Перспективы развития промышленности РЮО или реалии и возможности будущего процветания нашей страны

1-07-2014, 17:05, Аналитика [просмотров 1859] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Перспективы развития промышленности РЮО или реалии и возможности будущего процветания нашей страныПромышленность РЮО… У кого-то данное словосочетание на сегодняшний день вызовет вполне обоснованную саркастическую улыбку, но рассуждать, поднимать и развивать промышленность нашей страны необходимо. Это важнейшая отрасль хозяйства любой страны. Ведь именно по уровню развития промышленности и её видам ассоциируют степень развития того или иного государства на международной арене. Да и на общий уровень жизни населения развитие промышленности влияет соответственно. Поэтому говоря о проблемах и перспективах развития отраслей народного хозяйства РЮО, и, в частности, о перспективах развития туризма и рекреации, продовольственной безопасности и сельского хозяйства пристальное внимание необходимо уделить перспективе развития важнейшей отрасли хозяйства – промышленности.

 

Как уже подчёркивалось, из-за ограниченности территории нашей Республики необходимо давать приоритет развития тем отраслям народного хозяйства, и на те виды производимой продукции надо делать ставку, которые дадут наибольшую отдачу от единицы используемой земли. Так вот, забегая вперёд, подчеркну, что именно промышленность даёт наивысшую отдачу от этой самой единицы используемой земли. Причём, чем выше уровень её технологичности и инновационности, тем выше и уровень её отдачи и рентабельности. Возьмём пример с самого передового предприятия республики на сегодняшний день – ОАО «БТК-4 Швейная фабрика». Фабрика расположена на территории земли площадью почти 1 га, при этом: трудоустроила и обучила 126 чел. со средней зарплатой 11 250 руб., выпустила продукцию за 2013 г. на 10,5 млн. руб. в ассортименте из 12-ти видов производимой продукции. Отметим, что в физических показателях выпущено фабрикой всего лишь 19 600 ед. продукции, но при этом  очень  удобной для логистики, что весьма важно в наших условиях, а именно: выпускаемая продукция весьма транспортабельна (плотность размещения на автотранспорте, вес), не требует особых условий для хранения (невысокий климат-контроль на складах, не гниёт, не портится, высокий срок годности и т.д.). Что ещё важно, производственная деятельность фабрики не наносит вреда экологии. А теперь задумайтесь, возможно ли представить себе какой-либо другой вид хозяйственной деятельности, от которой бы была аналогичная отдача в социально-экономическом плане от аналогичной площади используемой земли. Вряд ли, при этом это не самый технологический и наукоёмкий вид производства. Приблизительно то же самое можно сказать о Хлебокомбинате, Багиатском наливочном заводе и Полиграфическом объединении.     

На сегодняшний день сказать, что промышленность Республики находится в глубочайшем кризисе, значит ничего не сказать. Она находится на последнем издыхании, и в предсмертных конвульсиях попросту показывает иллюзию своего существования. Исключением являются вышеперечисленные предприятия, что подтверждается следующими статистическими и исследовательскими данными.

Общий объём производства продукции предприятиями промышленности в статистических отчётах показывают ничтожный прирост 0,02% за 2013 г., что составило 176 343 т.р. Данный прирост произошёл благодаря активизации   производства в негосударственном секторе, где прирост 11,7% производства продукции, что составило 26 737 т.р. В государственном секторе же спад производства за 2013 г. составил 1,8%.

Среднемесячная заработная плата по промышленности упала с 9 766 р. до 8 979 р., т.е. на 9%. Хотя прирост среднемесячной заработной платы в государственном секторе увеличилась с 9 702 р. до 11 067 р., т.е. на 14%, этот прирост абсолютно призрачен. К примеру, завод «Электровибромашина» не выплачивает заработную плату своим работникам вот уже более полутора лет, завод «Эмальпровод» более года, завод пива и фруктовых вод почти полгода... Между тем, для сведения, согласно Федеральному закону РФ «О несостоятельности (банкротстве)», если предприятие не выплачивает более трёх месяцев заработную плату, причём не меньше прожиточного уровня, то оно объявляется банкротом.

Смотрим дальше. Численность работников в государственном секторе промышленности сократилась на 12%, количество же работников в негосударственном секторе увеличилась более двух раз.

