На границе тучи ходят хмуро?..

8-06-2013, 06:11, Аналитика [просмотров 1217] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

На границе тучи ходят хмуро?..

«Не может быть власти народа, пока не очерчено, где живет народ»

 

Данквата Растоу

 

Вопрос государственной границы довольно таки больной для народа Южной Осетии. Опуская вековую историю с обширными территориями (от Альбиона до севера Африки) величественных предков скифо-сармато-аланской эпохи, только за полтора последних столетия у Осетии «оттяпали» добрую часть национальной территории. И осуществлялось это не в ходе войн (в этом случае вопросов, возможно, было бы меньше), а росчерками пера свыше, естественно, без учета мнения народа… Возможно, когда-нибудь границы будут иметь номинальное значение и настанет момент, когда государства мира разрешат свой последний территориальный спор, но в наше время порой даже пара метров становится камнем преткновения. Если брать, скажем, Советский Союз, то у «красной державы» просто не было причин жестко фиксировать границы между субъектами федерации. То же самое касается и бывшей Югославии, а еще раньше любых колонизаторов, у которых не было причин задумываться над тем, как проводить границы своих владений. Если граница шла по пустыням и горам, ее проводили только на бумаге. Между тем, минувший век оставил в наследство веку настоящему на порядок больше спорных территориальных вопросов, причем в разных частях света. Их перечисление займет добрую часть газетных полос. Только всевозможные мелкие распри на Балканах чего стоят. Но своя рубашка ближе к телу – нас, конечно же, в первую очередь интересует ситуация вокруг государственной границы Республики Южная Осетия. Тем более, что соседняя Грузия вновь нагнетает ситуация вокруг данного вопроса.

Грузинские лидеры за обозначенные выше последние полтора века, будь то в условиях царской России, меньшевистского правительства, советской власти или нынешней «демократической» республики как какую-то мантру постоянно твердят об «исконно грузинских землях», видимо, пытаясь в их «наличии» убедить в первую очередь самих себя. Ну а постоянно звучащие словосочетания о «территориальной целостности», «пришлых осетинах», «оккупированных территориях» и т.д. всем просто уже изрядно поднадоели. Да и вообще, когда в наших южных соседях говорит обида за предположительно утерянные территории, которые в разное время отошли туркам, царской России, армянам, азербайджанцам, чеченцам… не понятно, при чем тут осетины. Наоборот, именно осетинский народ более всего пострадал от территориальных притязаний и как раз непосредственно со стороны Грузии. Территория в разные годы «забиралась» то целыми ущельями, то незначительными, на первый взгляд, квадратными метрами, но с регулярным постоянством. В итоге территория Осетии была сокращена почти что на третью часть. Болезненнее всего до сих пор воспринимается потеря Гудского и Кобского ущелий, где кроме осетин никогда никто и не жил. А сколько осетин было изгнано в 20-х годах, в 90-х с «исконно грузинских земель» вряд ли точно кто-нибудь назовет. Но это однозначно сотни тысяч человек. Поэтому, если у кого-то и есть права на территориальные претензии, то это осетины. И со временем к этому вопросу еще обязательно предстоит вернуться.

Ну а пока вернемся в нынешние дни. После грузинской агрессии 1991-1992 годов, завершившейся вводом в Южную Осетию миротворческого контингента, укрепить свои границы нам на тот момент не удалось. Предполагалось, что за порядком на рубежах будут следить миротворцы и военные наблюдатели ОБСЕ. Но у первых для этого не было ни возможностей, ни полномочий, а вторые откровенно саботировали процесс. В результате южная граница Республики превратилась в проходной двор. Грузинские анклавы чувствовали себя хозяевами на обозначенных фрагментах территории Южной Осетии, ну а к самому Цхинвалу вражеские силы подходили фактически на расстояние ружейного выстрела. Что же касается осетинских сел, то сюда грузинские формирования входили беспрепятственно.

Это обстоятельство было максимально учтено после августа 2008 года, когда агрессор был изгнан, а надлежащие структуры вплотную занялись обустройством государственной границы. Один из первых договоров, подписанных между Россией и Южной Осетией, касался именно охраны границы. Было решено, что данную функцию будут совместно исполнять российские и юго-осетинские пограничники. Параллельно из Южной Осетии в Москву и другие города России была направлена молодежь для обучения пограничному делу. За короткий срок на южной границе появилось 14 пограничных постов. Для семей пограничников построили жилые дома. Проводились и другие предусмотренные договором работы. Словом, было показано, что с границей шутить не следует.

