Средства массовой информации и выборы в Южной Осетии

4-03-2019, 10:09, Аналитика [просмотров 249] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Средства массовой информации и выборы в Южной ОсетииСредства массовой информации порой бывают решающим фактором в определении приоритетов избирателями во время выборной кампании. Впрочем, СМИ, в самых разных своих формах, всегда были частью политической жизниобщества и межвыборных кампаний. В Южной Осетии печатные издания, издававшиеся на ее территории, также всегда были в гуще политической жизни.

Первой ласточкой печатной политической агитации стали прокламации, которые выпускались в далеком 1905 году группой местной молодежи на чердаке дома купца второй гильдии Тикуна Карсанова. Сегодня это здание МВД РЮО по ул. Хетагурова. Самое интересное то, что листовки печатал его сын Васил, впоследствии известный осетинский врач. Содержание политических прокламаций объединяло одно – «Долой самодержавие!». На улице бушевала революция 1905 года, в пригородах Цхинвала звучала спорадическая перестрелка полиции с революционными группами, в крепости селения Чех засели осетинские революционеры с берданками, отстреливаясь от регулярных войск.

Следующий опыт политической прессы был в 1919 году, когда в Цхинвальской гимназии стали выпускать газету «Фæдисон». Здесь ухитрялись, с определенной заранее очередностью, печатать статьи в поддержку и меньшевиков, и большевиков. Но уже к концу года начальство из Тифлиса запретило издавать политический листок. Не спасло газету даже то, что в составе редколлегии были осетины-меньшевики – в Тифлисе понимали, что в вопросе национального самоопределения осетины идут вразрез с мнением своих грузинских однопартийцев.

С победой советской власти в Южной Осетии появилось множество печатных изданий, от партийной газеты «Хурзæрин» до профильных «Пионеры хъæлæс» (Голос пионера) и «Большевикон аивад» (Большевистское искусство). Все редакции находились в доме по ул.13 Коммунаров, №13. Не так давно хозяева дома, убирая чердак, обнаружили там письма, присланные читателями в редакцию в 30-ые годы.

Понятно, что при абсолютной гегемонии большевистской идеологии, о плюрализме мнений во время выборов в Совет народных депутатов (Парламент) говорить не приходится. Из политики разрешалось только осуждение загнивающего капитализма в странах Запада и призыв разобраться с врагами народа. Со временем в число последних нередко попадали как редактора самих газет, так и многие из журналистов.

На притяжении 70 лет в Стране Советов и на ее окраине – Южной Осетии воцарилось единомыслие и единословие. Лишь в конце 80-х годов с изменениями в общественно-политической жизни СССР, появилась возможность возрождения свободной прессы.

Первопроходцем в Южной Осетии стала газета «Адамон Ныхас», зарегистрированная 22 июня 1989 года. Уже в первом номере издания была заявлена жесткая позиция. «Десятилетия господства партийно-бюрократической номенклатуры, рабски зависимой от властей Грузии и пекущейся только о своих служебных креслах и связанных с ними материальными и социальными привилегиями, привели к расцвету коррупции и образованию группировки дельцов, делящих доходы с вышестоящими товарищами. Мы требуем: власть – народу и его выборным органам, закон – выше партийных постановлений и телефонного права, долой феодально-крепостническую номенклатуру», – таков был основной посыл издания, объединившего вокруг себя силы, победившие позже на первых свободных выборах декабря 1990 года.

В 1990 году в свет выходят два печатных издания «Ариаг мон» (Арийский дух) – март 1990 г. и «Ирон газет» (Осетинская газета) – ноябрь 1990 г. Первый печатный орган фактически стал продолжателем газеты «Адамон Ныхас», перейдя с печатной базы в Прибалтике в РЮО, вторая газета выходила на осетинском языке и придерживалась умеренной оппозиционности (редактор П.Хозиты).

Надо отметить, что в 1990 году партийная номенклатура де-факто уже не имела рычагов воздействия на юго-осетинское общество, поэтому в независимой прессе информационная борьба шла не с партократами, а исключительно с грузинским реваншизмом и национализмом.

В 1991 году начинает издаваться газета «Вестник Южной Осетии», учрежденная «Фондом возрождения РЮО», который возглавлял талантливый художник, патриот своей Родины Григорий Котаев. Печатным изданием руководил В.Алборов. Газета не стала придерживаться абсолютной политизированности, став со временем интересным и нейтральным изданием.

А что же государственная газета «Советон Ирыстон»? По своей сущности государственные СМИ на тот момент становятся жертвой своей сдержанности и не могут составлять серьезную конкуренцию в свободе изложения взглядов и наступательности с независимыми СМИ. А в 90-ые годы коллектив газеты вообще находился под постоянным прессом с одной стороны государственного аппарата, с другой – представителей общественных движений. Что никак не способствовало рабочей атмосфере.