В 2013 г. было ликвидировано сразу несколько ГУПов: «Цхинвальский мехзавод», «Мясокомбинат», «Цхинвальский молзавод» и «Цхинвальский соковый завод – Винзавод». Цхинвальский Лесокомбинат вообще не произвёл за весь 2013 г. ни рубля продукции и полностью превратился  в арендное  предприятие. Фактически прекратили своё функционирование  ГУП «Комплекс перерабатывающих производств» и ГУП «Завод строительных изделий».

Несколько снизилась убыточность госпредприятий – на 25%, и составила – 32 625 т.р. в 2013 г., но при существующих объёмах производства это огромная цифра. Кредиторская задолженность по госпредприятиям также снизилась на 13%, и составила 101 061 т.р., но если учесть те же объёмы производства, их динамику, а также стоимость ОПФ – 158 млн.р., то становится очевидно, что данная задолженность физически не сможет быть погашена. Также высоким остаётся дебиторская задолженность – 63 625,1 т.р. за 2013 г., но не ясно, может ли быть она погашена вообще. Из всех предприятий промышленности с прибылью работало только «Полиграфическое объединение», и то благодаря исключительно госзаказам.

Использование производственных мощностей в госсекторе варьирует от 2%. Оборудование амортизировано настолько, что балансовая стоимость некоторых среднегабаритных станков варьирует от 50-ти рублей, поскольку большинство из них были пущены аж с 70-х годов.

Объём промышленной продукции на душу населения за 2013 г. составил 3 265 р./чел. или 272 р. на человека в месяц.

Не имеет дальше никакого смысла перечислять признаки критического состояния промышленности. Всё и так ясно. Совершенно очевидно, что необходимы коренные реформы, причем, для возрождения не только промышленности, но других отраслей народного хозяйства РЮО.

Хочется подчеркнуть ещё один наиважнейший факт. Дело в том, что довольно часто приходится слышать в СМИ, от отдельных «экспертов» и «консультантов» в том числе и от власти, причем как внутренних, так и внешних, что Южная Осетия всегда была аграрной страной. Что это её родное испокон веков, и что только этот путь – аграрное развитие, и является для неё единственным, и никаких иных перспектив развития ей и не светит. На этот умозрительный ход мышления приведу короткую историческую справку.

Да, на начальном этапе развития, вплоть до шестидесятых годов прошлого века Южной Осетии действительно была аграрной страной, где промышленность была выражена, в основном, в обработке сельскохозяйственной продукции (пищевая промышленность), и незначительно деревообработке и производстве строительных изделий. Но через этот путь проходят все страны. С начала же 60-х годов в индустриализации Юго-Осетии определился курс на размещение и быстрое развитие новых для региона производств, использующих местные трудовые ресурсы и работающих на привозном сырье. Эта группа отраслей имела разнообразные и тесные межотраслевые связи по кооперированию, работала по преимуществу на внешний рынок, обеспечивала занятость высококвалифицированной рабочей силы. Если за годы седьмой союзной пятилетки (с 1961 г. по 1965 г.) валовая продукция промышленности составила 56,1 млн.руб., то за годы одиннадцатой пятилетки (с 1981 г. по 1985 г.) валовой продукции было выпущено уже на 490,1 млн.руб., при средней прибыльности 5 млн.руб. в год, в ценах соответствующих лет. Таким образом, за двадцать лет планомерной целенаправленной государственной работы объёмы промышленного производства были увеличены почти в 9 раз. Одновременно за ту же одиннадцатую пятилетку было выпущено сельскохозяйственной продукции в колхозах и совхозах, тогда ещё области, почти на 78 млн.руб. продукции, т.е. в 6,3 раза меньше, чем объёмы производства промышленности. Ко всему прочему в целом сельское хозяйство, по ряду причин, было убыточным, кроме десятка рентабельных колхозов-миллионеров. К 1985 г. удельный вес занятых в отраслях промышленности и сельского хозяйства выровнялся и составил по 20%. Всего к 1989 г. в Южной Осетии функционировали 18 предприятий промышленности, из них 4 имели статус союзного подчинения, 9 – республиканского и 5 – местного подчинения, кроме того, функционировали многочисленные предприятия районного значения. 

