Беспилотная авиация Южной Осетии

29-06-2020, 13:48, Аналитика [просмотров 180] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Беспилотная авиация Южной ОсетииНовые технологии очень быстро меняют современный мир. Среди прочих изменений весьма заметно преобразование психологии войны, а именно – способы поражения противника стали более изощренными и жестокими, ориентированными на массовость жертв. Эпоха тяжелых вооружений подходит к концу, уступая место биологическому оружию и, возможно, даже климатическому, о котором говорят, что его нет, но все подозревают, что в какой-то форме оно уже испытывалось. Особенно популярными в военной сфере, в спецслужбах и у спасателей в последние годы стали беспилотные летательные аппараты (БПЛА). Более того, наблюдается настоящий бум беспилотников, к которым мы относим и вполне мирные квадрокоптеры, широко используемые в кино и телевизионных СМИ. Но нас сейчас интересуют военные беспилотные аппараты.

Использование военных дронов наглядно и полно показывает античеловеческую сущность войны. Если в прежние времена речь шла о физической силе, ловкости, военном опыте и мужестве воинов, то сейчас эти сантименты никого не вдохновляют, разве что – на ринге. Как говорится, быстрые побеждают медленных. Возможно, аланская конница в свое время внушала не только ужас римским докавалерийским легионам, но и острое чувство несправедливости и обиды за неравное положение пехоты в тяжелых доспехах перед стремительными, как ветер, всадниками.

Оператор дрона не рискует жизнью, он, разве что, опасается потерять дорогой летательный аппарат, управляя его полетом над территорией противника. Есть, конечно, определенный процент «внешних пилотов», испытывающих пост-

травматический синдром после того, как управляемые ими беспилотники успешно поражают цели – какие-нибудь мирные деревни в азиатских странах, в которые засылать вооруженные подразделения, как говорится, себе дороже. В книге немецкого журналиста Э. Фероза «Смерть нажатием кнопки: истинные масштабы американского дрон-террора, или То, как убийство может стать повседневной рутиной» описывается множество случаев применения боевых дронов против мирного населения Афганистана, длякоторого смерть от беспилотников давно стала правилом, а не исключением. Афганцы – воины в десятках поколений, только и умеющие, что воевать, но в данном случае это так же не имеет значения, как если бы они были офисными служащими. Автор подмечает опасное сходство военных дронов с террористами-смертниками. Их задача – транспортировать взрывчатое устройство куда надо и пусть они потом самоликвидируются вместе с бомбой. Хотя большей частью технологии, особенно, в западных армиях, направлены на многоразовое использование летательных аппаратов. Не то, чтобы дрон стоит дороже жизни одного солдата. Он просто эффективней справляется с задачей.

Противостоять роботизированным летающим смертникам мужеством и генетической воинственностью бесполезное занятие. Даже средствам противовоздушной обороны приходится ориентироваться сейчас, в том числе, на обнаружение и отражение ударов низколетящих воздушных целей противника.

БПЛА могут эффективно вести разведку и наносить штурмовые удары. Их трудно обнаружить, но при этом одна точно сброшенная даже самодельная бомба может ликвидировать дорогостоящую военную технику или мирный объект. Поэтому военные эксперты выделяют особую важность современных воинских подразделений, которые для краткости мы назовем «охотниками за дронами». Их роль сравнивают с той, которую играли противотанковые подразделения во время Второй мировой войны. То есть, наличие в Вооруженных силах формирований, которые противодействуют беспилотникам, абсолютно необходимо.

В российской армии эта задача успешно решается средствами радиоэлектронной борьбы (РЭБ), поскольку обычными ПВО сбивать дроны нерентабельно – зенитная ракета стоит очень дорого по сравнению с любительским дроном, который легко можно переоборудовать в разведчика или террориста. Армейские мобильные отряды по борьбе с дронами прикрывают важные военные объекты и части. На их вооружении находятся малогабаритные радиолокаторы и системы радиоэлектронных помех. Эксперты считают, что в перспективе роль новых формирований в войсках только увеличится.

Мы не случайно дали противоречивый заголовок данной статье – у Вооруженных сил Южной Осетии нет авиации, ни пилотируемой, ни беспилотной. Армия РЮО ориентирована на оборонительные действия, для нее важней системы ПВО, чем использование боевых дронов на территории противника. В то же время, анализ опыта современных военных конфликтов, и, прежде всего, грузино-осетинской войны, также как и факты обострения ситуации в приграничных районах за последний год, показывает необходимость использования беспилотной авиации. Таким образом, любая стратегия борьбы с беспилотным терроризмом должна быть комплексной, учитывать все аспекты этой проблемы.