Вновь средством внутриполитической борьбы СМИ стали в 1992 году, когда возвращается из грузинского плена Т.Кулумбегов. За год нахождения первого руководителя РЮО в грузинских застенках в структурах власти утвердились другие люди, с которыми у Т. Кулумбегова не сложились отношения. Особой остроты разногласия формировались с премьер-министром О.Тезиевым. Не было ни одной сессии, где бы эти противоречия не выплескивались наружу. Складывалось такое ощущение, что сформировавшаяся за время заточения Т.Кулумбегова группа политиков, прочно утвердившаяся во власти, желала, чтобы тот царствовал, но не правил. Сам же Торез с этим мириться не собирался. Однако в течение короткого времени его противникам удалось существенно ослабить его влияние в народных массах. Стали распространяться слухи о его сотрудничестве с грузинскими спецслужбами, подрыве здоровья – одним словом набор измышлений, которые еще не раз будут использованы против других югоосетинских политиков.

Немалую роль в борьбе против Т.Кулумбегова сыграло и созданное в декабре 1992 года независимое телевидение. Здесь шла целенаправленная работа на подрыв авторитета Т. Кулумбегова. В конце-концов сложилось так, что единственной силой, которая на текущий момент времени поддерживала в обществе Т.Кулумбегова стали… пенсионеры и ветераны войны и труда. Поэтому вынужденная отставка главы Республики в сентябре 1993 года была воспринята юго-осетинским обществом спокойно.

В феврале 1993 года в свет выходит новое издание «Ард», учредителем которого стал известный политический деятель того периода и талантливый музыкант Ахсар Джиккаев. Редактором газеты стал молодой журналист, выпускник ЮОГПИ Алан Качмазов.

К этому времени в Парламенте сложились два центра силы. Один из них представлял председатель Верховного Совета Л.Чибиров, второй – представители «Адамон Ныхас». Последние имели в своем распоряжении информационные ресурсы независимой телекомпании. Вскоре к критике парламентского руководства и аффилированных с ним депутатов присоединилась и газета «Ард». При этом эта критика была столь жесткой, что учредитель газеты А.Джиккаев, сам депутата Парламента, был вынужден обращать на это внимание редколлегии. В ответ ему предлагали либо отнестись к этому с пониманием, либо… закрыть издание. Впрочем, подобная вольница продолжалась недолго и причиной этому было отнюдь не решение властей, крайне недовольных политикой редколлегии газеты «Ард». К осени 1994 года средств на издание оппозиционной газеты не стало, и она прекратила свое существование.

Однако у оппозиционного лагеря по-прежнему оставался в руках ресурс независимой телекомпании. Но теперь у него появился и конкурент на информационном поле – Государственное телевидение, начавшее вещание в марте 1994 года.

По стечению обстоятельств причиной создания государственного телевидения стали общественно-политические противоречия, возникшие в обществе к началу 1994 года. В этот период сформировалось два политических лагеря, каждый из которых имел свое представительство в руководстве властными структурами Южной Осетии. С одной стороны политическая группа во главе с Председателем Парламента Людвигом Чибировым, с другой – глава Правительства Герасим (Резо) Хугаев и его сторонники из числа министров и представителей неформальных движений. Противоречия усиливались с каждым днем и в борьбе за депутатские мандаты на предстоящих парламентских выборах предстояла нешуточная. От того, кто получит большинство депутатских мест зависело и то, кто займет высший пост в стране – должность председателя Государственного Ныхаса (Парламента) РЮО.

Впрочем, предпринимались и попытки поиска компромиссов. Необычной формой этих усилий стало застолье в Чесельтском ущелье Дзауского района. В тот день на фоне живописных гор и изобильного стола одна из экзальтированных представительниц юго-осетинского истеблишмента тех лет с пафосом охарактеризовала эту встречу: «Сегодня здесь встретились две ветви власти страны для исторического примирения!». Впрочем, частью участников этого политико-гастрономического мероприятия примирение понималось исключительно в виде уступок со стороны Председателя Парламента Л.Чибирова.

В тот день разговор зашел и о паритетном вещании на независимом телевидении. Л.Чибиров предлагал, чтобы государственным органам была предоставлена возможность организовать информационное вещание с использованием технических возможностей независимого телевидения. В течение нескольких часов Л.Чибиров прохаживался вдоль горной речки с директором телевидения Т.Цховребовым, тщетно пытаясь склонить его к сотрудничеству. Однако условия, которые выдвигал Т. Цховребов, оказались для главы государства неприемлемы. Стало ясно – государство должно организовать свой телевизионный информационный ресурс. Впереди были очередные выборы в Парламент.

