Лесные запасы Республики. Статья экспорта. Польза и опасения

16-09-2019, 11:37, Аналитика [просмотров 447] [версия для печати]
  • Нравится
  • 3

Лесные запасы Республики. Статья экспорта. Польза и опасенияВ начале сентября в СМИ была распространена информация, что Правительство сняло запрет на вывоз древесины бука. Соответствующие изменения были внесены в Постановление Правительства от декабря 2010 года № 144 «О запрете вырубки хвойных пород древесины и вывоза круглого леса и пиломатериалов за пределы Республики Южная Осетия». Это сообщение вызвало противоречивые мнения в нашем обществе. С одной стороны, у Республики немалые запасы ценной древесины, которые не используются в полной мере, с другой – высказывалось опасение, что теперь начнется массовая вырубка лесных площадей. А Южная Осетия подобную реальность в начале и конце прошлого века уже проходила и потом судорожно пыталась исправить ситуацию.

Лес рубят, щепки летят

Площадь лесов Южной Осетии составляет 161 тыс. гектаров. Лесной покров характерен преимущественно средней и частично предгорной полосе. Леса Южной Осетии относятся к типу смешанных. При этом более трех четвертей лесных запасов составляет бук. Большие площади занимают дубовые и пихтовые леса, кроме того, в лесных массивах есть островки ели, клена, ясеня, каштана, березы, ольхи, осины... Запасы древесины составляют 18 млн. кубометров, из них 2 млн. кубометров – это перестой. То есть, древесина, которую необходимо заготовить в ближайшее время, так как деревья достигли определенного срока. Например, для бука это 120 лет, для сосны – 80 лет. После этого срока древесина постепенно начинает превращаться в труху.

В свое время (годы царизма) леса в Южной Осетии было настолько много, что его в значительном количестве поставляли и в соседнюю Грузию. Каждую весну с началом разлива по реке Лиахве спускали бревна, составленные в плоты. И так эти импровизированные плоты по водной глади перегоняли до самого Тифлиса. Основные лесозаготовки были в Дзауском и Кударском ущельях. А также в Шихантурской зоне, здесь впервые лес в промышленных масштабах начали заготавливать в XVIII веке.

В те времена, среди населения широко было распространено изготовление деревянной посуды. Деревянные чаши, подносы, кадушки и ведра продавались на рынках Цхинвала. Были они и частью меновой торговли. Например, горцы привозили деревянную посуду в равнинные села, где обменивали на зерно. При этом «стоимость» предмета равнялась вмещающемуся в нем количеству зерна.

Лес обрабатывали, конечно же, и на месте. Для этого были специальные рабочие, которые на стояках распиливали двуручными пилами бревна на доски. Таких работников называли «хуротæ». Одна из первых площадок по распилу бревен на доски в Цхинвале находилась на левом берегу р. Лиахва на месте старой инфекционной больницы. Позже здесь установили водяное колесо, и рабочих заменила пилорама с ременной передачей.

Большинство лесных дач (участки леса под вырубку – прим.ред.) принадлежало заезжим лесопромышленникам. Но со временем в списках лесозаготовителей появились и осетинские фамилии. В Южной Осетии наибольшей известностью пользовался Сави Парастаев, имевший доходные дома и лесопильный завод в Тифлисе. Но были и другие осетины-лесопромышленники. Вот что говорится о М.Хетагурове и Н.Джиоеве в издании «Россия в ее прошлом и настоящем»: «Михаил Антонович Хетагуров, владелец лесопильного завода в г.Тифлисе. Родился в 1887 году в Горийском уезде в селении Цунар (с.Хетагурово, РЮО), образование получил в духовной семинарии, позже окончил бухгалтерские курсы. По окончании их служил некоторое время учителем, потом бухгалтером вторговой фирме в Тифлисе. Изучил практически и теоретически лесное дело. Открыл в 1910 году свою фирму и пригласил компаньоном Н.Джиоева. Николай Зурабович Джиоев родился в 1878 году в Горийском уезде в селении Морго (Дзауский район, РЮО), образование получил в Казанской духовной Академии, работал преподавателем в гимназии г.Тифлиса. Предприниматели доставляют лес с казенных и частных участков Кавказа. Райондеятельности фирмы распространяется на Тифлис и его окрестности». Все трое предпринимателей С. Парастаев, Н. Джиоев и М. Хетагуров были в числе элиты купеческого сословия, признанного на общероссийском уровне.

