Август 2008 года. Уроки памяти

25-08-2020, 15:51, Аналитика [просмотров 387] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Август 2008 года. Уроки памятиВосьмой день августа 2008 года обещал стать одним из знаменательных в истории человечества – в Пекине открылись Летние Олимпийские игры. Однако, в историю этот день вошел, в первую очередь, не благодаря древней спортивной традиции – 8 августа в Южную Осетию вторгается грузинская армия, чтобы на древней земле Алании устроить долгожданное, вынашиваемое столетиями желание уничтожения осетинского этноса. Чистое поле – именно такое конкретное название получила кровавая военная операция Грузии. Это вторжение, рядовое с точки мирового военного опыта, стало своеобразным рубежом, поделившим мир на «до» и «после».

Агрессия как идеология

Ключевым моментом событий августа 2008 года стал штурм города Цхинвал. Собственно говоря, наступление на столицу Республики началось 7 августа, в 22.35, когда началась артиллерийская подготовка. Залпы реактивных установок «Град», крупнокалиберных орудий ознаменовали начало крупномасштабного противостояния. В эти минуты перестрелки и захват тактических позиций, начавшиеся еще в первых числах августа, переросли в вооруженный конфликт регионального масштаба, но с глобальными последствиями для всего существующего миропорядка.

Южная Осетия и Россия были поставлены перед фактом начала войны, в то время как для грузинского руководства это были осознанные и запланированные действия. В ночь на 8 августа 2008 года грузинская армия начала операцию «Чистое поле». Целью вооруженного вторжения было «возвращение» Южной Осетии в состав Грузии. Отдав приказ на начало военной операции, Саакашвили видел себя не только человеком, который сломит государственность южных осетин, но и политиком, осмелившимся бросить вызов России и преуспевшим в этом...

События тех лет принято еще называть Пятидневной войной, но этот короткий период боевых действий по своему накалу не уступал военным конфликтам большей протяженности. Более четырех тысяч солдат и офицеров 4-ой пехотной бригады грузинской армии начали наступление на Цхинвал. В боевых порядках была не только пехота, но и танки и бронемашины, наступление поддерживала артиллерия и авиация. Столица Республики и ее окрестности подверглись массированному удару реактивных систем залпового огня «Град», тяжелых гаубиц Д-30, крупнокалиберных орудий «Пион». Грузинские солдаты шли в одной линии с модернизированными израильскими специалистами танками Т-72, бронемашинами БТР-80, Кобра, БМП-2… Воздушное прикрытие наступающих сил и штурмовку позиций юго-осетинских сил самообороны осуществляли ударные вертолеты Ми-24, а также беспилотные летательные аппараты «Гермес-450».

Решительность России

Сказать, что вторжение грузинских войск в Южную Осетию было неожиданным – не совсем верно. Скорее неожиданным было начало наступления именно 8 августа, особенно с учетом мирных заявлений самого Михаила Саакашвили. И, конечно, сам масштаб операции. Войной пахло в воздухе и это ощущение в Цхинвале, исходя из опыта последних лет с перманентными военными противостояниями, четко ощущалось. К тому же боевые действия шли с переменой интенсивностью еще с конца июля. В первых числах августа грузинская артиллерия обстреливала селение Хетагурово, на линии разграничения у селений Сарабук и Аунеу погибали военные и гражданские лица. Но возможное вторжение непосредственно в город все же не предполагалось.

Между тем, планы силового решения проблемы Южной Осетии и Абхазии в Тбилиси рассматривали практически с первых дней объявления независимости в этих республиках. Но с приходом к власти М.Саакашвили эти зловещие намерения обрели конкретику. Даты вторжения были разновременные, в 2004 году была проведена первая разведка боем. Но она окончилась для грузинской армии плачевно, и блиц-криг был перенесен на более поздний срок. Второй раз министр обороны И.Окруашвили планировал захватить Цхинвал к новогодним праздникам 2006 года. Но судьба вместо лавров победителя уготовила ему тюремную камеру… В Цхинвале и Москве понимали, что в своих реваншистских устремлениях М.Саакашвили и его команда неукротимы. И тем не менее война стала неожиданностью.

