимением пропусков они уже не смогут», – пояснили нашему корреспонденту в районной администрации.

В  итоге  решение  проблемы  все  же зависло в прострации. Грузинские священники, понимая возникшие реалии, решили просто повременить с выездом в Грузию и дальше спокойно проводят свои службы. Выдворять их как граждан иностранного государства (без имеющихся на руках соответствующих миграционных документов) пока никто не собирается. При этом до тех пор, пока священнослужители ГПЦ будут находиться  в  районе  и  его  храмах,  священники Аланской Епархии не могут проводить службы для осетинской части населения района.

Такое положение вещей считает недопустимым и уполномоченная Президента РЮО по вопросам религии Соня Хубаева. «Вопрос нахождения представителей Грузинской православной церкви на территории Ленингорского района обсуждался нами на уровне Президента. Мы, естественно, считаем недопустимым, когда на территории независимой Республики проводят службы представители ГПЦ, которая не зарегистрирована в Министерстве юстиции, и не собираются этого делать», – отметила Хубаева. При этом она добавила, что ГПЦ не раз принимало самое активное участие в агрессии против народа Южной Осетии. «ГПЦ – это идеолог грузинского фашизма. Все мы хорошо помним выступления Ильи II во время вооруженного конфликта в 90-х годах. Кроме того Грузия не подписывает акт о неприменении силы в отношении Южной Осетии и Абхазии. Между тем, в Тбилиси один из священников ГПЦ, проводящий службы в Ленингорском районе официально зарегистрирован как епископ Цхинвальский-Никозский. Это незаконно, и мы должны принять принципиальную позицию в этом вопросе», – подчеркнула она.

По ее словам по вопросу присутствия священников ГПЦ в Ленингорском районе не раз проводились специальные заседания, где выносилось как единственный вариант решения – предложить священникам ГПЦ зарегистрироваться в Минюсте и перейти под юрисдикцию Аланской Епархии, либо мирно покинуть территорию Южной Осетии. Было ли это в итоге высказано священникам ГПЦ с отведенным конкретным сроком для обдумывания и принятия решения или так и осталось озвучено просто среди участников заседаний – неизвестно. Безусловно, проблема эта застарелая и решать ее надо было еще сразу после августа 2008-го. Но на сегодня мы все имеем то, что имеем – в храмах Ленингорского района Южной Осетии до сих пор еще служат священники Грузинской православной церкви. И это, безусловно, прямой вопрос безопасности страны.

 

 

Мария Котаева

  • Грузинским властям, видимо, очень выгодно с помощью своих священников разжигать новые конфликты в Южной Осетии. Когда не помогают диверсии, тогда в ход идет религия. Надо же, священники ГПЦ проповедуют в осетинских храмах, не дают вести службу священникам Аланской Епархии, и при этом еще называют представителей власти ЮО оккупантами, хамят журналистам. Закон оказался очень мягок для таких. И депортировать нельзя, и договариваться ГПЦ не хочет. Но эту проблему придется решать, слишком большой риск для ЮО, и большие возможности для грузин вести здесь пропаганду.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Популярно