Последние месяцы все мы жили мыслями о приближающейся трагической дате – 100-летие геноцида осетинского народа 1920 года. 20 июня – День Памяти – минул. Что дальше?

6-07-2020, 15:19, Аналитика [просмотров 622] [версия для печати]
  • Нравится
  • 3

Последние месяцы все мы жили мыслями о приближающейся трагической дате – 100-летие геноцида осетинского народа 1920 года. 20 июня – День Памяти – минул. Что дальше?В кровавом для нашего народа 1920 году не осталось ни одного осетинского селения, которое бы не было разграблено и сожжено. Земля юга Осетии горела в прямом смысле этого слова. Тысячи и тысячи убитых. Только в Цхинвале было убито более пяти тысяч осетин. Из которых каждый третий погибший был ребенком… Просто вдумайтесь в эти цифры… Каждый третий… убитый… был ребенком! И это не считая убитых в селах, погибших в пути через перевал, и тех, кто умер уже в изгнании от болезней и голода. Количество погибших в 1920-ом году исчислялось десятками тысяч… десятками тысяч искалеченных судеб, десятками тысяч оборванных жизней. Такое забыть невозможно... А прощать тем более…

С той кровавой поры минуло 100 лет. Но и эти десять десятилетий явились для нашего народа продолжением борьбы за свою свободу. Свободу на алтарь которой были положены жизни сотни лучших сынов осетинского народа... И вот, сто лет спустя, руководитель уже независимого юга Осетии подписал Указ об объявлении 2020 года Годом памяти. Кроме того, отдельным Указом 20 июня в нашей стране был определён как День памяти жертв геноцида осетинского народа, преступлений по этническому признаку, совершенных грузинским правительством в 1920 году.

Изжить формализм

«Ручное управление» – это авиационное понятие, к сожалению, обрело полноценное воплощение в последние десятилетия в государственной и политической реальности нашей Республики. Имеется ввиду, что различные комиссии, создаваемые за все минувшие годы при любой администрации президента, начинали продуктивно функционировать зачастую только после того, как ее, спустя время, возглавлял сам глава государства. Без этого ожидаемых и необходимых подвижек фактически не наблюдалось.

Вот и комиссия по мемориализации геноцида, изначально созданная при прежней администрации президента, собралась несколько раз, очертила контуры предполагаемой работы и… это всё за два года деятельности. Без конкретики. Поэтому на обновленную комиссию, созданную уже при действующем главе государства, признаться, было больше надежд. И, в первую очередь, потому, что до памятной трагической даты оставалось еще меньше времени. Однако и тут работа комиссии активизировалась только спустя время, когда в ней начал принимать личное участие президент страны. Даже решение об объявлении конкурса на создание эмблемы к 100-летию геноцида осетин принималось уже при участии Анатолия Бибилова. Почему данный конкурс нельзя было объявить раньше, сказать сложно. Как и ответить на вопрос о фактической и в какой-то мере традиционной инертности комиссий без наличия того самого «ручного управления» во все времена. Возможной причиной может служить объективизм, когда из комиссии в комиссию переходят одни и те же люди. Точнее не сами люди, а занимаемые ими должности. Но ведь комиссия комиссии рознь. К примеру, к подготовке столетия геноцида было минимально привлечена общественность. При этом часть чиновников, вошедшая в коллегиальный орган, будем откровенны, вряд ли горела желанием там находиться. По крайней мере, от многих из них реальных инициатив не поступило. Именно поэтому комиссия не должна быть образно говоря «комиссией костюмов и галстуков», в ее составе нужны люди заинтересованные.

Хроника годовщины трагедии

В Республике со столетней датой преступлений властей Грузии против осетин связывались большие планы. Прежде всего, в надежде, что удастся донести через различные мероприятия и пиар-акции правду о событиях 1920 года до широкой общественности. Прежде всего зарубежной. Получилось, будем откровенны, не очень. И в какой-то мере скомкано. Главная причина была в коронавирусной инфекции, существенно ограничившей реализацию планируемых памятных мероприятий. Тем не менее, годовщина кровавых событий вековой давности не осталась незамеченной.