Как известно, цифра – вещь упрямая. Все вышеперечисленные показатели приведены с целью убедительного доказательства того, что, начиная с 80-х годов Южная Осетия являлась индустриально высокоразвитой территорией и была представлена такими отраслями как: горнодобывающая, перерабатывающая, пищевая, текстильная, химическая, строительная, машиностроительная, лесная и деревообрабатывающая. Все заводы были тесно взаимозависимы межотраслевыми связями с другими союзными республиками, и в отдельности не могли функционировать. Разрыв этих хозяйственных связей вследствие распада Союза, продолжительная военная агрессия и многочисленные блокады, и их последствия привели к тому, что было описано выше.

В данном случае уместно вспомнить состояние побеждённой Германии после Второй мировой войны. Вот как немецкий историк и публицист Густав Столпер писал о послевоенной Германии: «Биологически искалеченная, интеллектуально изуродованная, морально уничтоженная нация без продуктов питания и сырья, без функционирующей транспортной системы и чего-либо стоящей валюты, страна, где голод и страх убили надежду». Вторая мировая война обернулась для немецкого народа почти полным разрушением экономики и нищетой. Нарушились привычные хозяйственные связи, торговля шла только на «чёрном рынке», цены росли непрестанно. Сам Людвиг Эрхард, будущий министр экономики и Канцлер ФРГ, устроитель «немецкого чуда», так писал о состоянии экономики, которую ему было поручено восстановить: «Это было время, когда мы в Германии занимались вычислениями, согласно которым на душу населения приходилось раз в пять лет по одной тарелке, раз в двенадцать лет – пара ботинок, раз в пятьдесят лет – по одному костюму. Мы вычисляли, что только каждый пятый младенец может быть завёрнут в собственные пелёнки и что лишь каждый третий немец мог надеяться на то, что он будет похоронен в собственном гробу»... Каких результатов после этого добилась Германия, я думаю, не имеет смысла перечислять. Достаточно отметить, что эта страна является локомотивом экономики Евросоюза, брендом качества, и выплачивает многомиллионные финансовые репарации пострадавшим от фашистского режима и многое другое.

Слава Богу мы далеки от такой ситуации, но исходя из того, что Республика почти на 100% является дотируемой, и основная масса населения являются бюджетниками и пенсионерами, а единственным экспортным товаром является металлолом, то мы, по сути, не в лучшем состоянии. Страшно даже представить, что будет, если этот «кран» дотаций будет перекрыт. По этой причине необходимо ускоренными темпами обеспечить устойчивое развитие экономики РЮО, а именно – её базовой, производственной части. И уже не столько для обеспечения экономической безопасности, сколько для повышения национальной самооценки, самоуважения, имиджа, т.е. удовлетворения морально-нравственных потребностей нации. 

Пример побеждённой Германии был приведён не случайно. Здесь есть ещё очень поучительный для нас пример роли промышленности и торговой политики в восстановлении её экономики.

Не так давно в СМИ, небезызвестный Джордж Сорос для выведения Украины из кризиса предложил Евросоюзу под руководством Германии претворить в жизнь эквивалент «плана Маршалла», с помощью которого США помогли восстановить послевоенную Европу, правда, из первостепенной выгоды для США. Так что же из себя представляет «план Маршалла», а ещё вернее «Программа восстановления Европы». Позже План Маршалла был применён также к Японии и некоторым другим странам Восточной Азии. Обо всём по-порядку.

