Нерушимость границ, как закон, обязательный к исполнению или защита рубежей Южной Осетии – прерогатива, прежде всего, самих осетин

20-07-2020, 15:57, Аналитика [просмотров 349] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Нерушимость границ, как закон, обязательный к исполнению или защита рубежей Южной Осетии – прерогатива, прежде всего, самих осетин  Исполнилось 10 лет со дня принятия Закона РЮО «О Государственной границе Республики Южная Осетия». Сегодня на основе этого законодательного акта осуществляется охрана рубежей нашей Республики по всему периметру государственной границы с Российской Федерацией и Грузией. И если в российском направлении линия государственного разграничения нами воспринимается фактически как формальность, то в отношении агрессивного южного соседа хотелось бы, чтобы фраза «граница на замке» соответствовала нашим ожиданиям.

Чужие здесь не ходят!

Первое законодательное уложение, определяющее границы нашей страны было принято еще 31 августа 1992 года. Новый закон «О государственной границе Республики Южная Осетия» был утвержден Парламентом летом 2010 года. В данном законе определяется, что государственной границей Республики Южная Осетия является административная граница бывшей Юго-Осетинской автономной области (ЮОАО), закрепленная международными договорами и законодательными актами бывшего СССР.

Важным составляющим элементом охраны линии государственного разграничения является пограничная зона. В соответствии с Постановлением Правительства РЮО от 9 августа 2017 года такая территория определена вдоль государственной границы РЮО, и в нее входят следующие населенные пункты:

Дзауский район: Коз, Мыртгæджын, Теделет, Синагур, Переу.

Знаурский район: Лопан, Нарджытæ (Метех), Цадбын (Паткинет), Балта, Дидинджын (Гвиргвина), Калет, Исаккау, Уистæ (Цънелис, Балтинская сел. администрация), Циглат (Окона), Хæбæлатæ (Хабелаан), Арæнгæрон (Ионча), Урсдур (Кватетри), Гобозтæ, Хуымтæ (Гвиргвина), Уистæ (Цънелис, Зиууатская сел. администрация), Ирыкау (В.Дван), Чорбаул, Тулдзытæ (Дидмуха), Мугут.

Цхинвальский район: Ксуис, Хелчуа, Дисеу, Коркула, Ногкæу, Отреу, Чхараул, Арцеу, Гоиатæ, Икорта, Адзысар (Адзвистау), Гром, Китриул.

Ленингорский район: Гдулет, Æмдзæрин(Цинагар), Дзукатæ, Кедигора, Орчосан, Абреу, Монастер, Ахмадз, Тыджытæ (Нагомев), Дзуглæууæн (Дзеглеви), Салбиар, Далкау (Делкан), Тохта, Багиан.

Определен порядок въезда (прохода) и временного пребывания в пограничной зоне РЮО. Граждане РЮО могут здесь находиться по паспорту гражданина Республики (либо документу, его заменяющему) или служебному удостоверению. Если же в один из названных выше населенных пунктов захочет прибыть гражданин иностранного государства (в том числе и РФ), он обязан получить специальный пропуск, который выдается Пограничной службой КГБ РЮО. Документ можно получить как в самом Цхинвале, так и в районном центре.

Тем не менее, в вопросе свободного передвижения населения в погранзоне всегда оставались проблемы. Так, чтобы приехать в родное село на лето или на похороны, было необходимо получить пропуск. Дажеместные жители должны были постоянно носить при себе паспорт, где указывалась прописка в населенном пункте. Паспорт гражданина РЮО требовали и у охотников, которые могли в ходе преследования забрести в погранзону... Все эти моменты вызывали понятное неприятие – согласитесь, ходить на охоту с паспортом, по меньшей мере, нелепо. При этом въезжать в пограничную зону просто предъявив документ, удостоверяющий личность, могли беспрепятственно депутаты Парламента, члены Правительства, должностные лица и госслужащие административно-территориальных образований Республики, на территории которых установлена пограничная зона. А, к примеру, журналистам приходилось брать каждый раз пропуска не только для себя, но и на служебную автомашину при выезде в пограничную зону для подготовки материала. Понятно, что правила есть правила, но их явно необходимо было усовершенствовать.

Коллизии приграничья

Все это время от граждан Республики, которые ездили в села пограничной зоны, а также непосредственно их жителей, поступали жалобы на неудобства режима пограничной зоны. И эта проблема не могла оставаться без реагирования со стороны властей. В 2015 году постановлением Правительства были сделаны существенные послабления: теперь глубина погранзоны составила в населенных районах 1 км, что существенно меньше, чем было установлено прежде. Из пограничья были выведены ранее запретные для свободного посещения южная окраина г. Цхинвал, а также населенные пункты Ерман, Едис, Квайса, Аунеу, Хетагурово, Тбет, Гудзабар и Прис. Кроме того, за пределами погранзоны теперь оказались водолечебница «Ныфс» (Нагутни) и участки автомобильных дорог республиканского значения Цхинвал – Ксуис и Цхинвал – Аунеу. Интересный момент. Жители высокогорного селения Ерман не были особенно довольны тем, что к ним теперь был открыт свободный доступ. Они жаловались, что теперь их край заполонят туристы и разные любители пикников на природе J.