Первый законодательный орган Республики Южная Осетия – Верховный Совет был избран в декабре 1990 года. Его состав был сформирован на основе временного положения о выборах и срок полномочий депутатов истекал 9 декабря 1993 года. И хотя депутаты планировали их продлить еще на два года, все же было принято решение провести выборы в соответствии с существующим законодательством в 1994 году.

Во время выборов важное значение имело информационно-агитационное сопровождение избирательной кампании. Одна часть политического бомонда имела в своем распоряжении как газеты, так и независимое телевидение. Свой телевизионный ресурс перед выборами получила и другая часть политического лагеря, возглавляемая председателем ВС Л.Чибировым.

Государственное телевидение начало вещать с 16 марта 1994 года, и с первых же дней стало действенным инструментом пропаганды в руках руководства РЮО. Теперь свободный доступ к телеэфиру получили люди, которые были вне оппозиционного поля страны. Надо пояснить, что оппозиция тогда была представлена и в Парламенте, и в Правительстве и ее оппозиционность была связана с противостоянием с Л. Чибировым. Напомним, что Парламент 1990-1994 гг. был сформирован в основном из числа членов «Адæмон Ныхас» или людей поддерживающих эту организацию.

В эфире независимой телекомпании выступали преимущественно представители оппозиции. Если же в студию и приглашались представители другого лагеря, то только для того, чтобы поставить их в ущемленное положение в глазах телезрителей. Поэтому и сами провластные политики не стремились попасть в студию независимой телекомпании. Зато свободно себя чувствовали в беседе с корреспондентами ГосТВ.

В первое время Государственное телевидение и независимая телекомпания работали на паритетных началах, разделив эфирное время поровну. Дело в том, что телепередатчик, посредством которого телевизионные программы выходили в телеэфир, принадлежал независимой телекомпании. Поэтому разграничения касались и наполняемости эфиров. Так, ГосТВ ограничивалось только информационными выпусками, за независимым ТВ же был закреплен еще и коммерческий блок. Обе организации работали в одном здании, на одном этаже в Доме радио по ул.Героев,37. При этом надо сказать, что первый состав ГосТВ вышел из недр коллектива независимой телекомпании.

Особенностью парламентских выборов 1994 года было то, что помимо мажоритариев, на выборы впервые шли выдвиженцы политических партий и общественных организаций. Кандидатов на депутатские кресла выдвигали «Стыр Ныхас», Союзы ветеранов и художников, Республиканская партия народного единства Осетии (РПНЕО) и коммунисты. Последние к выборам стали выпускать газету «Красное знамя». Больше всего уверенности в победе было у представителей РПНЕО. Политическое объединение возглавлял министр национальной безопасности В.Багаев (это министерство тогда объединяло МВД и КГБ), в политсовет партии входили министр здравоохранения Николай Дзагоев, депутат Парламента Ахсар Джиккаев и др.

27 марта 1994 года состоялись выборы в Государственный Ныхас (к этому времени так стал называться Парламент). Новый состав законодателей в корне отличался от прежнего, и, прежде всего, тем, что в числе депутатов не оказалось активистов «Адæмон Ныхас». Депутатский корпус обновился на две трети. В глазах избирателей представители радикально-демократического крыла исчерпали кредит доверия и больше не получили прежней поддержки. Ностальгирующий по ушедшему в небытие СССР электорат создал в Парламенте прочное коммунистическое ядро, к которому примкнули независимые депутаты, ориентированные на Л.Чибирова.

В передовице газеты «Вестник Южной Осетии» была дана оценка итогов голосования. «Результаты выборов в Парламент порой оценивают как несправедливое, досадное поражение демократических сил. Однако сегодня демократию дискредитируют те, кто относит себя к демократам. И, наверное, поэтому верно изречение: «Коммунизм победит не потому, что он прав, а потому, что не правы его противники», – резюмировалось в колонке редактора.

Впрочем, победа на парламентских выборах еще не была абсолютной гарантией власти. Военизированные группировки, радикализм, выведенный из состава законодательного органа и оппозиция, не испарились после объявления результатов парламентских выборов. Очередной этап напряженности возник при формировании нового состава Правительства. В преддверии дня проведения сессии, на которой должен был быть утвержден состав кабинета министров, были совершены несколько актов устрашения. В ночь с 23 на 24 апреля из автоматического оружия обстреляли дома ряда депутатов и руководителей исполнительной власти. Это давление не прошло бесследно – на сессии было сформировано Правительство, в которое были инкорпорированы представители оппозиционного Л.Чибирову политического лагеря. В результате кабинет министров, возглавляемый Ф.Засеевым, так и не смог плодотворно работать, и был распущен через три месяца. Новым главой Правительства стал В. Габараев.

