ОБСЕ снова провоцирует конфликты

1-10-2013, 17:10, Аналитика [просмотров 1396] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

ОБСЕ снова провоцирует конфликтыПосле развала СССР постсоветское пространство покрылось язвами конфликтных зон. Межнациональные обострения возникают то тут, то там. Вдруг куда-то испарилась рьяно пестуемая КПСС «дружба народов». Оказалось, что к новым условиям быстрее приспособились националисты и радикалы всех мастей. Когда был разрушен общенациональный дом все стали разбегаться по своим квартирам, заявили о своем суверенитете, стали строить, по сути, мононациональные государства. Более многочисленные народы имели в этом состязании очевидное преимущество. Для скорейшего удовлетворения своих националистических амбиций, новые лидеры решили, что самый действенный способ по пути к поставленной цели – силовой. В результате разжигались межнациональные конфликты, неся смерть, лишения, разруху. Боевые действия в Абхазии, Южной Осетии, Карабахе, Приднестровье, столкновения в Казахстане и республиках Средней Азии, изменили политическую карту мира, расставили новые политические акценты.

В этом плане более благополучной выглядит пока Украина. Здесь не было боевых действий, нет потерянных земель. Но не все так просто. Страна фактически разделена на две части: проукраинский центр и запад и прорусский восток и юг. Но есть здесь еще один очаг напряженности. Речь идет о Крымском полуострове. А точнее о крымских татарах, которые сейчас составляют 10 % населения области, но претендуют на многое: на свой суверенитет, на крымские земли, на свой парламент и правительство, на свою конституцию.

Тут необходимо сделать одно историческое отступление. Крым – один из древнейших районов заселения Восточной Европы. В разное время полуостровом владели самые разные племена. Сначала это были киммерийцы, затем тавры, а в 8-7 вв.до н.э. – скифы, а затем и аланы. Одно время побережьем владел Рим. В зону своего влияния Крым хотела включить и Византия. В свое время здесь появляются скифо-аланские города и крепости (Чуфут-Кале, Эски-Кермен, Тепе-Кермен, Ипкерман, Мангуп. В 3 в.н.э. в Крым вторглись готы, а в 4-м – гунны, которые превратили в руины Скифское государство. После сюда вторгаются монголы и включают полуостров в состав Золотой Орды. В середине 15 в. образуется Крымское ханство, полностью зависящее от Турции, которая использовала его как орудие в осуществлении своей агрессивной политики, особенно в отношении России, Украины, Польши.

В ходе русско-турецкой войны 1768-1774 годов Крымское ханство было объявлено независимым от Турции и перешло под покровительство России. А в 1783 году вошло в состав Российской империи. К тому времени регион покинули или ассимилировались (приняли язык и религию) потомки скифов, тавров, готов, сарматов, аланов, хазаров, печенегов, славян, греков и др. Все это привело к тому, что в начале 20-го века, по некоторым данным, крымские татары составляли на полуострове чуть ли не 90% населения. Казалось бы их претензии на земли Крыма в чем-то оправданы. Но как тогда быть с потомками скифов-сарматов-алан? Ведь и они тоже могут претендовать. Кстати, сейчас в Крыму активно проявляет себя осетинская диаспора. Она даже обратилась к руководству Украины с тем, чтобы все аланские памятники были переданы под их патронат.

В 1918-1945 гг. Крымская Автономная социалистическая республика была в составе РСФСР. В мае 1944 года, обвиненные в сотрудничестве с немецкими оккупантами, крымские татары были депортированы в Узбекистан, Казахстан и Таджикистан. Всего из Крыма было выселено 228 543 человека,  191 014 из них – крымские татары (более 47 тыс. семей). С каждого третьего взрослого крымского татарина взяли подписку о том, что он ознакомился с постановлением, и что за побег с места спецпоселения грозил срок 20 лет каторжных работ, как за уголовное преступление. Официально основанием депортации крымских татар был дезертирство из рядов Красной Армии в 1941 году (называлось число около 20 тысяч человек), активное их участие в соединениях германской армии, «СД», полиции, жандармерии, аппарате тюрем и лагерей. В результате, в отличие от других депортированных народов, которым разрешили вернуться на родину в 1956 году, крымские татары были лишены этого права до 1989 года («перестройка»). Во всей этой истории есть еще одна дата – в 1954 году Хрущев по каким-то известным только ему причинам «дарит» Крым Украине, с чего, собственно, и начались неприятности. С 1960-х годов в местах проживания депортированных крымских татар в Узбекистане возникло и начало набирать силу национальное движение за восстановление прав народа и возвращение в Крым. Массовое же возвращение началось в 1989 году, и сегодня в Крыму проживает около 250 тысяч крымских татар (243 433 человека по всеукраинской переписи 2001 года). Основными проблемами крымских татар после возвращения стали массовая безработица, проблема с выделением земли и развитием инфраструктуры, возникших  за последние 15 лет крымскотатарских поселков. 