В беседе с журналистами на тему войны 2008 года Владимир Путин рассказал, что к моменту начала конфликта у России был готов «план отражения грузинской агрессии», разработанный Генштабом и утвержденный лично им. Более подробно эту тему в СМИ осветил экс-министр обороны и спецпредставитель российского президента Сергей Иванов. «Военные, генеральные штабы серьезных государств мира не наивные люди, они всегда исходят из худших сценариев развития ситуаций. Поэтому наш Генштаб в 2007 году – к тому времени конфликты малой интенсивности уже возникали в Южной Осетии – разработал секретный план наших действий в том случае, если в Южной Осетии начнутся полномасштабные военные действия и будут подвергнуты опасности или погибнут российские граждане», – рассказал экс-министр обороны. – Но мы не ждали, что именно в этот день, коварно, если так можно выразиться, будет совершено это нападение».

Тем не менее, несмотря на неожиданность вторжения и вопреки пессимистичному мнению многих западных и части российских экспертов,российская армия показала свою боеспособность в условиях форс-мажора. Командование 58-ой армии сумело быстро отреагировать, за сутки увеличив группировку войск в Южной Осетии почти вдвое, несмотря на то, что там была всего одна дорога – ТрансКАМ. А за трое суток создать мощную группировку российских сил и средств, которые были способны к эффективным военным действиям и нанесению противнику быстрого поражения, причем вражеская группировка численно не уступала. На высоком уровне проявили себя части Воздушно-десантных войск, бронетанковые группы.

Грузинская армия, оснащенная мощными ударными вооружениями (в ее вооружении участвовали США, Турция, Израиль, Украина, ряд европейских государств) и подготовленная по стандартам НАТО, готовая к наступлению против отрядов самообороны, «зачисткам» территории от населения, не смогла выдержать удара фактически еще советской армии (вернее, ее остатков) Российской Федерации. Грузины разбежались без серьезного сопротивления, техника была брошена, Тбилиси от победного марша российских войск спасло только нежелание политического руководства РФ идти на дальнейшую конфронтацию с Западом.

Война и мир

Атака грузинской армии на Южную Осетию не была результатом непредвиденной импульсивности президента Грузии М.Саакашвили, как многие впоследствии пытались преподнести. Причины более глубинны и главной целью преследовали нивелирование военно-политического влияния России в регионе. Понятно, что эти планы не исходили из Тбилиси.

Грузинское государство к войне готовили всерьез. Как в моральном плане, так и в части подготовки вооруженных сил. Обычными стали совместные учения военных из США и Грузии. В страну поставлялась разнообразная военная техника, в том числе, ее новейшие образцы. Отработка боевых действий на предполагаемом театре военных действий шла в ходе совместных с подразделениями стран НАТО учениями. Они проходили вплоть до начала агрессии. Так, в июле 2008 года грузинская армия совместно с американскими военными провела учения «Немедленный ответ».

Важное значение имело и обеспечение политического прикрытия будущей агрессии. После окончания боевых действий руководители стран-западных союзников Грузии отрицали то, что они как-то мотивировали Саакашвили на агрессию. Но если даже и не было официального указания, своим потворством реваншистскойриторике Саакашвили США и Европа давали карт-бланш ему на действия. Более того американские партнеры России пытались усыпить бдительность Москвы. По словам все того же Сергея Иванова, до 2008 года западные партнеры России неоднократно обещали, что не допустят конфликта. В частности, об этом говорила российскому руководству в частных беседах экс-госсекретарь США Кондолиза Райс. «Говорили и успокаивали нас, что Саакашвили никогда не решится на военную авантюру. Могу сейчас открыто признать, что Кондолиза Райс, будучи госсекретарем США, все время мне говорила в приватных беседах: «Сергей, не беспокойтесь, он красную черту не перейдет», – рассказал он. Однако, Саакашвили перешел свой Рубикон, в надежде, что сработает принцип: «Победителей не судят». Но российские танки, как он наивно полагал, не оказались металлоломом.

Реакция России наатаку грузинской армии наЮжную Осетию ироссийских миротворцев – оказалась шоком для Запада. И неслучайно, что американская дипломатия отреагировала насобытия вЮжной Осетии немгновенно. Довольно быстро дляЗапада стали ясны два обстоятельства. Во-первых, Россия была готова на любые шаги, чтобы защитить своих граждан вЮжной Осетии ипринудить Грузию кмиру. Во-вторых, никаких допустимых способов противодействовать ей уЗапада небыло. Есть авторитетные свидетельства, что вВашингтоне обсуждались варианты вооруженного противодействияРоссии, и они были отвергнуты: войны сядерной державой Соединенные Штаты предпочли избежать.