Вопрос о том, где должна проходить граница, было решено поначалу особо не обострять. Сохранился документ времен образования Юго-Осетинской Автономной области, на нем и решили пока остановиться, поскольку здесь все было детально расписано. Грузинской стороне было предложено заняться совместной работой по делимитации государственной границы. Однако, Тбилиси от этой процедуры решительно отказался, посчитав, что это действо является, по сути, признанием Южной Осетии как независимого государства.

Масла в огонь подлили и международные наблюдатели, которые сразу заявили, что намерены строго мониторить все происходящее по обе стороны границы, как это было раньше. Но этим доброхотам сразу внятно объяснили, что их присутствие в Южной Осетии более нежелательно, прежней вольницы уже не будет, а если кто-то намерен где-то что-то «мониторить», то пусть занимаются этим подальше от границ РЮО.

Учитывая «непримиримую» позицию официального Тбилиси, российские и юго-осетинские пограничники продолжили работу по укреплению границы. Ускорить процесс заставили два обстоятельства. Во-первых, участились случаи, когда граждане Грузии нарушали границу и оказывались на территории Южной Осетии. После задержания, они привычно заявляли, что о существовании госграницы не знали и просто заблудились. После установки заградительных столбов и протяжки колючей проволоки, заблудиться будет уже затруднительно. Кроме того, напряженность на границе вызвала и ситуация близ сел Зардианткари и Переу.  Напомним,  грузинские полицейские самовольно передвинули свои посты ближе к рубежам Южной Осетии. Эти действия вызвали беспокойство местного осетинского населения. Здесь прекрасно помнят, что несанкционированная смена дислокации всегда имеет нежелательные последствия. Теперь и подобная вольница станет проблемой.

Поняв, что всевозможное затягивание переговорного процесса успеха не приносит, грузинские власти пошли на откровенную провокацию. Активисты «Единого национального движения» – партии Саакашвили – привезли из Тбилиси группу молодежи, которая под видом местных жителей устроила на границе «акцию протеста», утверждая, что пограничники углубляются в сторону Грузии и потребовали снять столбы и проволоку. Они, мол, препятствуют нормальному ведению сельского хозяйства. Что примечательно, отпор приезжим митингантам дали сами жители приграничных сел. Они прекрасно понимали, что их втягивают в неприятную ситуацию – приезжие покричат и уедут, а им отдуваться. Селяне резонно заявляли, что вместо того, чтобы оплачивать беспорядки, можно было бы отдать деньги им на существование.

Жестко выступил по поводу демарша тбилисских властей и КГБ РЮО. В заявлении говорится: «В течение последней недели ситуация на Государственной границе Республики Южная Осетия с Грузией серьезно осложнилась. Власти Грузии, дезинформируя население, что на ряде участков Южная Осетия «на несколько сот метров передвинула границу вглубь грузинской территории», подстрекает жителей приграничных с Южной Осетией населенных пунктов к провокациям.

Так, 27 мая, в районе государственной границы РЮО, примыкающей к населенному пункту Дици Горийского района Грузии, его жители предприняли попытку порчи и уничтожения установленных пограничниками на удалении 50 метров от границы с Грузией столбов и проволочного заграждения. 31 мая и 1 июня в с. Дици прошли митинги с требованиями убрать с Государственной границы Южной Осетии с Грузией установленные средства охраны.

В связи с последними событиями КГБ Республики Южная Осетия считает необходимым разъяснить, что работа по определению прохождения линии Государственной границы РЮО с Грузией проводится специально созданной комиссией в строгом соответствии с республиканским законодательством и на основе картографических и документальных материалов, в границах бывшей Юго-Осетинской Автономной области Грузинской ССР. Оборудование линии Государственной границы инженерными сооружениями и средствами охраны проводятся силами российских пограничных органов в рамках Соглашения между Республикой Южная Осетия и Российской Федерацией о совместных усилиях в охране государственной границы Республики Южная Осетия от 30 апреля 2009 года. Они устанавливаются исключительно на территории Южной Осетии на удалении 30-50 метров от линии границы с Грузией.

КГБ РЮО заявляет, что любые попытки нелегально пересечь границу Южной Осетии, вмешаться в работу пограничных органов, а также нанести ущерб государственному имуществу будут жестко пресекаться. Виновные будут задерживаться и привлекаться к уголовной и административной ответственности согласно законам Республики Южная Осетия».

К слову, в эти же дни в Эргнети состоялось очередная встреча участников Механизмов по предотвращению и реагированию на инциденты (МПРИ). Ожидалось, что грузинская сторона и международные наблюдатели поднимут вопрос о ситуации на границе и будут требовать отвода пограничников. Но, по словам руководителя наших переговорщиков Хоха Гаглойты, на встрече эта тема вообще не обсуждалась. По его версии, «вопрос не был поднят грузинской стороной по причине отсутствия аргументации, фактологии по данному вопросу».