В преддверии Дня памяти Министерство иностранных дел страны обратилось к Правительствам иностранных государств с призывом принять во внимание трагическую для народа Осетии дату – 100-летие геноцида осетин, совершенного правительством Грузии в 1918-1920 годах XX столетия. На данный посыл отреагировали в двух странах – на заседании Народного Совета Донецкой Народной Республики парламентарии единогласно поддержали данное обращение, а Парламент Абхазии еще высказался о «признании факта геноцида в отношении не только осетинского, но и абхазского народа со стороны официальных властей Грузии на протяжении XX – начала XXI века».

В самой Республике, как уже говорилось выше, количество памятных мероприятий из-за пандемии было минимизировано. По сути мы ограничились лишьвозложением цветов к стеле 13 коммунаров, общенациональной минутой молчания и запуском черных шаров в различных уголках Республики… Была еще одна инициатива, которую хочется отметить отдельно – это прохождение альпинистами перевалов по т.н. дороге скорби, через которые сто лет назад тысячи беженцев спасались от грузинских карателей. Но об этом чуть позже.

Вспомнили жертв этнических чисток, организованных грузинским правительством и в дальнем зарубежье. Наши соотечественники, проживающие в Нидерландах и Бельгии, почтили минутой молчания их память. Обратившись к соотечественникам по видеосвязи, живущие в Европе осетины присоединились к общенациональной минуте молчания.

20 июня в 20 итальянских городах, а также в Республике Сан-Марино десятки друзей Южной Осетии минутой молчания почтили память жертв геноцида и выставили плакаты с изображением государственного флага РЮО и надписью «Сто лет геноцида народа Южной Осетии, совершенного Грузией. Мы помним». Этот своеобразный флешмоб памяти прошел по всей стране: в Венеции, Вероне, Болонье, Флоренции, Пезаро, Неаполе, Катании, Кальяри и других городах. В акции приняли участие депутаты национального парламента и областных советов, представители общественности.

Неразделенная боль?

Немало вопросов вызвал отклик на 100-летие геноцида осетинского народа на севере Осетии. Так, глава РСО-Алании ограничился лишь комментарием в социальной сети. «Военные преступления против мирных граждан должны быть признаны и осуждены мировым сообществом и самой Грузией», – написал на своей странице в Instagram руководитель Северной Осетии Вячеслав Битаров. Безусловно, мы в Республике, конечно же, в день памяти жертв геноцида ожидали от В.Битарова большего. Ведь едва ли Instagram это та площадка, где нужно выступать по такому важному вопросу, как память о преступлениях против своего народа. Ничего не известно о реакции Парламента РСО-Алании и отдельных депутатов. Не была в унисон проведена здесь и общенациональная минута памяти. Более того, 20 июня, в день, когда отмечалась одна из трагических дат в истории осетинского народа, во Владикавказе проходила репетиция военного парада. Торжественное шествие с трубами и литаврами. Думается, хотя бы репетицию военного прохождения в этот день можно было перенести…

В итоге 100-летие геноцида осетинского народа на севере было отмечено лишь в неофициальном формате – во Владикавказе группа общественных активистов выложила дату 1920-2020 из горящих свечек и почтила память жертв геноцида минутой молчания...

«Стыр Ныхас»

Мы не собираемся охаивать, и, тем более, огульно, эту знаковую общенациональную структуру, которую «песочат» в последнее время все, кому не лень. И совсем не потому, что два сотрудника нашей газетынаходятся в составе ее юго-осетинской части, и мы в целом положительно относимся к ее председателю Руслану Кучиеву и его стараниям по реанимированию организации. Но сказать пару слов необходимо. Поскольку на «Стыр Ныхас»возложена огромная миссия.

Реакция руководства Международного общественного движения «Высший Совет Осетин» («Стыр Ныхас») была своеобразной. «В обычное время мы бы, конечно, поехали и приняли участие во всех мероприятиях. Но здесь ситуация тяжелая, люди десятками гибнут, на юге этого не понимают. Болезнь уже унесла жизни двух членов нашего Координационного совета, трое – в тяжелом состоянии. Мы в таком положении, что не можем сегодня себе многое позволить», – сказал Р. Кучиев ИА «Спутник Южная Осетия». Было еще его 30 секундное обращение, сделанное для юго-осетинского телевидения, на заднем фоне видеокартинки которой, к слову, свободно ходят люди, в том числе и в возрасте. Это мы к тому, что акции в память о геноциде осетин с участием общественности прошли 20 июня в Италии, а ведь эта страна лидер по COVID-19!

