Культурное наследие Алании, которое необходимо защитить

5-02-2019, 10:09, Аналитика [просмотров 114] [версия для печати]
  • Нравится
  • 1

Культурное наследие Алании, которое необходимо защититьКомитетом Парламента РЮО по национальной политике, науке, образованию, культуре, религии и СМИ (председатель Юрий Габараев) разработаны проекты законов «Об объектах национального культурного достояния Республики Южная Осетия» и «Об охране нематериального культурного наследия в Республике Южная Осетия». Обычно, законодательные акты, рассматриваемые и принимаемые в Парламенте, редко вызывают повышенный интерес широкой общественности. Разве что перемены в выборном законодательстве. Но на эти законопроекты хотелось бы обратить особое внимание.

Бойтесь реставраторов-любителей!

Особенностью советского периода было нивелирование всего национального. И этот подход оправдывался идеологией строительства коммунистического государства, где должна была бы существовать одна монолитная общность – советский человек. В новое время изменился общественно-политический дискурс – теперь в противовес унификации сферы культуры и традиций начались поиски и сохранение национальной идентичности.

В обретение этого немалое значение имеют объекты национального культурного достояния: уникальные природно-ландшафтные комплексы, исторические памятники, культурные сооружения, памятники архитектуры и зодчества. Таковых на территории Республики более полутора тысяч. Но официального реестра объектов культурного достояния, помимо архитектурных памятников, не существует. В 2013 году редакция газеты «Республика» провела конкурс под названием «Семь чудес Южной Осетии». В рамках конкурса было представлено много претендентов, из которых чаще всего назывались следующие: «Бурсамдзел» (Бурхох) – вершина Главного Кавказского хребта, имеющая для осетин сакральный характер; «Бубы лæгæт» – пещера, стоянка охотников каменного века; «Гуфтинский мост» – арочный мост через ре-ку Паца; «Джеры-дзуар» – главная святыня Южной Осетии; «Зылды мæсыг» – средневековое укрепление; «Кельское озеро» – озеро в кратере вулкана; «Край башен» – башенный комплекс в селении Ерман; «Морахский крест» – каменный крест в местности Морах; «Озеро Ерцо» – карстовое озеро; «Пещеры Кударо» – стоянки первобытного человека в Кударском ущелье; «Старый город» – историческая часть г.Цхинвал; «Тирский монастырь» – монастырский комплекс 11-12 вв.; «Тлийский могильник» – артефакты, найденные в захоронениях Кобанской культуры бронзового века у селения Тли; «Царциаты калак» – средневековое городище у селения Едыс.

Разработчики первого законопроекта указывают на необходимость сохранения объектов национального культурного достояния, как одной из приоритетных задач органов государственной власти Республики, так как именно государство обеспечивает правовые, финансовые и материальные условия, необходимые длясохранения и использования объектов национального культурного достояния.

Однако, порой именно предоставляемые государством возможности используются во вред. Как пример, работы на Тирском монастырском комплексе. В рамках государственного финансирования были выделены средства для проведения консервации этого исторического архитектурного памятника. Удивительно, но провести работы поручили обычной строительной фирме, ранее не занимавшейся ни консервацией памятников, ни их реставрацией. Результат не заставил себя ждать: рабочие стали сбивать росписи 12 века, и лишь вмешательство общественности позволило прекратить этот вандализм.

Строители зачастую злейшие враги памятников старины. По причине того, что после войны августа 2008 года проходило хаотичное восстановление Цхинвала, строители фактически снесли Старую часть столицы Республики и теперь по большей части «Старый Цхинвал» понятие виртуальное.

Другой пример – Морахский крест. Особенностью этого исторического артефакта являлась его наклонность. Так вот, некие товарищи решили исправить этот геометрический изъян. При этом они умудрились повредить основание. Теперь крест стоит вертикально, хоть по отвесу отмеряй. С таким же результатом эти подельники могли бы выровнять и Пизанскую башню.

Еще один псевдопроект связан с озером Ерцо. Оно в зимний период практически уходит в карстовый проход, находящийся в центре водоема. Очертания этого проема зимой можно бывает видеть даже невооруженным взглядом. Как-то в одном из центральных изданий РЮО было предложено решение этой проблемы – забетонировать карстовую расщелину.

Другой вольностью является восстановление святилищ силами местных умельцев. Необходимо понимать, что реставрация должна происходить аутентичными материалами, а там порой в одной кладке оказывается камень из средних веков и кирпич из Соликамска.