Между тем, еще до начала встречи прозвучал комментарий главы Миссии наблюдателей Европейского Союза в Грузии Анджея Тышкевича, в котором он сообщил, что приоритетом Миссии является свобода перемещения граждан в зоне мониторинга наблюдателей. Еще раньше Грузия направила России ноту протеста, считая, что пограничники углубились примерно на 300 метров в сторону «региона Шида Картли». Высказывания грузинских лидеров были разными по тональности и эмоциям. Более нейтрально отозвался премьер-министр Бидзина Иванишвили. Он предложил увеличить число наблюдателей и добавил: «Мы терпеливо уладим все без эмоций и агрессии». Глава МИД Майя Панджикидзе была более категоричной. Она призвала международную общественность оказать давление на Россию. А министр Грузии по вопросам реинтеграции Паата Закарешвили вообще причислил жителей приграничных грузинских сел к «пострадавшим» и пообещал оказать им помощь.

Не смогли промолчать и представители НАТО. Генеральный секретарь этой организации в странах Южного Кавказа и Центральной Азии Джеймс Аппатурай считает, что действия России в «Цхинвальском регионе не содействуют созданию стабильной обстановки».

Но кто бы, и что бы ни говорил, а разыгранный по указке тбилисских властей спектакль преследует вполне конкретные цели. 26 июня в Женеве планируется провести очередной раунд дискуссий по ситуации на Южном Кавказе. Этот формат существует уже более четырех лет. Все предыдущие встречи ощутимых результатов не дали. И только по одной причине: грузинская сторона упорно блокирует все конструктивные начинания. И главное – категорически отказывается подписывать документ о неприменении силы. Каждый раз грузинские переговорщики переводят разговор с главной темы на несущественные вопросы. Это вызывало возмущение юго-осетинской и абхазской сторон, которые не раз угрожали, что заморозят свое участие в дискуссиях до тех пор, пока они не начнут давать реальный результат. На это один из грузинских переговорщиков цинично ответил, что Женева – красивый город, поездку оплачивает третья сторона, выделяя еще и на карманные расходы, поэтому, почему бы не участвовать в этих мероприятиях?

Как бы то ни было, сейчас у Грузии появилась хорошая возможность увести дискуссии в сторону осуждения действий российско-югоосетинских пограничников. Исходя из этого, нашей делегации следует подготовиться к подобному развитию событий, тем более, что представителей Тбилиси поддержат участники от всех международных структур.

В самой Южной Осетии мероприятия по укреплению границы только приветствуются. Дело в том, что непосредственно вдоль границ с Грузией цепочкой расположились осетинские села, да и сам Цхинвал находится фактически на границе. Жители этих населенных пунктов прекрасно знают, откуда исходит угроза. Поэтому от дополнительной системы защиты здесь никто не откажется. Население прекрасно помнит куда забирали пленных и откуда приходила смерть, куда угонялись машины и откуда приходили наркотики. Уже доказано (по крайней мере, по заявлению главного российского санитарного врача Онищенко), что эпидемия свиной чумы пошла из Грузии. Известно, что на территории этой страны, в непосредственной близости от РЮО, развернуты загадочные химические и биологические военные лаборатории, где заправляют американцы. Кто даст гарантию, что «продукция» этих «научных объектов» не окажется у нас. По крайней мере, всплеск некой не выявленной инфекции население насторожил.

В свое время, после Октябрьской революции, СССР оказался во вражеском кольце и если бы руководители страны Советов не приняли решение закрыть границу на замок, то будущее Союза было бы под большим вопросом и наверняка не было бы никакой победы в Великой Отечественной. Неслучайно в ведущих капстранах впоследствии заговорили о «железном занавесе», придавая этому некий негативный фон. Листая историю, не надо забывать, что китайские правители в свое время спасли свой народ от набегов возведя Великую Китайскую стену. Сами американцы в недалеком прошлом возвели редуты против мексиканских беженцев. Израильтяне строят стену, отгораживаясь от палестинцев, а еще была и Берлинская стена... Нам тоже следует укрепить наши южные рубежи, понимая, что именно оттуда исходит реальная угроза. Один Ленингорский район уже давно в этом аспекте представляет собой проблему. При этом не следует обращать внимание на мнение «правозащитников» и «международников», что такая «закрытость» кому-то не понравится. Исходить нужно исключительно из собственных интересов. В том же Союзе виртуальный железный занавес сыграл свою положительную роль. Китайская стена осталась как исторический памятник, Берлинская стена была разрушена за ненадобностью. Поверим в сказку, что настанут времена, когда и государственная граница Республики Южная Осетия станет носить символической смысл.

Батрадз Харебов

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Популярно