Реагирование Запада навойну вцелом исчерпывалось «мягкой силой». США отправили вГрузию военные корабли сгуманитарным грузом. Западные медиа пустили вэфир крайне одностороннюю версию событий. Американские дипломаты заговорили об «изоляции» России.

Дипломатическое давление неудержало Россию отпризнания независимости Абхазии иЮжной Осетии. Впрочем, иныхвариантов после того, какГрузия отвергла международное обсуждение статусадвух республик, уМосквы ине было. Зато это давление вочередной раз убедило Россию втом, что доверять Западу невозможно идаже рассчитывать напонимание сего стороны затруднительно.

Наше дело правое

Как выяснится со временем, грузинскую армию к атаке на Южную Осетию готовили американские военные инструкторы. Не исключено, что американские советники планировали повторить «хорватский» сценарий интеграции Южной Осетии, а затем и Абхазии, в состав Грузии. Многолетняя блокада, демонстрация мирных намерений, а потом – внезапный удар хорошо обученными и отлично экипированными подразделениями и достижение молниеносного успеха. Именно так хорватская армия, обученная американскими военными инструкторами, за 5 дней захватила Сербскую Краину в 1995 году. Эта операция стала апогеем этнических чисток на территории бывшей Югославии. Однако, в случае с Южной Осетией подобный сценарий не сработал, хотя сроки были те же. Решающим фактором в нашей войне явилась роль осетинского ополчения и представителейсиловых структур Республики. Проявленный запредельный героизм и отвага защитников Отечества, о чем потом неоднократно писали российские журналисты.

Впрочем, здесь бы хотелось остановиться на термине «ополченцы». Де-факто, среди защитников Цхинвала таковых было незначительное количество. Дело в том, что даже те представители сил самообороны, которые не входили в состав подразделений Вооруженных сил РЮО были приписаны к территориальным резервным батальонам. Так что де-юре ополченцев было немного. Другое дело, что в ходе боевых действий в значительной степени было утеряно централизованное руководство подразделениями и защитники столицы действовали в рамках своего опыта и решимости.

Говоря о защитниках Цхинвала, не будем забывать и о добровольцах из Северной Осетии. Имя Аслана Агузарова, погибшего в августе 2008 года стало символом общенационального единства в годину опасности.

И еще один момент. О помощи в подготовке и оснащении юго-осетинских вооруженных сил со стороны России. К августу 2008 года в Южной Осетии уже имелись силы, способные нанести врагу серьезный урон. Хотя в этой части и имелись сомнения. Так, В.Путин на одной из встреч с журналистами рассказал, что в рамках плана по отражению грузинской агрессии, разработанного Генштабом РФ, проходила подготовка сил обороны Южной Осетии. «Хотя наши военные специалисты считали, что подготовка югоосетинских ополченцев – дело бесполезное, так как ополченцы против регулярной армии, даже грузинской, проигрывали бы, но они оказались более чем востребованы», – подчеркнул Путин.

Конечно, соотношение сил и средств сторон в вооруженном конфликте было не в пользу Южной Осетии. Но даже теми силами, которые имелись на тот момент удалось сделать немало. Два штурма, или как их называли в августе 2008 года – прорыва, удалось нейтрализовать. Два раза грузинские силы вторжения уходили из города, чтобы снова и снова начинать наступление. Безрезультатно! Фактически три дня юго-осетинские силы обороны не давали превосходящему по всем параметрам противнику закрепиться в Цхинвале. В итоге было выиграно время для того, чтобы подразделения 58-й армии смогли развернуться в полную мощь. При этом в войне решающее значение порой имеют даже не дни, а один лишний час...

События августа 2008 года показали, что мало иметь современное вооружение, системы связи и управления, выучку, красивую форму, надо еще обладать определённым духовным стержнем, готовностью воевать за свое – правое дело.

С.Остаев

На фото: баннер подготовлен редакцией газеты «Республика»

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Октябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Популярно