В 1991 году был созван второй Курултай (подобие национального парламента) и создана система национального самоуправления крымских татар. Выборы в Курултай проходят каждые пять лет, который в результате формирует исполнительный орган – Меджлис крымского народа (подобие национального правительства). Данная организация не зарегистрирована в Министерстве юстиции Украины. С 1991 года бессменным председателем Меджлиса является Мустафа  Джемилев, который, судя по всему, готов уступить свой пост более молодому и радикально настроенному лидеру, что еще больше обострит обстановку.

Но, пожалуй, главным инициатором роста напряженности в регионе совершенно неожиданно выступила… Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) – структура, о которой у нас, в Южной Осетии, хорошо известно, и также далеко не в положительную сторону. Действия ОБСЕ в Крыму не поддаются логическому объяснению, если не предположить такой бредовый сценарий, по которому организация сама инициирует конфликт, а затем сама же выступает в личине «миротворца», «посредника», «наблюдателя». Возможно, таким образом, пытаясь привлечь денежные средства и хоть как-то повысить свой окончательно просевший рейтинг. По крайней мере, на днях ОБСЕ призвало украинскую и крымскую власть признать официально не зарегистрированный Меджлис крымско-татарского народа. Об этом сказано в специальном докладе верховного комиссара ОБСЕ по делам национальных меньшинств Курта Волленберга. В документе сказано: «Несмотря на то, что у Меджлиса до сих пор нет четкого правового статуса, он представляет существенную часть крымско-татарского сообщества». Иными словами, поддержка сепаратизма. Помнится в Южной Осетии представители ОБСЕ действовали с точностью до наоборот. И не разу не просили власти Грузии признать Южную Осетию.

Впрочем, что собой представляет ОБСЕ – у нас хорошо знают. Сразу после завершения военных действий в Южной Осетии в 1992 году, здесь стали появляться эмиссары СБСЕ (предшественник ОБСЕ). И 5 декабря 1992 года в Цхинвале был открыт офис Миссии СБСЕ в Грузии. Первый состав миссии, возглавляемый немецким дипломатом Боденом, проявил себя, в целом, позитивно. Создавалось впечатление, что организация на самом деле хочет добиться урегулирования ситуации. Тогда в составе миссии были дипломаты из Молдавии, Украины, Белоруссии, которые говорили по-русски и пытались повлиять на проблему безопасности, посадить стороны за стол переговоров, создать площадки для межнациональных контактов. Да и в чисто человеческом плане члены миссии первого созыва вели себя достойно и не ангажировано. Они завозили гуманитарную помощь, а все сэкономленные средства тратили на юго-осетинских детей. Однако такая позиция не устраивала штаб-квартиру Организации и ее руководство пошло на радикальные меры. Заменили главу миссии, убрали из нее дипломатов из стран СНГ, заменив их на представителей Польши, Венгрии, Болгарии, которые с порога дали понять, что будут защищать интересы, прежде всего, грузин. Ушли в прошлое благотворительные акции миссии. В Вену стали отправляться отчеты, с содержанием которых юго-осетинская сторона знакома не была, и которые, как оказалось, заведомо содержали лживую информацию. Вместо того, чтобы заниматься вопросами урегулирования конфликта, члены миссии стали вести неприкрытую разведывательную работу. Их стали задерживать в местах, где им находиться было запрещено. Но парадокс, чем большей критике подвергалась грузинская миссия ОБСЕ, тем глубже пускала она корни в Цхинвале. Рос штат офиса, он занимал все больше помещений, и пытался проникнуть во все закоулки Южной Осетии.