Впрочем, от «Стыр Ныхас» и лично Р.Кучиева никто и не требовал «рисковать жизнями людей». Но, думается, специальное обращение от имени «Стыр Ныхас» приличествовало бы сделать. Ведь в отличие от того же Битарова, в данном случае Кучиев по умолчанию наделен куда более серьезными объединительными функциями.

Наследие всеосетинского съезда

В своем телевизионном обращении Р.Кучиев упоминает о решениях X съезда осетинского народа по геноциду осетин. Действительно, важное место в работе съезда, прошедшего в августе 2018 года в Цхинвале, занял вопрос актуализации темы геноцида народа Осетии. Без лишней скромности скажем прямо, что вопрос обязательного включения в повестку дня темы геноцида осетинского народа, а также вопрос об утраченных национальных территориях Восточной Алании, о которых наша газета неустанно пишет последние лет десять, была инициирована именно представителями «Республики». И вряд ли этот момент кто-то захочет оспорить. В итоге обе темы стали одними из центральных в работе общеосетинского форума.

На съезде была принята резолюция о геноциде осетинского народа со стороны Грузии в 1920 году. Эти преступления были расценены как прямое следствие умышленных действий властей Грузии, направленных на массовое физическое истребление осетинского народа. На съезде было заявлено о намерении добиваться международного признания и осуждения геноцида 1918-1920 годов… Но обращения с просьбой признать геноцид осетин, осуществленный Грузией, насколько нам известно, так и не были направлены в Госдуму России и в парламенты иностранных государств. Проигнорировано было и другое решение делегатов Всеосетинского форума – не был открыт счет, где бы аккумулировались средства, собранные осетинами со всего мира на возведение мемориала жертвам геноцида осетин 1920 года. Хотя и это было решение X съезда.

Газета «Республика»

Тут возможен вопрос – а что сделали вы сами перед тем, как на страницах газеты высказывать претензии? Не много. Но в силу своих возможностей. Газета «Республика», единственное СМИ страны, которое около десяти лет систематически поднимало вопрос преступлений против осетин юга Осетии, постепенно подводя общественность к 100-летию трагической даты. И едва ли какая сторона кровавых событий 1920 года еще осталась не освещенной на страницах нашего издания. Но, к сожалению, долгиегоды нашими публикациями больше интересовались в Тбилиси, чем в Большом Доме Цхинвала. И именно Грузия реагировала на статьи «Республики» о геноциде осетинского народа, к примеру, устами картвельского доктора исторических наук. Лишь в последние год-два, да и то во многом благодаря обращению В.Путина, который прямо указал нам на эти страницы нашей истории, тема геноцида вдруг оказалась, что называется, «в тренде». Появились публикации в других изданиях, информационное пространство «обрело» десяток экспертов поистории геноцида осетин. Конечно, лучше поздно, чем никогда, но…

Продолжая тему вклада редакции газеты, помимо публикаций отметим, что мы неоднократно выступали с разного рода инициативами, ориентированными именно на дату геноцида. К примеру, фактически настаивали на строительстве Мемориала (проект Инала Джуссоева), в основании которого планировалось размещение музея геноцида; предложили устроить Аллею Героев 1920 года у подножья здания Парламента, там на идеальной для этого площадке как раз уже находится бюст Серо Санакоева (тем более, что в Республике имеется свой превосходный мастер Сармат Зассеев, совсем недавно восстановивший бюст Героя Советского Союза Г. Беруашвили); несколько лет назад предлагали, чтобы ежегодно 20 июня проводить в странах и разных городах, где проживают осетины, в одно и то же время траурный, как сейчас принято говорить, флешмоб у стен посольств Грузии, а если в этих странах таковых нет, то у посольств США с транспарантами и зажжёнными свечами (почему этого не было сделано даже на столетие – непонятно, тем более, что в Италии подобное осуществить удалось – значит, необходимая работа с диаспора-ми проведена не была); писали и о необходимости создания Государственного комитета по вопросам геноцида (тем самым мы бы показали значение данного вопроса для нашего народа)… Ну а с начала года в каждом номере газеты публиковался хотя бы один материал касательно геноцида, а ко Дню памяти был подготовлен спецвыпуск газеты… Как говорится, что могли. В итоге, мы не только не вошли в состав государственной комиссии по геноциду, наши предложения пока также не были услышаны.

