Как пандемия меняет мир. Дисциплина и готовность к кризисам – новые нормы жизни

17-06-2020, 10:14, Аналитика [просмотров 351] [версия для печати]
  • Нравится
  • 1

Как пандемия меняет мир. Дисциплина и готовность к кризисам – новые нормы жизниМир пережил чуму, переживет и «корону» – такое мнение стало популярным теперь, когда пришло жаркое лето, и коронавирус потихоньку сдает позиции. Но еще совсем недавно призрак апокалипсиса в виде новой «испанки» буквально витал в воздухе. Напомним, что жертвами «испанского гриппа» в 1918-1920 годах стали не только погибшие – от 25 до 100 млн. человек (по разным оценкам), но и выжившие: результаты исследований показали, что к зрелому возрасту люди, рожденные во время пандемии, были менее образованны, не так здоровы и имели низкий социально-экономический статус.

Сейчас, сто лет спустя, мир снова настолько занят вирусом и своим спасением, что практически пропустил ряд важных событий, которые в прежние времена формировали не только тему для СМИ и аналитиков, но и приводили к очередному повороту в международных отношениях. Так, осталась почти незамеченной публикация Пентагоном видеозаписей, снятых экипажами американских боевых самолетов с 2004 по 2019 год, на которых запечатлены НЛО. Конечно, эти ролики и раньше «несанкционированно» крутились в открытом доступе, но только сейчас ВМФ США подтвердил их подлинность. Почему сейчас? Пандемия – подходящий период для обнародования ранее замалчиваемых фактов. Не до НЛО сейчас! Или наоборот: сейчас не до гриппа, у нас НЛО в небе! Или другой пример – очень быстро иссяк интерес и к пилотируемому полёту космического корабля частной компании SpaceX, который доставил на МКС американских астронавтов. Между тем, это первый с момента закрытия в 2011 году программы Space Shuttle пилотируемый запуск с территории США. Почему поток новостей о пандемии поглотил столь важную информацию? Может быть дело в том, что сенсации в наше время «живут» не более 15 минут, а вирус все еще рядом…

Традиционно скажем вслед за всеми – мир уже не будет таким, как прежде. Сильнее всего это отразится на экономике. Многие эксперты прогнозируют, что после окончания пандемии монополизация экономики в мире усилится. Крупные игроки на рынке смогут легче переждать бурю, выжить, а также хватить места, занимаемые пока мелким и средним бизнесом. Малому бизнесу помогут выжить только инновационный рост, новые оригинальные технологии и не нашедшие себе места бедствующие гении. Что касается государственного сектора, то эксперты считают, что возросшая безработица сделает огромное количество людей сильно зависимыми от бюджетных средств. Актуальной станет проблема не только наполнения бюджета, но и управления им.

Пандемия и новый образ жизни, связанный с кризисом, оказал заметное влияние и на психологию человека, вынудив его произвести определенную переоценку ценностей. Так, люди убедились, что в удаленке есть реальная логика, поскольку нет необходимости отбывать полный восьмичасовой срок на работе, не создавая ничего, чего нельзя сделать, находясь дома. Поэтому, возможно, будет произведен пересмотр трудового графика, рабочего календаря офисов и учреждений. В то же время удаленная работа потребует дорогих ресурсов – высокого уровня интернет связи, защищенности данных, а также соответствующей подготовки. Кто не на «ты» с искусственным интеллектом,будет отставать. Но этот новый способ работы содержит и новую потенциальную угрозу – выход из строя спутников связи, обрушение серверов, утечка данных могут привести к новому мировому кризису.

А еще опыт самоизоляции приведет к тому, что отношение к семье и браку станет честней и ответственней. И теперь перед заключением брака, прежде чем соглашаться на «пока смерть не разлучит вас», придется визуализировать в воображении готовность к длительному круглосуточному пребыванию вместе в замкнутом пространстве. Ведь, похоже, уединение становится новой социальной нормой в мире.

Стало меняться отношение к потреблению. Резкое сокращение шопинга не привело самоизолировавшихся к катастрофе. Люди приучаются довольствоваться тем, что им действительно необходимо. Постепенно может даже пройти болезненная зависимость многих от путешествий и поездок за рубеж на отдых, ставших нормой жизни. Высказывание официального представителя МИД России Марии Захаровой о том, что перелеты и поездки между странами стали слишком доступны для всех, и это не может продолжаться в прежнем объеме, вызвало негодование у российских граждан, для которых требование «сиди дома» стало жестоким наказанием. Хотя понятно, что государству пришлось вывозить российских туристов, не только оказавшихся за закрытыми границами, но и оставшихся без средств в чужих странах. По прогнозам Захаровой, изменения коснутся всей системы поездок и пребывания на территории зарубежных стран: визовых вопросов, регулирования границ, транспорта, личных данных (анализ крови и т.д.), которые ранее не требовались.