Редко кто знает, что это был второй план. Первый план получил название план Моргентау. Когда стало ясно, что союзники выигрывают Вторую мировую войну, встал вопрос: что делать с Германией, за 30 лет дважды развязавшей мировые войны. Генри Моргентау, министр финансов США с 1934 по 1945 год, составил план, позволявший раз и навсегда обезопасить мир от нового немецкого покушения. Он предложил полностью уничтожить промышленность Германии и превратить ее в сельскохозяйственную страну. В дневниках Геббельса, которые он писал перед смертью, идеолог Третьего Рейха как раз пишет об этом плане, видно ставшим ему известным – союзники хотят превратить Германию в одно гигантское картофельное поле. Действительно, по этому плану  предполагалась тотальная деиндустриализация Германии. Планировалось вывезти промышленное оборудование и залить водой или цементом все шахты. Союзники в конце 1943 года на совещании в Канаде одобрили эту программу, и она вступила в силу сразу после капитуляции Германии в мае 1945 года. Речь, повторяю, шла о тотальной деиндустриализации Германии. И этот план начали осуществлять. Однако в 1946–1947 годах стало наглядно видно, что план Моргентау до добра не доведёт: деиндустриализация вызвала резкое падение производительности и в сельском хозяйстве. Собственно, по-другому и быть не могло: высокопроизводительное сельское хозяйство существует только в тех странах, в которых имеется высокоразвитая промышленность. Когда говорят, что сельское хозяйство, почти везде является дотируемой, то должны понимать, из какой отрасли оно дотируется. Исключений из этого правила нет. При падении промышленности автоматически деградирует и примитивируется также и сельское хозяйство. Это наблюдалось и в России в девяностые годы. Ровно то же самое произошло и в Германии. Собственно, ничего нового и необычного в этом нет, о синергии (большая эффективность образовавшейся в результате слияния компаний (отраслей), по сравнению с её отдельными частями до объединения) промышленности и сельского хозяйства говорили ещё экономисты эпохи Просвещения. В послевоенной Германии многие из тех, кто лишился работы в промышленности, вернулись на землю, но прокормить всех земля не могла. Разобраться, что к чему, послали бывшего президента США Генри Гувера, человека опытного и практичного. 18 марта 1947 года, Гувер в своём отчёте заключил: «Существует заблуждение, что новую Германию, оставшуюся после аннексии территорий, можно превратить в сельскую страну. Это невозможно сделать, не уничтожив или не вывезя из нее 25 млн. жителей». Наблюдая мрачные последствия деиндустриализации, Гувер заново открыл меркантилистскую теорию населения: промышленная страна может кормить и содержать большее население, чем сельскохозяйственная такого же размера. Достаточно вспомнить, что голод случается только в странах, которые специализируются на сельском хозяйстве. Всего через 3 месяца после того, как Гувер отправил доклад в Вашингтон, План Моргентау был тихо похоронен. И был разработан «План Маршалла», имевший противоположную цель – реиндустриализовать Германию и остальную Европу. Немецкая промышленность должна была быть восстановлена до состояния 1936 года, считавшегося последним «нормальным» довоенным годом.

Итак, коротко говоря, «план Маршалла» – это восстановление экономики путём индустриализации страны, возрождение реального сектора экономики, и главным инструментом всего этого является регулирование внешней торговли – сутью которой является протекционизм.

Протекционизм – это таможенная политика, когда облагаются высокими таможенными пошлинами импортные, конкурирующие с местной продукцией товары, и одновременно освобождаются (полностью или частично) экспортируемые национальные товары, а также сырьё для их производства. В истории нередки примеры и физического запрета ввоза некоторого перечня конкурирующих товаров. Изменения таможенных пошлин происходят поэтапно – по мере развития местного производства. Протекционизм – это важнейшая часть промышленной политики, особенно в период её становления. Без неё не обошлась и не обходится ещё ни одна национальная развитая экономика. Весьма показателен также пример Японии, где более 90% сырья для самого высокотехнологического производства в мире импортируется. Такой же путь индустриального развития начала Англия при короле Генрихе VII (1485 г.), начав с шерстяной промышленности, и добилась за короткое время поразительных результатов. Примеры успешных результатов разумной протекционистской политики в истории ныне развитых стран можно перечислять бесконечно, кому интересно, могут сами просмотреть в соответствующих источниках, они сейчас легкодоступны.

А теперь, после такой внушительной преамбулы, поговорим о нашем бытие, и чтобы не казаться голословным, приведу пример возможного развития нашей Республики, нашей страны.

Сегодня на местном рынке все товары привозные, в том числе и продукция сельского хозяйства и конечные продукты их переработки, которые всегда у нас прекрасно выращивались и производились. По моим опросам продавцов местных рынков и магазинов, у покупателей пользуются большим спросом фрукты, овощи, соки в трёхлитровых банках, джемы, повидла, сушки и т.д., импортируемые из Северного Кавказа. Возникает вопрос, как же нам вытеснить эту, закономерно наводнившуюся импортную продукцию из местного рынка, в случае, если мы наконец-то решим производить данную продукцию сами? Не надо выдумывать велосипед, ответ прост – разумный протекционизм, который будет составной частью грамотной промышленной политики государства. То же самое делает Россия, к примеру, для поддержания национального автопрома – это нам хорошо известно.