Что касается советского периода, то в нашей истории были моменты, когда над нашими лесами нависла серьезная опасность. Так, в 20-30-х годах некоторые нерадивые руководители, с одобрения центра, стали вывозить ценнейшие реликтовые леса Южной Осетии. Оправдывалось это тем, что лес приносил валютные поступления. В итоге валюта оседала далеко за пределами области, а лес уничтожался. Так, практически целиком были вырублены уникальнейшие Джалабетская, Корнисская и ряд других каштановых и буковых рощ. Спасло ситуацию вмешательство ученых (в первую очередь супругов Буш), и приход в руководство новых людей. Рубка леса перешла под строгий контроль. Стали закладываться новые лесные массивы. А большая часть Южной Осетии практически стала заповедной зоной. После этого вырубка леса стала проводиться уже планово, а каждый желающий получал билет и вывозил строго определенное количество дров со строго определенного участка леса, ведь в догазовые времена вместе с углем население также активно использовало дрова. За всем этим в те годы бдительно следили лесничие и посты лесничеств на дорогах. Многие, наверняка, помнят и знаменитый Гуфтинский пост со шлагбаумом (по сути, именно это и явилось причиной его появления). В то же время параллельно с вырубкой проводилась и посадка, чему свидетельство уже поредевшая Дубовая роща, елово-сосновые посадки вдоль дороги Цхинвал-Дзау и т.д. Поэтому в этих условиях рубка леса практически никак не отражалась на самих лесных ресурсах.

Однако в тяжелые 90-е над лесами вновь нависла серьезная угроза. В этот период безвременья, когда Южная Осетия, находясь в жестких тисках всесторонней блокады, боролась за выживание, бесконтрольная рубка леса объяснялась реалиями того времени. Но подобное положение дел продолжилось и после прекращения боевых действий, в том числе и в нулевых годах. Лес вырубался варварски, не сообразуясь с обстоятельствами. Валили все подряд, все породы, от молодняка до лесных великанов, строевой и браковочный лес. Принцип при этом был один: создать себе как можно меньше хлопот. Вот почему стали исчезать деревья и вокруг города. При этом восстановительной посадкой уже никто не озаботился…

Использовать открывающиеся возможности

Появившаяся вдруг отмена Правительством запрета на вывоз древесины бука связана с инвестиционным проектом по строительству лесоперерабатывающего завода ООО «Модульные Технологии Осетии», который в будущем намерен не только заниматься производством пиломатериалов, но и экспортировать древесину бука. На заседании Правительства в этой связи отметили, что лесоперерабатывающий завод будет заниматься и восстановлением лесного фонда Республики. При этом речь идет о строительстве нового завода, а не о реанимировании площадей старого.

В 2010 году Правительство РЮО приняло постановление, запрещающее вывоз леса за пределы страны. Оно гласило, что в связи с незаконными вырубками особо ценных и редких древесных пород, находящихся под угрозой исчезновения в связи с их вывозом за пределы Республики, Правительство РЮО постановляет запретить до издания особого распоряжения «вырубку хвойных (ель, сосна и др.) и особо ценных и редких (орех, каштан и др.) пород древесины, а также вывоз круглого леса и пиломатериалов за пределы РЮО».