Пока больше вопросов и много работы впереди

Вопросы, действительно, пока остаются. К примеру, до сегодняшнего дня не был официально опубликован план памятных мероприятий. Оставляла желать лучшего эффекта и реализация проведенного. Например, 20 июняде-факто гвоздем памятных мероприятий стало возложение венков и цветов к могиле расстрелянных в 1920 году 13 участников сопротивления грузинским карателям, где не был проведен даже традиционный митинг. На центральной площади страны не была проведена акция «Свеча памяти», хотя двумя днями позже она была организована в память о погибших на фронтах Великой Отечественной войны. Можно ли было зажечь свечи и в память о погибших и замученных от рук грузинского фашизма и национализма? Несомненно. И если уж организаторы памятных акций хотели избежать повторений, то можно было бы использовать опыт еще советского периода. Тогда каждый год 20 июня устраивалось факельное шествие молодежи к обелиску 13 коммунаров на Згудерской возвышенности. Те, кто помнит расскажут, что широкое море огней, лентой поднимающееся в ночи к Згудерскому лесу оставляло неизгладимое впечатление. Для организации этой акции требовалась всего-то сотня молодых активистов и каждому прикрепленная на палке консервная банка с опилками, пропитанными керосином (тогда так делали незамысловатую конструкцию факела). Или как еще одна эффектная визуальная акция– костры на сигнальных башнях на протяжении пути, по которому проходил исход осетин на север в 1920 году. Здесь как раз отметим уже упомянутое мероприятие – прохождение в рамках памяти о геноциде перевалов, по которым сто лет назад тысячи беженцев спасались от грузинских убийц. Альпинисты Южной Осетии совершили восхождения на перевалы ущелий Сба и Кударгома. Это мероприятие, безусловно, заслуживало большего внимания, чем запуск тех же шаров. Однако и само восхождение прошло в усеченном формате. Первоначально планировалось, чтобы альпинисты прошли весь путь до ущелий Закка и Мамисона, полностью повторив исход беженцев 1920 года. Но согласия от российских пограничников на севере Осетии получено не было. Или их не просили об этом?

Комиссия по мемориализации геноцида не прекращает свою работу. Наоборот, ее членам еще предстоит сделать анализ проведенных мероприятий и значительно активизировать реализацию намеченных по плану. В информационной сфере также многое еще предстоит сделать. Снижать активность нельзя до тех пор, пока геноцид осетинского народа не получит признание. Своего эфира также ждет художественно-документальная лента «Хæхтææвдисæнтæ» киностудии «AllonFilm» (директор Г.Мамиев), не увидела пока свет и книга по геноциду историка К. Пухаева, на ноябрь перенесена премьера спектакля «Последний свидетель», ждут переиздания уже имеющиеся научные труды…

Необходимо, чтобы этот год запомнился не коронавирусом, а памятью о геноциде нашего народа. Для этого надо, чтобы о нем нам всем что-то постоянно напоминало. Хотя бы та же эмблема, которая практически не видна на улицах столицы, не были подготовлены и соответствующие значки... Нет и мемориала в память о геноциде. В очередную годовщину событий 1920 года в 70-х годах в сквере у храма Рождества Пресвятой Богородицы в Цхинвале был установлен памятный камень с табличкой, что в ближайшее время на этом месте будет установлен монумент в память о погибших от рук грузинских карателей. Камень по-прежнему лежит массивом в сквере, а монумента как не было, так и нет...

Пример армян и евреев показывает, что осуждение и признание геноцида народа является одним из действенных инструментов внешней политики. И этим инструментом необходимо пользоваться. Поэтому хочется верить, что в нашем случае все только начинается. За признание геноцида осетин 1920 года необходимо бороться. А значит будет создан и Госкомитет по вопросам геноцида, и Мемориал памяти, организованы и другие знаковые мероприятия… Национальная идея? Вот одно из ее знаковых составляющих…

Л.Джиоев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Август 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 

Популярно