На мой взгляд, на первых порах наиболее  разумным  будет  развитие  Или другой пример – почему так вяло растут объёмы реализации профнастила заводом «Эмальпровод»? И это при том, что: а) несравнимо более высокими объёмами реализуется импортная аналогичная продукция; б) всё еще ведутся строительно-восстановительные работы; в) завод предлагает более широкий спектр услуг. Ответ тот же – отсутствует грамотная, реально функционирующая, волевая внешнеторговая политика промышленности государства. Эти примеры можно далее применять и к другим немногочисленным местным производствам. Отдельными устными или даже письменными указаниями строительным подрядчикам  закупать  по  возможности местную строительную продукцию обойтись не удастся. А как же быть с населением, им тоже надо будет указывать, или проводить патриотическую беседу о поддержке нацпроизводителя?

Итак, повторюсь ещё раз, для реального развития промышленности, как впрочем, и других отраслей народного хозяйства – необходимо выработать грамотную, чётко расписанную, ясную и реально функционирующую программу стратегического развития отрасли. В ней должны быть отчётливо и детально расписаны этапы, методы и инструменты для достижения поставленной цели, чётко разработанный план маркетинга. И эта программа, этапы её реализации должны неукоснительно соблюдаться, независимо от кадровых перестановок. Составление программ ради программ с шаблонными текстами, где весьма поверхностно приводятся цели, мероприятия, результаты и не очень понятные цифры, не дадут совершенно никакого эффекта. Это мы наблюдаем уже пятый год. Показателен пример производства светодиодных светильников, пылящихся сейчас на складах завода «Эмальпровод», из-за отсутствия рынков сбыта. Ко всему прочему на протяжении последних двадцати лет, стало очевидно, что государственная система управления производственными предприятиями абсолютно неэффективна. В мировой практике инвестиции в госсобственность, особенно, развивающихся стран, считаются самыми рискованными, и сводятся к нулю. По этой причине у нас отсутствуют инвестиции в государственные предприятия промышленности. Некоторым директорам наших заводов, в частности Цхинвальский пивзавод, на свой страх и риск, и с помощью личного авторитета даже пришлось взять миллионные кредиты, чтобы хоть как-то наладить производство продукции. Но это в корне неправильная система, раз уж это государственное предприятие, хотя и унитарное, то государство должно активно помогать в финансировании своих предприятий, или же их приватизировать. Приватизация это не только продажа госпредприятия, но и акционирование, сдача в аренду. Закон о приватизации у нас был принят ещё в 2004 г., но не было проработано её техническое воплощение в жизнь, такие как определение оценочной стоимости, отбор кандидатов и мн.др.

Что касается системы государственно-частного партнёрства, то она, несмотря на большую рекламу, в самой России не дала до сих пор никакого успешного результата. Автоматически напрашивается вывод о сдаче в аренду действующих промышленных помещений и территорий, с привлекательными экономическими условиями для инвесторов, приблизительно по примеру  ОАО «БТК-4 Швейная фабрика». Для этого уже создана благодатная законодательная база.

Из малых стран мира, высоко и менее индустриальными являются, в основном, несколько стран Европы: Люксембург, Лихтенштейн, Фарерские острова, Гибралтар и Сан-Марино.

На мой взгляд, на первых порах наиболее  разумным  будет  развитие  АПК на базе местной сельскохозяйственной продукции  и  производство  строительных материалов из местных природно-сырьевых ресурсов. Далее или одновременно, необходимо будет осваивать производство наукоёмкой продукции, по современным инновационным технологиям.  Местный  рынок  далёк  от насыщения продукцией местного сельскохозяйственного производства как первичной, так и конечными продуктами переработки.

Перечислим основные этапы и необходимые меры для возрождения промышленности Республики:

1. Развивать сельское хозяйство и на её продукции строить современные вы-сокотехнологические перерабатывающие безотходные производства конечной продукции. Важным преимуществом этого является строительство промышленности на базе возобновляемых ресурсов с выпуском экологически чистой продукции. Первичной задачей является насыщение внутреннего рынка собственной продукцией производства, а затем  и  охват  внешних  рынков.  Надо иметь в виду также весьма значительные количественно, по меркам населения Республики, дислоцированные на территории РЮО российские вооружённые силы (РВС). Они представляют собой с экономической точки зрения весьма значительный спрос на продукцию местного производства, и не только сельскохозяйственной. По этой причине крайне важно договориться с руководством РВС о закупках местной продукции для их нужд; 

2. Интенсивное развитие строительной продукции. В Республике с 2009 г. по сегодняшний день ведутся строительно-восстановительные работы практически полностью из привозного стройматериала, в то время как большинство из них можно производить из местного сырья (цемент, кирпичи, блоки, гипс, песок и т.д.), так и из привозного, с последующей переработкой в готовую продукцию (кровельный материал, пластиковые детали и т.д.). Уже потеряно пять лет возможности производства и реализации местной строительной продукции, и ещё много будет теряться, если не принять превентивных мер по навёрстыванию упущенного;