Таким образом, даже вырубка леса ограничивалась, не то что экспортировать. Вместе с тем было понятно, что запрет на вывоз лесоматериала, как экспортного товара, не мог длиться вечно. С расширением газификации региона потребность в дровах будет неуклонно снижаться, а объемлесных запасов увеличиваться. При этом лес остается недостаточно востребованным и на внутреннем рынке. Еще недавно только в Дзауском районе было 23 частных лесопилок, однако большинство из них простаивало именно из-за неимения заказов. Древесина уже выходит из широкого потребления, деревянные окна стали повсеместно заменять на пластик,двери и мебель перестали изготавливатьна месте, заменив их на привозные. В Республике даже перестали делать гробы (!), используя для похоронного ритуала продукцию, завозимую извне.

Одно время была сделана попытка развить сферу потенциального экспорта – имелась договоренность о поставках деловой древесины в Турцию, через территорию Грузии. Но не сложилось. В итоге бревна, заготовленныепод этот проект, распределили среди организаций. Тогда можно было видеть, как ценные породы хвойной древесины завхозы организаций распиливали на чурбаки для розжига печей зимой. После были планы и о поставках древесины в Иран…

Теперь «особое распоряжение» издано и лес официально вновь становится экспортным товаром. Разрешенный ежегодный объем промышленной заготовки древесины бука составляет не более 32 000 куб. м. в год. При этом наличие качественного сырья (бук, каштан, дуб) дает возможность организации серьезного производства. И это важно. Ведь мы могли бы экспортировать не только качественную деловую древесину, но и современную мебель. Но последний вариант пока почему-то активно не рассматривается. А ведь это, помимо имиджевых моментов, еще и реальные рабочие места. Наличие доступного сырья, дешевая рабочая сила, умелые маркетологи и дизайнеры – все это позволило бы сделать Республику одним из центров производства мебели в регионе. И это не фантастика, а вполне реальная перспектива. Почему на постсоветском пространстве славится, скажем, белорусская или краснодарская мебель, а не должна быть в приоритете юго-осетинская? Тем более, что своим качеством и, как бы сейчас сказали, «экологичностью» в советский период она как раз-таки и отличалась, а потому поставлялась и за рубеж, в страны бывшего соцлагеря. В эпоху СССР здесь производили различный ассортимент продукции: от столов и платяных шкафов до паркета и оружейных прикладов.Существовал даже полу-анекдот полу-быль о том, что однажды цхинвалец приобрел мебель в Москве, а когда привез ее в Цхинвал, то обнаружил на ней бирку «Производство Цхинвальского лесокомбината».

Зеленые легкие Республики, безусловно, надо беречь, но при этом, при правильном «профилактическом лечении», страна (ее экономика) может и должна задышать еще больше полной грудью. Опасения рубить сук, на котором сидим, конечно, присутствуют. Тем более, если оглядываться на приведенные выше исторические факты по добыче древесины у нас. Да и в день сегодняшний использование природных ресурсов на примере многочисленных дробилок показывает наше бездумное, по сути, отношение к природным богатствам на протяжении последних десятилетий.

Конечно, только время покажет, насколько оправдает себя отмена запрета на вывоз леса. Сможем ли мы эффективно воспользоваться лесными ресурсами, которые можно сравнить с золотовалютным запасом страны или все закончится банальным вывозом только сырья. И тут главное понимать, что уникальные природные и климатические данные, обилие лесов и горно-долинная циркуляция воздуха создают в Южной Осетии все условия для долгой и здоровой жизни. Для будущих поколений. Мы должны воспитать в себе новое отношение к живой природе, где не было бы места нигилизму. И до открытия завода и начала экспорта было бы логичнее и целесообразнее, на наш взгляд, заняться пока посадкой. В первую очередь. Предвосхищая события. Ведь деревья вырастают не за десять и не за двадцать лет. Тогда и вопросов к Правительству у населения было бы меньше…

Лесные запасы Республики. Статья экспорта. Польза и опасения

С.Остаев

На фото: Цхинвальский лесоперерабатывающий комбинат начала прошлого века. Фото из архива А.Кочиева

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Октябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 

Популярно