Мир постепенно привыкает к тому, что во имя безопасности можно и нужно поступаться какими-то своими привычками, потребностями и даже свободами. Вообще, пандемия должна была стать объединяющей силой: мы все пережили вместе трудные времена, это сплачивает и обязывает больше прощать друг другу, быть более толерантными к различиям. Страны помогают друг другу медицинским оборудованием, врачами, средствами защиты, но многие видят в этом лишь популизм и политические маневры. Правда, в случае с антирасистскими выступлениями в США сплачивание перед лицом опасности вовсе не сработало. Может быть, потому что официально признан более высокий процент заболеваемости среди чернокожего населения и степень накопившегося раздражения в этих слоях был на порядок выше? Но когда антирасистские протесты организованы в штатах, где губернаторы – демократы, а в погромах участвует больше белых, чем черных, на ум приходят только приближающиеся выборы.

Между тем, у населения во всем мире вырабатывается подсознательная готовность к абстрактной следующей катастрофе. Люди поняли за время пандемии, что настали плохие времена, кризис обнажил все страхи в одной связке – ресурсы, экология, здравоохранение, войны. Это пессимистический сценарий, но оптимистические тоже есть. Вероятно, они заключаются в том, что всегда после кризиса наступают обновление и прорыв, которые в этот раз неизбежно будут связаны с дисциплиной и почти военным порядком в новой дивной посткоронавирусной жизни.

Скорее всего, мир будет уже больше готов захлопнуться на еще один карантин. Это сейчас мы оказались в условиях чрезвычайной ситуации, не готовые к ограничениям и уединению. Следующую пандемию мир, возможно, и не заметит или же спокойно отправится на карантин. Потому что к следующему разу государства уже будут иметь четко проработанные планы действий на такие случаи, готовые рабочие схемы с учетом всех ошибок предыдущей катастрофы.

Будут усиливаться роль и вес национального государства, его успешность. В Евросоюзе, декларирующем свое единство, стали закрываться не по административным центрам, районам и городам, а по государственным границам, которые, оказывается, никуда не делись. Страны ЕС фактически остались один на один с пандемией, сами за себя. Возникла угроза основополагающему принципу Шенгенского соглашения – отсутствию границ. И даже, если проект «единой Европы» состоится, никуда не исчезнет стремление к национальной обособленности, исконно человеческое стремление, основанное на историческом опыте.

Китай, закрывший на данном этапе вопрос вируса, приводит в порядок свою страну, устраняя последствия эпидемии, и начинает выходить на лидирующие позиции в мире. Для ответа на вопрос, какая политическая система эффективней в защите населения в чрезвычайной ситуации, теперь принято сравнивать о-лот демократии – США и авторитарный Китай. При этом лидерство Китая в новом мире после вируса станет особенно заметно на фоне ослабления США. Недопустимо высокие потери в борьбе с CO-VID-19 в Америке нанесли сильнейший удар по репутации страны. Здесь сыграли роль увлеченность предстоящими выборами, разрозненность принимаемых мер по штатам, а также преобладание частной медицины, не приспособленной решать задачи в масштабах страны. Экономика США еще долгие годы будет находиться в состоянии депрессии, а знаменитое американское расточительство и привычки потребителей будут уже заметно скромней, потому что люди в основной массе станут беднее.

А бедность в промышленно развитой стране, помнится, приводит к марксизму, особенно, если бедность сопровождается политическим кризисом. Классика.

Южная Осетия в эту пандемийную эпоху долго занимала свободную строчку в списке стран, куда коронавирус не смог проникнуть. Нельзя сказать, что наша Республика поначалу пошла по шведской схеме и выбрала отказ от полной изоляции. Скорее, это была вынужденная мера и, в то же время, разумная – малый бизнес продолжал функционировать, поскольку в стране не было зараженных. При этом юго-осетинский потребитель и без того дисциплинирован обстоятельствами – всетовары в подавляющем большинстве завозятся из России. Жители нашего «острова», на который грузовой транспорт с товаром прибывает по определенному распорядку, как раз-таки умеют отличать необходимое от роскоши, планируют свои покупки и, кроме того, делают запасы. Зимние лавины и летние оползни помогают выработать определенный рационализм в поведении и постоянную готовность к длительной осаде. Поэтому Южная Осетия аж до 6-го мая держала оборону, благодаря контролю над границами. Однако даже за последний месяц уже с болезнью, хоть и локализованной, были обнажены проблемы, которые следует решать сегодня и готовиться к тому, что, когда начнется вторая волна пандемии, наш остров должен быть надежно защищен. Особенно в эпоху ускоренного развития биологического оружия в мире.

Инга Кочиева

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июль 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Популярно