А теперь скажите, необходимо защитить памятники национального культурного достояния? Без сомнения!

«Симд» – вклад осетин в мировую культуру

Следующий закон предусматривает меры по охране нематериального культурного наследия в Республике Южная Осетия. Это достаточно большой пласт понятий: устные традиции и формы выражения, в том числе язык, как носитель нематериального культурного наследия; исполнительские искусства, в том числе актерская игра, музицирование, пение, танцы и прочее; обычаи, обряды, праздники; знания и навыки, связанные с традиционными ремеслами.

Необходимо отметить, что существует практика внесения таких понятий в реестр ЮНЕСКО. Наши соседи не упустили возможность «застолбить» то или иное нематериальное проявление культуры за собой. Официально признными грузинскими объектами нематериального культурного наследия являются: грузинское полифоническое пение: древний грузинский метод производства вина в кувшине-квеври;культура трех систем письменностигрузинского алфавита; традиционное грузинское застолье и вообще несуразное – технология изготовления абхазской аджики. Представляю, что об этом думают в Абхазии!

Работу по внесению абхазских памятников нематериального культурного наследия во всемирный список ЮНЕСКО проводит и Сухум. В этот список, помимо прочего, планируют внести и абхазские народные верования.

А что же в Осетии. Первый кандидат осетинский массовый танец «Симд» – жемчужина национальной хореографии. Но для того, чтобы этот объект нематериального культурного наследия мог быть представлен на утверждение в ЮНЕСКО, необходимо провести его кодификацию. Надо представить некий канон, вкотором четко прописано, что вэтом ритуале – танце местное, есть ли привнесенное, есть ли аналоги вмире, вкакой традиции это должно исполняться перед публикой и т.п. А то грузины давно уже «покушаются» на наш массовый танец…

Следующий кандидат – осетинские пироги. В 2016 году учащийся школы во Владикавказе Артем Бязровпобедил в региональном научном конкурсе «Ступень в науку», проходившем в Северной Осетии, с работой по включению традиции приготовления осетинских пирогов в список нематериального наследия ЮНЕСКО. Согласно его работе, рецепт осетинских пирогов не менялся несколько веков, а процесс их приготовления – особый ритуал. Кроме того, важно, что все ингредиенты должны быть местными, уверяет автор: «Не может пирог называться осетинским, если сыр в начинке является голландским, к примеру, а не осетинским. Это существенно влияет на вкус пирога». Осетинские пироги несут в себе сакральный смысл, именно ими возносятся молитвы Богу.

Кстати о сакральном. Еще одним пунктом в перечне ЮНЕСКО от Осетии, как и у абхазов, могут стать традиционные народные верования. В Южной Осетии у них уникальный, конституционный статус. На это указывает статья 33 Конституции РЮО, где указано, что они являются, наравне с православием, одной из основ национального самосознания осетинского народа.

Вклад осетин в мировую кулинарию не ограничивается только пирогами. Еще предки нашего народа аланы во время их проживания в Европе оставили свой след не только в топонимике и культуре европейских этносов, но и в их кухне. В районах компактного проживания аланского населения на территории современных Швейцарии, Франции и Италии широко распространено блюдо «фондю». Основа блюда «фондю» – это растопленный в металлической посуде сыр, который едят, макая в него кусочки хлеба. Такое блюдо издревле известно у осетин под именем «дзыкка». Куда большую схожесть в способе потребления «фондю» имеет с другим традиционным осетинским блюдом – «царвахсидан». Это растопленное в котле или кастрюле масло, к которому примешивается мука. И едят его соответственно – макая в него куски хлеба.

Аланское наследие в осетинской кухне связано не только с «дзыкка», которое является блюдом общества, где развито потребление продуктов животноводства. Если пиво не может быть эксклюзивно отнесено к такому наследию, то одно из разновидностей хмельного напитка – «алутон» – таковым является, несомненно. Это разновидность осетинского пива, в котором вываривались туши баранов или курдюк. Таким образом, напиток становился уже кушаньем, в котором, образно говоря, присутствует и выпивка, и закуска.

Как видим, Осетии есть, что внести в общемировую копилку нематериального культурного наследия. И оба готовящихся законопроекта сыграют добрую службу. Главное, чтобы после принятия закона, была прописана, возможно пошагово, его последующая реализация. Поскольку это наша ответственность перед величественными предками. Это моменты нашей идентификации.

С. Остаев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Апрель 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 

Популярно