В период между выборами работа СМИ шла в щадящем режиме. Независимое телевидение критиковало деятельность Правительства, государственное – отбивалось вторичной реакцией. Несмотря нанапряженность, которая создавалась телевизионными сюжетами, между коллективами двух телекомпаний царило полное взаимопонимание. Сотрудники пересекались в течение всего дня, общими были чаепития и совместные посиделки.

В истории независимого телевидения был интересный эпизод, когда его формальным руководителем стал… гражданин Афганистана Ибрагим Арефи. Он являлся супругом дальней родственницы владельца телекомпании и был им назначен на эту должность, так как имел опыт работы на Кабульском телевидении. Его участие в работе ТВ придавало определенный колорит. Так, в ночь на 1 января 1995 года на экранах телевизоров с новогодним обращением появился И.Арефи в пуштунском головном уборе. Свое выступление он предварил сурой из Корана. Сказать, что телезрители были в шоке, значит ничего не сказать.

В 1995 году независимое телевидение как информационный ресурс прекращает свою деятельность. Произошло это при загадочных обстоятельствах. Придя утром на работу, сотрудники телекомпании не обнаружили в студиях телекамеры. Ни одной! При этом двери не были взломаны. Следствие не смогло обнаружить злоумышленников. Тогда выдвигалось две версии. Первая – это дело рук провластных структур, которые, таким образом, хотели дезорганизовать работу оппозиционного ресурса. Вторая – исчезновение видеокамер произошло по инициативе самого руководства телекомпании, которое уже не могло изыскивать средства на оплату сотрудникам и, таким образом, поставило их перед фактом «вынужденного» прекращения работы. Действительно, финансовые сложности у телекомпании были, работники месяцами не получали зарплату.

В этот же период государство смогло приобрести для ГосТВ новый передатчик. Интересным моментом было то, что вещал он на той же частоте, что и передатчик независимого телевидения, но передающее устройство госканала в десятки раз превышало мощность конкурента и, таким образом, перекрывало его вещание. В итоге, эфир независимого телевидения был перекрыт. Однако, с сюжетом, в котором был выражен протест по данному поводу независимая телекомпания в эфир все же вышла. Для этого пришлось идти на противоправные действия. Неизвестные лица перерезали соединительный кабель, ведущий от передатчика к антенне, и оборвали вещание государственного канала. В это же время в освободившийся эфир подключилось независимое ТВ, запустив сюжет с протестом. Так как это было сделано в прайм-тайм, информация получила широкую огласку. Впоследствии конкуренты ГосТВ приобрели передатчик с другой частотой и конкурентное вещание продолжилось.

Но вернемся к инциденту с видеокамерами. Их так и не нашли и владелец независимой телекомпании Т.Цховребов объявил своим сотрудникам, что дальнейшая работа по техническим причинам невозможна. Правда вещание телевидения не прекратилось, просто вместо выпусков новостей, развлекательных и аналитических программ в эфире транслировались концерты, фильмы и коммерческие объявления. При этом для записи диктора рекламного блока как ни странно видеокамера нашлась.

Развлекательный характер переформатированной телекомпании имел свой сегмент телезрителей. Хотя и здесь иногда происходили казусы. Так, однажды выпускающий эфир, спеша на праздничное предновогоднее застолье к своим коллегам из ГосТВ, не просмотрел предварительно кинофильм, который был им запущен в эфир. Через полчаса на телевидение позвонила сотрудник государственной телекомпании Донара Кумаритова, которая была в ужасе от трансляции порнофильма в своем телевизоре.

Как бы то ни было, уже в 1995 году в стране практически не осталось независимых СМИ, вся монополия перешла к государственным средствам массовой информации. Интернет тогда в Южной Осетии был еще сюжетом для фантастических рассказов. Закрылась оппозиционная газета «Ард», в сентябре 1995 года выходит последний номер газеты «Вестник Южной Осетии». Однако в этом же году стала выходить новая газета «Молодежь Осетии» (ныне «Республика»), которой предстояло стать печатным, пусть и государственным, изданием, но со своей позицией. Газета не являлась какой-либо заменой или альтернативой независимым печатным СМИ по примеру появления ГосТВ, поскольку изначально значилась как молодежно-спортивным изданием. Но материалы на злободневные темы и свой непохожий «почерк» сказались на привлекательности нового издания, которое быстро стало набирать популярность.

Роберт Кулумбегов

(продолжение следует)

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Ноябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Популярно