Очередное упрощение пребывания в погранзоне было осуществлено в 2017 году. В частности, постановлением Правительства РЮО из пограничной зоны были выведены еще ряд населенных пунктов, а именно Бадатæ, Бакатыкæу, Зиууат, Фæзыкæу, Дзæгæлком Знаурского района и Павлиата, Елойта Ленингорского района, а также участок автомобильной дороги Аунеу-Зиууат-Знаур. Ряд упрощений произошел и в вопросах необходимой документации граждан.

Тем не менее и сегодня остаются некоторые запреты, вызывающие непонимание. Например, в погранзоне запрещается подсаживать неизвестных лиц и лиц без документов, удостоверяющих личность и дающих право на пребывание в погранзоне. Признаться, как-то сложно представить, что, скажем, житель селения Гвиргвина, следуя в автомобиле в город Цхинвал, откажет подсадить голосующего у селения Балта человека. Или спрашивать у знакомого, подсевшего в его машину, документы. Или другой пример. Если понятен запрет на осуществление «фото и видеосъемку пограничных нарядов, пограничных знаков, инженерно-технических сооружений, других объектов пограничных органов», то непонятно, почему запрещается фото и видеосъемка территории сопредельного государства (в нашем случае Грузии)... Но, как говорится, правила на то и правила, чтобы их соблюдали. Тем более, что сегодня вопрос в другом.

Опора на собственные силы

Сегодня охрану государственной границы РЮО, согласно договору, осуществляют российские и юго-осетинские пограничники. В своей деятельности они руководствуются Соглашением между РЮОи РФ «О совместных усилиях в охране Государственной границы РЮО», подписанного 30 апреля 2009 года и Закона РЮО «О Государственной границе Республики Южная Осетия». Казалось бы, совместная деятельность по охране госграницы не может вызывать вопросов. Но есть нюансы, определенные временем, о которых хотелось бы сказать.

События в районе населенного пункта Уиста (Цънелис) показали, что в деле охраны государственной границы не надо полагаться исключительно на сотрудников Погрануправления ФСБ России в РЮО. В период «Цънелисского кризиса» юго-осетинская сторона оказалась в одиночестве. Причина была, конечно же, не в том, что российские пограничники из злого умысла не воспрепятствовали установлению поста грузинской полиции. Объяснение неожиданной пассивности кроется в разночтении топографических документов, определяющих линию разграничения в спорном районе. Если бы у российских коллег не было сомнений, то они бы, однозначно, не проигнорировали действия полиции Грузии, установивших пост на виду пограничников. Там, где у российских пограничников не бывает разночтений в картах, они действуют незамедлительно и жестко. В случае же с селением Уиста (Цънелис) была двоякая ситуация. Но если бы охрана на данном участке велась, как и предполагалось, совместно, то известных метаморфоз однозначно бы не произошло. И именно в этом, на наш взгляд, главная причина произошедшего.

В итоге, на сегодня часть нашей территории, причем с тальковым месторождением, оккупирована Грузией. И этот факт неприемлем, пусть речь и идет всего о сотне метров. За годы царизма и советского периода очень много территорий Осетии уже перешло в границы Грузии, которые рано или поздно надо будет также возвращать. И дело не только в Тырсыгоме (Восточная Алания), через которую проходит стратегическая Военно-Грузинская дорога.

Грузия и сегодня не собирается останавливаться в своей ползучей аннексии, чему свидетельствует ситуация теперь уже и в Синагурской зоне Республики. Тут надо понимать главное: защита границ Южной Осетии – это прерогатива, прежде всего, самих осетин. Да, с опорой на союзническое российское плечо, но самих осетин. Именно в этом и состоит принцип совместной охраны. Ведь кто лучше местного жителя знает особенности здешнего ландшафта, имеет среди населения приграничья родственников и близких, способных стать ценным источником информации?.. Кроме того, будущее диктует необходимость укрепления национальных сил пограничной стражи. «Цънелисский кризис» показал, что существующих собственных сил и средств Погрануправления РЮО было недостаточно. Именно поэтому приходилось привлекать сотрудников других силовых структур. Поэтому актуализируется и вопрос скорейшего восстановления батальонов резервистов по примеру 2004 года. Помнится, 16 лет назад и сотрудники нашей редакции также были прикреплены к одному из таких батальонов и при необходимости направлялись на охрану границ у сел Зар и Прис. Тогда общая численность защитников Родины, что называется «под ружье», насчитывала около 7 тысяч человек, что для обороны страны является неплохим показателем. Да и сегодня Грузия вряд ли ограничится Цънелисом...

С.Остаев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Август 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 

Популярно