И уж совсем неприемлемо повели себя еврочиновники накануне и во время событий августа 2008-го года. Неприемлемо для статуса миротворца и гаранта безопасности. О готовящемся нападении на Южную Осетию они знали заранее и довольно подробно. Но предупредить о грядущем бедствии они посчитали ненужным, даже местных жителей, которые работали в их офисе. Город ОБСЕшники покинули буквально за несколько часов до начала бомбежек. А вот грузинскую сторону они, как уже доказано, снабжали самой конфиденциальной информацией. Напоследок они вообще повели себя дико – категорически отказались предоставить свои подвалы в качестве убежищ для женщин и детей из близлежащих домов. Позже в тех же подвалах были най

дены кипы спецлитературы, содержащие рекомендации по поводу того, как должны себя вести жители Южной Осетии, когда их оккупирует Грузия. Правда и среди членов миссии оказались честные и порядочные люди, но они оказались в явном меньшинстве и после того, как они заявили о том, кто первым начал войну из организации их попросту изгнали.

Что интересно, после завершения операции по принуждению к миру, представители ОБСЕ, как ни в чем не бывало, заявили, что возвращаются в Цхинвал. Когда им ответили, что ноги их больше не будет в Южной Осетии, те выразили искреннее недоумение и стали обвинять руководство РЮО в неспособности к компромиссам, недемократичности, нарушении «прав человека» и отсутствии гражданских институтов. Правда, эти увещевания уже никого не интересовали.

Впрочем, где бы ОБСЕ ни проявляли активность  будь то  Армения, Азербайджан, Казахстан, Афганистан, страны Средней  Азии,  дело заканчивается либо ничем, либо совсем плохо. Их присутствие в формате Женевских дискуссий также ни к чему хорошему не привело. Деструктивной, по сути, оказалась и работа в рамках Минской группы по Карабаху… Еще в конце девяностых годов все чаще стали задавать вопрос: нужен ли вообще ОБСЕ? Некоторые решительно настроенные еврочиновники прямо заявляли, что пора «прикрыть лавочку». Рейтинг  организации стремительно катился вниз. Но структуру пощадили, полагая, что при различных переговорных форматах ОБСЕ можно использовать «для кучи», обеспечения большинства.

И вот организация вдруг сильно озаботилась судьбой крымских татар. Все это, конечно, неспроста. На Украине происходят разрушительные процессы. Нынешнее руководство страны все больше и отчетливее заявляет о приверженности Евроинтеграции, а западный вектор становится все более выраженным. После ноябрьского саммита «Восточное партнерство», которое пройдет в Вильнюсе, Украина может подписать документ, который способен вконец развалить страну, ввергнуть ее в хаос, довести до прямых военных столкновений. Поэтому и понадобились крымскотатары, чтобы вообще усугубить ситуацию.

Теперь вот ситуация будоражится вокруг предоставления Меджлису управленческого статуса, что, во-первых, противоречит конституции Украины, а во-вторых, может привести к протестам со стороны русских, которые в Крыму  составляют большинство населения (крымские татары на сегодня это максимум 15% жителей полуострова).

Крымский политолог Андрей Мальгин считает признание Меджлиса нереальным. «Это улица с двусторонним движением: уступки требуются с двух сторон. Со стороны руководства Меджлиса готовности к компромиссу нет», – считает Мальгин, отметив, что  ситуация не изменится и после запланированных на октябрь выборов нового руководителя Меджлиса.  При этом аналитик отметил, что украинская власть не обязана выполнять рекомендации ОБСЕ. Другой политолог Константин Бондаренко выразился более осторожно: «На сегодня государственные органы контролируют ситуацию. Но нужно быть готовыми  к разным сценариям развития событий в Крыму. Подрастает молодежь, которая вообще настроена более радикально, чем взрослое поколение крымских татар».

И еще один момент. На сегодня в Сирии воюет немало крымских татар, которые рано или поздно вернутся на родину. Трудно предположить, что здесь они превратятся в агнцев Божьих. То, чему их научила война – стрелять, взрывать, жечь, грабить, может оказаться в Крыму востребованным. А это уже самый опасный вариант развития событий…

 

Батрадз Харебов

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Популярно