Что касается Грузии, там военные специалисты совсем недавно в рамках программы Восточного партнерства прошли обучение новейшим технологиям и методам создания беспилотных летательных аппаратов. Первый грузинский БПЛА был испытан еще в 2012 году и с тех пор, конечно, был усовершенствован.

Один из двух дронов, нарушивших воздушное пространство Южной Осетии со стороны Грузии в начале июня этого года, был крупным БПЛА типа «Гермес» или «Skylark». Это военные летательные аппараты, используемые для ведения разведки над территорией противника, осуществления фото- и видеосъемки, передачи координат для нанесения огневого удара по целям и т.д. «Гермес» – израильский многоцелевой разведывательный БПЛА,полностью изготовленный из композитных материалов, что затрудняет его обнаружение средствамиПВО.Беспилотники были переданы грузинскому МВД Израилем в 2008 году. Впрочем, двааппарата из этого арсенала были сбитыВоенно-воздушными силами Абхазии – 18 марта и 20 апреля 2008 года.

В Южной Осетии тоже был сбит беспилотник. Правда, случилось это 27 августа 2008 года, в те дни в Южной Осетии не опасались стрелять по всему, что пролетало по ее небу и передвигалось по ее земле. Сбили его сотрудники подразделения МВД РЮО. Однако уже потом, когда грузинских БПЛА-нарушителей стало много, как перелетных птиц, осетинская сторона чаще всего стреляла по ним заявлениями и обещаниями силовиков в следующий раз точно сбить.

К примеру, 22 марта 2019 года сразу пять беспилотников пересекли границу Южной Осетии со стороны Грузии и долетели до Квайса. Там один из них провисел над городом минут двадцать, после чего спокойно покинул пределы воздушного пространства РЮО. «Беспилотные летательные аппараты находились на территории Южной Осетии приблизительно около часа», – заявил глава юго-осетинской делегации Егор Кочиев в ходе встречи в рамках Механизмов по предотвращению и реагированию на инциденты (МПРИ). Представителей грузинской делегации этот факт «очень удивил».

В сентябре прошлого года грузинские силовики сбили над участком грузино-осетинской границы в районе села Цънелис (Уиста) квадрокоптер Генпрокуратуры РЮО. Грузинская сторона объяснила свои действия случайностью, в результате которой некий «любительский дрон», принадлежавший неправительственной организации, наблюдающей по собственному пиар-почину ситуацию на границе, врезался в воздухе в БПЛА Генпрокуратуры и сбил его. Куда он при этом делся сам, они не сообщили. Но дело не в этом, а в том, что, как мы уже сказали, гражданский беспилотник очень легко может выполнять задачи по сбору разведданных, вести фото- и видеосъемку, передавать координаты и т.д.

Практически во всех странах в настоящее время действует законодательство, ограничивающее пользование беспилотниками. Их владельцы обязаны регистрировать свои аппараты, а в некоторых странах даже получить права и разрешение на частоты. В Москве запрещается использование дронов внутри МКАД, в местах большого скопления людей висят таблички «беспилотная зона». В Грузии также запрещаются полеты дронов над госучреждениями, на улицах, в скверах и т.д. Однако закон не запрещает, как видим, осуществлять полеты любительских дронов над территорией РЮО.

К сожалению, в официальных органах РЮО мы не смогли получить комментария по поводу того, имеются ли в арсенале наших вооруженных сил средства радиоэлектронной борьбы и предпринимаются ли в целом какие-то шаги для пресечения бесконтрольного нарушения воздушного пространства РЮО, т.е. будут ли сбивать грузинские БПЛА над небом Осетии… Видимо, остается надеяться на народные средства. Если в наших вооруженных силах нет GPS-глушилок, СВЧ-пушек, подавляющих бортовую электронику беспилотников, портативных т.н. «противодронных ружей», лазерных установок или хотя бы переносных платформ, выстреливающих по БПЛА сетями (используется в Китае), то можно принять на вооружение нидерландский опыт: там кборьбе сдронами-нарушителями привлекли птиц. В роли истребителей небольших дронов выступают орлы, которые нетолько успешно перехватывают квадрокоптеры, нои доставляют их затем набазу... А что делать, если заявления «не работают», да и стрелять не получается…

Инга Кочиева

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июль 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Популярно