3. Проведение профессионального комплексного анализа перспектив ныне ещё функционирующих предприятий. На основе проведённого анализа признать банкротом убыточные бесперспективныепредприятия и на их уцелевших основных фондах создать новые перспективные инновационные производства. Также имеет перспективы сдача помещений в аренду на среднесрочные и долгосрочные периоды времени, в зависимости от размеров производства. Предприятия, производимые товары, которые признаны перспективными, перевести также на инновационное производство с целью их выведения на высокорентабельный уровень;  

4. Освоение местных природно-сырьевых ресурсов со строгим соблюдением экологической безопасности региона. Экология Республики является её наиглавнейшим богатством, которая будет играть важнейшую роль при будущем строительстве курортно-рекреационных комплексов. Основными перспективными природными ресурсами являются многочисленные пресные и минеральные источники, а также углекислые газы. 

5. Теоретически на базе санитарных вырубок леса можно будет строить соответствующие по мощности деревообрабатывающие и мебельные производства. Однако исходя из того, что санитарные рубки, будем честны, фактически не будут выполняться и лес будет всё также хищнически вырубаться, необходимо полностью переориентироваться на производство деревообрабатывающей продукции из привозного сырья. Так было кстати, и в период СССР. Наш лес никак не подходит для промышленного использования, он выполняет только экологическую роль, что для нас важнее всего;

6. Реализация комплекса мер по стимулированию развития малого и среднего бизнеса в производстве местной конечной продукции. Именно производство готовой продукции, а не полуфабрикатов, даёт наиболее высокий размер добавочной стоимости, экономической эффективности и занятости населения. На первичном этапе нет совершенно никакой необходимости строить большие заводы. Современный уровень развития технологий позволяет высокоэффективную малую производственную деятельность;

7. Освоение высокотехнологических наукоёмких производств на базе местного и привозного материала. С этой целью будет необходимо организовать соответствующее обучение местного персонала. Весьма интересными являются перспективы развития производства цифровой техники и их комплектующих. Эта тема настолько обширна, а самое главное реальна, что надо ей посвятить отдельный разговор;

8. Строительство малых гидроэлектростанций (МГЭ) в руслах рек, коими так богата Осетия. Общая мощность речных систем Южной Осетии составляет 120 МВт. Необходимо самим освоить производство этих МГЭ. Особенно это актуально в высокогорных сёлах. В Республике уже действуют несколько малых гидроэлектростанций, построенных народными умельцами (в сёлах Вильда и Гром). Параллельно имеет большие перспективы развитие ветроэнергетики, так как более 80% территории нашей Республики находится в горной местности и там постоянно дуют ветра. Необходимо постоянно следить и за другими современными источниками энергии, приемлемыми в наших природно-климатических и кадровых условиях. При этом абсолютно бесперспективны солнечные коллекторы, по причине трудоёмкости и дороговизны её обслуживания;

9. Изыскать возможность размещения на своей территории филиалов транснациональных компаний и других крупных преуспевающих компаний. Для этого у нас имеется один большой плюс, невысокая рабочая сила. Также большие перспективы имеет применение опыта Китая по копировке производства товаров народного потребления;

10. Самое главное – проведение комплекса действенных мер для обеспечения промышленности профессиональными кадрами. На сегодняшний день недостаток кадров является основной проблемой на всём постсоветском пространстве.     

Именно за годы Советской власти был заложен прочный фундамент развития промышленности Южной Осетии остатки которого сохранились по сей день. На сегодняшнем же этапе активных финансовых вливаний РФ в восстановление народного хозяйства РЮО очень важно воспользоваться случаем и с умом распорядиться этими средствами для обеспечения крепкого фундамента для будущего процветания Республики. И в заключении хочется привести знаменитое изречение все того же автора немецкого экономического чуда Людвига Эрхарда: «Никакая экономическая ситуация не может быть настолько безнадёжной, чтобы решительная воля и честный труд всего народа не могли справиться с ней»... И это чистая правда.

 

 

Вячеслав ДЖАБИЕВ,

научный сотрудник Юго-Осетинского  Научно-исследовательского  института им. З.Н. Ванеева

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Популярно